Глава 2. Помощь адвоката на допросе как тенденция беспомощности

Глава 2. Помощь адвоката на допросе как тенденция беспомощности

Глава 2. Помощь адвоката на допросе как тенденция беспомощности

На допросах свидетелей по “делу Йукоса” адвокатура проявила пассивность и беспомощность как тенденцию профессионального поведения. По отдельным разрозненным судебным процессам трудно узнать, как вели себя на допросах со свидетелями адвокаты. Каждое отдельно взятое судебное дело – это случай, происшествие, казус. Но не пример.

Примером поясняют выявленную закономерность, выдвинутый тезис. Пример – отдельное в однородном, типичное.

Когда нет совокупности (достаточности) казусов, нет статистики, нельзя вывести закономерности, почувствовать направление движения, стиль поведения, те общие и единые черты, которые выражают характер деятельности адвокатов при допросах, что вдруг стало в их поведении общим, часто повторяющимся, присущим большинству.

“Дело Йукоса” позволило взглянуть на профессиональное поведение адвокатов со стороны как на массовое, находящееся в более или менее однородных процессуальных условиях, несмотря на множество сопряжённых дел.

Эта однородность определялась, прежде всего, компактностью обвинительного органа, его организационно-волевым единством, одним методологическим подходом ко всем делам, процессуальным действиям. Адвокаты на допросах свидетелей заняли позицию пассивную, позицию сторонних наблюдателей, сидельцев, фиксаторов происшедшего.

Активность адвокат должен был проявлять не против следователя, а за свидетеля, помогать которому он был призван. Беспомощность адвокатов во время допросов проявилась в отдельных строптивых заявлениях, записанных ими в конце протокола допроса. Адвокату позволительно помогать свидетелю по время допроса. Для каждого свидетеля быть на допросе – состояние чрезвычайно тяжелое.

Состояние крайнего психического напряжения часто не позволяет понять самые простые вопросы и сформулировать на них ясные ответы. Адвокат должен объяснить свидетелю суть происходящего, смысл того или иного слова, например. Следователь может считать, что если не позволять адвокату консультировать свидетеля, то тогда свидетель будет говорить чистую-пречистую правду.

Причём такую правду, которая только и нужна следователю. Также следователь может искренне считать, что адвокат только мешает проводить допрос. Такие чувства и мнения у следователей возникают в первую очередь тоже по простой причине. Следователь на допросе также нервничает. Мотив у следователя может быть любой. Дело опять не в нём, а в адвокате.

Задача у адвоката – оказывать свидетелю помощь, консультировать его. Что можно наблюдать на допросах свидетелей? Следователь разъяснил свидетелю его права. И тут же следователь начинает разъяснять адвокату – уже права и обязанности адвоката.

Причём следователь может подчеркнуть, что адвокат должен не мешать следователю вести допрос, не перебивать следователя, задавать вопросы и давать краткие консультации свидетелю только с разрешения следователя. Следователь может искренне верить в правильность его наставлений адвокату. Но если адвокат выслушивает такие наставления молча, то он еретик, отступник от адвокатского дела.

Прежде всего, адвокат обязан прекратить сразу же всякие правовые поучения себя со стороны следователя (а в будущем – и со стороны прокурора и судьи). Адвокат такой же профессиональный участник юридического процесса, как и следователь. Адвокат призван в судебный процесс именно по причине осведомлённости в правовых вопросах. Адвокат знает свои профессиональные права и обязанности. И основное профессиональное предназначение адвоката состоит как раз в том, чтобы следователя (прокурора, судью) предупреждать своим мнением от малейшего нарушения ими правовых предписаний. Адвокат не нуждается в чьих-либо правовых поучениях. А государственные служащие нуждаются в публичном ненасильственном контроле народа в лице адвокатов. Ибо только чиновники могут снимать, искажать волю Верховной власти. Всякое искажение такой воли чиновником, в частности нарушение им законов, есть бунт чиновника против Государя.

Примечание. В Уголовно-процессуальном кодексе можно найти место со словами, когда следователю вменяется в обязанность разъяснить адвокату его права. Но это место есть лишь пример примитивности самого закона и безалаберности его составителей. В частности, непонимания сущности адвокатуры.

В наставлении следователя о том, что адвокат может задавать вопросы и давать краткие консультации свидетелю только с разрешения следователя, кроется логическая ошибка, которую адвокаты весьма и весьма часто пропускают. Заметим, что всякая логическая ошибка есть нарушение юридических предписаний. Ибо закон сам по себе, в своём единстве, логичен.

В общей фразе “задавать вопросы” и “давать консультации” объединены два процессуальных действия, назначение которых различно. Оправданно, что задавать вопросы адвокат должен только с разрешения следователя. Ибо, прежде всего, следователь придерживается собственной тактики ведения допроса. У следователя есть цель, которую ему необходимо достичь.

И следователь сам решает, когда адвокат может задать вопросы свидетелю и на какие вопросы должен отвечать свидетель. Совершенно иное назначение имеет дача консультаций свидетелю. Консультация есть объяснение, разъяснение, пояснение, а не опрос.

Консультация (пусть краткая и в присутствии следователя – это сути не меняет) свидетеля входит в обязанность адвоката по оказанию юридической помощи доверителю. Эта помощь должна оказываться до допроса, после допроса и, главное, во время допроса. Когда эта помощь должна быть оказана, решают самостоятельно или сам доверитель (свидетель), или его адвокат.

Свидетель может обратиться в любой момент к адвокату за консультацией. Адвокат обязан разрешить сомнения доверителя. Объяснения самого следователя не имеют решающего значения ни для свидетеля, ни для адвоката. Адвокат должен сам давать пояснения свидетелю. Но адвокат и по собственной инициативе обязан консультировать свидетеля, если сам адвокат посчитает нужным это сделать.

Поскольку свидетель, находясь в непривычной для него ситуации, может стушеваться, впасть в забытьё, начать играть роль специалиста или знатока всех наук и искусств. Адвокат обязан дать свидетелю консультацию о его роли, месте, значении и смысле на допросе. Дать другие необходимые, по мнению адвоката, пояснения.

Следователь не вправе мешать адвокату в любое время консультировать свидетеля, хотя может и нередко так и делает, поскольку такое вмешательство не противоречит физическим законам. Если следователь не даёт проконсультировать адвокату свидетеля, то допрос не может продолжаться. Свидетель в таком случае не должен отвечать на вопросы.

Ибо такие ответы, по сути, будут даны под принуждением следователя, помимо воли свидетеля. Такие ответы будут с пороком, как данные при насилии со стороны следователя. Никаких так называемых заявлений со стороны адвоката в конце допроса в протоколе делаться не должно. Ибо самого допроса не было. Его фактически прервал сам следователь. Нет консультации – нет ответа, нет допроса.

Нет допроса – нет подписей под словами, которые не произносил свидетель. Ибо в противном случае такой протокол допроса будет то же самое, как если бы прибывшим на допрос свидетелю и адвокату следователь дал для подписи уже готовый, составленный им самим текст вопросов и ответов.

При этом следователь предложил бы свидетелю и адвокату в конце протокола написать свои замечания и пояснения, если они с чем-то не согласны. Мол, я всё уже написал, вы только подпишите, а если с чем не согласны, то допишите в конце сами.

Ущербность такого протокола заключается в том, что любой вменяемый человек, в том числе прокурор, судья или посторонний адвокат, обязательно поставит под сомнение искренность всяких дописок и пояснений свидетеля и его адвоката в протоколе.

Будут при этом руководствоваться обычной житейской логикой: вначале сказал правду, а потом поразмыслил, посоветовался с адвокатом и решил исправить сказанное своим пояснением. Получается, что в протоколе обнаруживаются два аргумента для одного суждения. Осталось только выбрать один из них для нужного вывода.

Выбор будет делать тот, кому дано право оценивать аргументы и делать выводы (оценивать доказательства). На предварительном следствии – следователь, а в судебном следствии – суд.

Конечно, нельзя адвокату заранее предугадать абсурдность поведения своего доверителя на допросе. Всё-таки тот находится в ситуации крайнего нервного напряжения.

Свидетель может полностью перестать обращать внимание на адвоката или начать спорить с адвокатом, например, о смысле и значении каких-то терминов, и обратить взор на следователя, как на своего спасителя и заступника. Фактически между адвокатом и доверителем возник конфликт. Свидетель перестал доверять адвокату. Пусть этому причиной будет психическое перенапряжение. Это не имеет значения для существа дела, а именно для содержания процессуального действия, для содержания протокола. Адвокат не должен превращаться в стороннего наблюдателя и молча созерцать происходящее. Нужно решительно вернуть своего доверителя в реальность. Поставить перед ним дилемму: или свидетель внимает адвокату, или свидетель тут же отказывается от его помощи. И допрос происходит без адвоката. Для адвоката допроса не было. С самого начала адвоката не было на допросе. Допрос проводился без него. Адвокат не должен ничего подписывать. Всё.

Примечание. В одном из эссе, посвящённых “делу Йукоса”, можно найти пересказ анекдота, как адвокат запоздал на допрос своего доверителя. А когда прибыл, то допрос был закончен, протокол написан. Доверитель попросил адвоката подписать протокол. Адвокат подписал.

Если этот анекдот соответствует действительности и адвокат подписал такой протокол, то адвокат отступник от идеи правозащиты, а значит, как было написано на знамёнах средневекового бандита Урслингена, “враг Бога, милосердия и правосудия”. Адвокат мог ознакомиться с так называемым протоколом. Адвокат мог получить объяснения от своего доверителя.

Он многое другое мог делать или не делать. Но он не должен был делать одного: подписывать протокол допроса, составленный без него.
Адвокат не знает и никогда не узнает, при каких условиях и как появился этот протокол. Верить своему доверителю адвокат при таких обстоятельствах не должен – в силу своего профессионального назначения.

Всё, что скажет доверитель об обстоятельствах появления этого протокола, как бы он искренен ни был, будет всего лишь одна из легенд. Адвокат, конечно, может поверить этой легенде, но не должен подписывать протокол.

Прежде всего, он должен никогда не забывать, что доверитель уже заранее выказал недоверие адвокату, раз он согласился давать показания без него, а тем более стал просить подписать протокол допроса, при котором адвокат не присутствовал. Это только начало.

Однако если адвокат подпишет такой протокол допроса, то самоё такое подписание, пусть искреннее, будет, по сути, выражением недоверия уже адвоката к своему доверителю, его безразличного отношения к судьбе доверителя. Так они и пойдут по лабиринтам процесса, даже, возможно, не понимая, что они не верят друг другу. Куда их заведёт лабиринт недоверия?

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
“ДЕЛО ЙУКОСА” И НИСХОЖДЕНИЕ АДВОКАТОВ В БЕЗДНЫ ПРАВОСУДИЯ



Источник: https://infopedia.su/2x728b.html

Аферы следствия с адвокатами. Комментарий

Глава 2. Помощь адвоката на допросе как тенденция беспомощности

Этот пост написан в качестве к посту https://pikabu.ru/story/takie_raznyie_advokatyi_6292367. Написан потому, что автор начального текста несколько искажает информацию и подает ее крайне странно. Написал пост, потому что текст с цитатами в не влез.

Итак, по пунктам с цитатами.

«Всем лежать, мордой в пол» ….уже случилось… начались допросы и самое время задуматься об адвокате.

Совершенно неверная мысль. Начинать нужно с другого — с причин почему «всем лежать…» случилось именно с вами. Причин может быть ровно 2:

— вы оказались не в то время не в том месте (например, играли в покер в запрещенном казино, когда случилась облава);

— вы целенаправленно нарушали закон в своих личных целях и случившееся задержание закономерно.

Вот от этого и нужно идти. Если вы оказались не в то время не в том месте — для вас мой пост. Для второй группы информация будет в конце поста.

1. Отказаться от адвоката, как убеждает мудрый полиционер, сказать все так, как он просит, расписаться и идти домой. Это самый лучший и быстрый вариант получить судимость.

Стоп. Теперь подробнее.

В каком качестве вы находитесь в отделе полиции? Если как свидетель, то в допросе с адвокатом нет никакого смысла — сотрудник хочет собрать доказательства и допрашивая вас просто узнает информацию.

Косвенно о том, что вас никто не в чем не подозревает можно установить по тому признаку, что вас взяли с несколькими другими людьми одновременно, а допрашивают одним из первых — свидетелей всегда стараются допросить в начале, чтобы разговаривать с подозреваемыми имея больше информации.

При этом нужно внимательно слушать сотрудника, о чем он спрашивает и как ведет разговор.

Если сразу начать лезть в бутылку и требовать адвоката ничего при этом не говоря — вы вызовете во-первых естественное раздражение сотрудника, для которого рядовой 20 минутный допрос растянется на несколько часов, а во-вторых естественное же подозрение в отношении вас.

Поэтому просто отвечаете на вопросы, спокойно, без паники и не говоря ничего лишнего.

Если при этом вас просят дать явку с повинной или рассказать, как вы лично совершали преступление — тогда нужно просто спросить у сотрудника «в качестве кого я здесь нахожусь?» Если в качестве подозреваемого — я хотел бы встретиться с адвокатом….

Вы просто внимательно слушаете, отвечаете на вопросы не признавая за собой никаких грехов и смотрите, что именно подписываете. Вот и все.

Теперь рассмотрим ситуацию, что вас в чем-то подозревают.

2. Воспользоваться халявным адвокатом, коего вам обязано предоставить государство. С вероятностью 99,999% это будет высококвалифицированный специалист, в прошлом из той же структуры, которая вас в данный момент плющит. Он вас внимательно выслушает, совершит имитацию каких-то процессуальных действий и сведёт все к пункту выше, и с тем же результатом.

Полная чушь. Все более-менее приличные адвокаты по уголовным делам (за единичными исключениями) когда-то работали в системе в качестве оперов, следователей, прокуроров (реже судей).

Вышли на пенсию, получили статус и пошли работать с другой стороны процесса.

Как вы считаете, кто лучше будет вас защищать — бывший следователь, который собаку съел на уголовных делах или адвокат только что из института, зато ни дня в следствии не работавший, который уголовное дело видел только на картинке?

Вся соль здесь в правильной мотивации.

Во-первых вы имеете право на свидание с адвокатом, наедине, без ограничения по времени свидания. Требуете оставить вас вдвоем и мотивируете своего адвоката. Все мы люди, адвокаты тоже. А человеку свойственно желание работать поменьше и получать при этом побольше. По существу у адвоката на предварительном следствии ровно 2 задачи:

— следить за тем, чтобы следователь на допросе вел себя в рамках процесса и не превышал полномочий.

— давать вам юридическую консультацию.

И если первую задачу способен выполнить любой идиот, то вторая задача очень непростая и чаще всего зависит в большей мере от вас самого.

Если вы невиновны и просто случайно попали не в то время не в том месте — так и говорите об этом адвокату. Просто даете показания об обстоятельствах и не признаете никакой вины.

Но что делать, если вы виноваты? Не будем говорить о том, что за свои поступки хорошо бы уметь отвечать, поговорим о том, как будем выкручиваться.

Во-вторых чтобы получить консультацию нужно уметь задать вопрос. Как говорится — правильный вопрос уже содержит в себе половину ответа. Если вы совершенно ничего не знаете — просто рассказываете о ситуации и спрашиваете, что он посоветует делать.

В-третьих никто не любит работать бесплатно. И для того, чтобы у адвоката была мотивация — нужно ему заплатить.

Однако помните, что жадность безгранична, а помощь адвоката это не волшебная палочка и выше головы он все равно не прыгнет.

В этой ситуации лучше всего действительно взять паузу, отказаться давать показания и взять время для консультации с этим защитником либо (если вы видите, что он некомпетентен) — выборе другого.

3. Вы знаете, что бывает, если идти по пути п.1 и п.2, так не хотите и требуете своего адвоката. Прекрасно! Он у вас есть? Нет? Добрый полиционер дает позвонить домой и вы судорожно орёте в трубку: — Жена! Мусора офис хлопнули! Срочно найди мне адвоката! Деньги в тумбочке!И через час в месте допроса появляется он – правильный адвокат.- Здравствуйте, здравствуйте. Я – адвокат, нанятый вашей женой на защиту вас на этом этапе следствия. Вот ордер. Прошу представителей полиции оставить меня с моим клиентом один на один для проведения первичных консультаций.Полиция в почтении удаляется и вы рассказываете адвокату всё. Всё-всё, не сомневайтесь. Ибо врать адвокату такое же безумие, как пытаться скрыть триппер, явившись в КВД для сдачи анализов.Сняв максимум информации, адвокат удаляется. Например, по малой нужде. И появляется другой человек, злой как собака, ибо его перед этим несколько часов не допускали до клиента под разными дурацкими предлогами, хотя права не имели, а договор на адвокатскую защиту с ним заключила жена клиента…. Опс….

А с кем же вы перед этим столько времени беседовали, тряся грязным бельём и выкладывая абсолютно всё? Хороший вопрос, правда? Ладно, раскроем интригу. Это был полицейский, представившийся вам адвокатом.

Это можно помещать в палату мер и весов в качестве эталона чуши.

Для чего это было сделано? Таким образом узнать всю вашу «гениальную схему»? Смысла нет, если вас разрабатывали то уже давным-давно в курсе всей истории, кроме пары подробностей.

Показания полицейского агента к делу не подшить — ну напишет он рапорт «из оперативных источников установлено….», но это не будет иметь никакого доказательственного значения. Таким образом легализовать показания подозреваемого НЕВОЗМОЖНО ПО ЗАКОНУ.

Проще говоря — этот шпионский сценарий к реальной жизни имеет такое же отношение, как сериал «Менты-128, кровавые бабки…» к работе 1 ОП УВД любого заштатного поселка.

Ну и помните, что адвокат во-первых покажет вам удостоверение адвоката, во-вторых сразу же будет решать вопросы оплаты работы, а в-третьих для начала выпишет ордер на вашу защиту, со своими данными.

4. Самый скучный вариант. Вы очно и лично знаете вашего адвоката. Вы ему позвонили. Он приехал. Пока он ехал – вы отморозились от всех показаний до его приезда хоть по 51-ой, хоть по «все показания только в присутствии адвоката», хоть по «не помню». Это не важно, а важно иное – с вас информацию не сняли, ну а дальше это его работа.

Если вы совершаете преступление, то иметь своего адвоката, который в курсе происходящего и имеет план на вашу защиту это как бы единственный разумный вариант.

Линия защиты очень сложная работа, требующая обдумывания, подготовки алиби, подтасовки документов и доказательств и океана мелочей, которые действительно помогут вам избежать уголовной ответственности.

Есть только одна мелочь — это уже не работа адвоката, а вполне себе соучастие в преступлении, поэтому можете сидеть со своим консультантом на одной скамейке и вам обоим потребуются уже новые адвокаты.

Совершили преступление? Сразу же бегите к адвокату и рассказывайте ему все. Это единственное нормальное правило, которое лучше всего вам поможет в такой ситуации. Но нужно во-первых бежать к действительно грамотному специалисту, а во-вторых быть готовым платить ему хорошие деньги.

Заранее с тем, на чью адвокатскую помощь рассчитываете, проговорите ключевую фразу или вопрос, ответ на который которую должен будет сказать неизвестный пока адвокат. Например:- Здравствуйте, я ваш адвокат. Меня ваша жена прислала.- Как звали соседа сверху, где мы раньше жили?- Дядя Миша. Пожарный в прошлом.

— Отлично, проходите.

Автор явно пересмотрел шпионских боевиков. Если вы не торгуете ядерными секретами Российской Федерации, то все эти ухищрения с «постучи три раза утюгом в четвертое окно пятого этажа…» не имеют никакого практического смысла. К тому же, в панике от задержания вы сами скорее всего забудете все эти кодовые договоренности 2-х годовалой давности.

П.С. Кстати, ещё стоит помнить то, что и адвокатов есть специализация. Как у врачей. Вы же не обращаетесь за стоматологической помощью к гинекологу.

С адвокатами такая же фигня – глупо хотеть высокого профессионализма в вопросе контрабанды и взяточничества от специалиста по наркотическим статьям УК.

Очень и очень правильная мысль.

Вот только как по мнению автора можно стать специалистом по работе наркоконтроля не работая ни дня в системе? Лучшие адвокаты «по веществам» как раз и есть бывшие сотрудники наркоконтроля, на пенсии. Но об этом я писал выше.

В общем думайте своей головой, смотрите что подписываете, не злите зря сотрудника полиции и помните, что за совершение преступления положено наказание и адвокат это не волшебник, который взмахом палочки решит все ваши проблемы, нужно только заплатить… Помните, что в некоторых ситуациях деньги ничем не помогут, независимо от их количества.

Юридическая чистота похожа на здоровье — нужно думать и заботиться о ней заранее, вовремя вкладывать усилия и средства и не совершать непоправимых глупостей, потому что если этого не делать — то от цирроза с раком 4 стадии не спасет никакой врач, также как никакой адвокат не защитит вас от вашей собственной глупости и непредусмотрительности.

Источник: https://pikabu.ru/story/aferyi_sledstviya_s_advokatami_kommentariy_6292438

Профессиональные адвокаты, помощь на допросе

Глава 2. Помощь адвоката на допросе как тенденция беспомощности
Специалисты, осуществляющие судебную защиту Специалисты, осуществляющие юридические консультации

    • Дубровина Светлана Борисовна
      • Бывший судья. Руководитель. Советник Юридической группы МИП. 
      • Адвокат, в течение 18-ти лет работала в должности Федерального судьи.
      • Значительный опыт работы в качестве судьи, позволяет рассмотреть все тонкости и нюансы дела со всех сторон – как судьи, так и адвоката.

      Образование Московская Государственная Юридическая Академия им. О.Е. Кутафина (МГЮА) Профиль О специалисте

      Дубровина Светлана Борисовна, адвокат, с опытом работы судьей более 18 лет.

      С момента начала адвокатской деятельности успешно занимается вопросами международного права и возглавила направление компании по специализациям: гражданское и международное право, наследственные и семейные дела, уголовные процессы.

      Обладая безукоризненной репутацией среди коллег и клиентов, именно Дубровина Светлана Борисовна отвечает за результат в особо сложных и конфиденциальных делах с участием известных деятелей культуры, спорта и политики.

    • Захарова Елена Александровна
      • Елена Александровна является самым опытным адвокатом нашей компании, так как имеет общий адвокатский стаж более 25 лет.
      • Огромный опыт правоприменительной практики позволяет разрешать положительно любое сложное дело.

      Образование Московская Государственная Юридическая Академия им. О.Е.Кутафина (МГЮА) Профиль О специалисте

      Елена Александровна – специалист по особо сложным делам и успешно провела более 800 юридически сложных гражданских, арбитражных и уголовных дел.

      Ее профессиональный адвокатский опыт позволяет быстро принимать верные и эффективные решения в сложных ситуациях по уголовным, гражданским, жилищным, арбитражным и административным делам.

      Особой специализацией этого адвоката являются дела по защите чести и достоинства.

    • Богданова Ирина Михайловна Судебный опыт более 25 лет. Гарантированный результат решения любой проблемы в кротчайшие сроки.Клиенты Крупнейшие бизнесмены Москвы, политики Москвы и Московской области, известные художники и футболисты. Образование Институт дружбы народов. Постоянное повышение квалификации ведущих вузов страны. Профиль О специалисте Богданова Ирина Михайловна юрист широкого профиля: гражданское право, уголовное право, семейные споры, недвижимость, наследство, жилищные вопросы, долевое строительство, земельные вопросы уголовные дела и корпоративные споры.То что для Вас неразрешимая проблема — для нее повседневная ситуация.
    • Помящий Алексей Николаевич
      • Согласно статистики официального портала адвокатов vse-advokaty.ru в период с 10.02.2014 по настоящее время провел 830 судебных дела, из которых успешно разрешил 816;
      • Огромный опыт позволяет представлять юридические консультации самого высокого уровня.

      Образование Московская Государственная Юридическая Академия им. О.Е. Кутафина (МГЮА) Профиль О специалисте

      Осуществляет профессиональные юридические консультации по гражданским делам. Преимущественно сложные и особо сложные категории дел подсудные Верховному суду. Общий опыт рассмотрения судебных дел, более 4600. Общий стаж, более 25 лет.

    • Разумовский Георгий Геннадьевич

      Опыт работы с VIP персонами и крупнейшими бизнесменами Москвы. Зарекомендовал себя как высокопрофессиональный специалист с индивидуальным подходом к каждому клиенту. Среди его Клиентов не только рядовые Граждане, но и представители бизнеса, военачальники, руководители кредитных организаций, игроки клубов РПЛ и ФНЛ, спортивные функционеры, деятели искусства.

      Работа Председателем Общественного Совета УФСИН РФ позволило получить неоценимый опыт работы с Органами Государственной Власти и Общественными организациями.

      Образование Высшее Марийский Государственный Университет. Регулярное повышение квалификации ведущих вузов страны. Профиль О специалисте

      За его плечами 15 лет работы в Адвокатуре. Участие в деятельности общественных организаций и руководство ими. Руководство Компанией осуществляющей правовую поддержку бизнеса.

    • Шарабарова Ирина Павловна
      • Консультант. Советник Юридической группы «МИП».
      • Судебный стаж 21 год. Не проиграно ни одного судебного дела.

      Образование Московская Государственная Юридическая Академия им. О.Е. Кутафина (МГЮА) Профиль О специалисте

      Шарабарова Ирина Павловна входит в состав президиума компании «МИП» Является советником и ведущим специалистом по решению сложных и особо сложных судебных дел. За все время судебной работы не проиграно ни одного судебного дела. 

Все специалисты Клиенты

Баста (Василий Вакуленко) Обратился за юридической консультацией, помогли в решении сложных вопросов с авторским правом. Огромное спасибо Шарабаровой Ирине, побольше бы таких ответственных и грамотных специалистов

Анна Нетребко Очень рада, что обратилась именно к Ольге Петровой, мне посоветовали ее как специалиста с большим судебным опытом. Узнала много нового и получила инструкции как впредь избежать ошибок! Спасибо за все.

Полина Гагарина Николаева Елизавета Юрьевна – юрист очень высокого класса и ответственный человек. В судебной защите ей нет равных, разбирается досконально в системе, очень внимательная к нам, клиентам. Желаю дальнейших успехов!

Ирина Дубцова Благодарна адвокату Коханову Николаю Игоревичу за помощь, которую он оказал мне в решении моего вопроса. Грамотный, знающий юрист, профессионал. Довольна его работой. Спасибо Вам!

Источник: https://advokat-malov.ru/yuridicheskie-uslugi/pomoshh-advokata-na-doprose.html

Адвокат при допросе – какую роль он играет

Глава 2. Помощь адвоката на допросе как тенденция беспомощности

Под допросом в уголовном процессе традиционно понимается получение и фиксация в установленном УПК РФ порядке показаний потерпевшего, свидетеля, эксперта, обвиняемого, подозреваемого, специалиста относительно событий, имеющих отношение к расследуемому уголовному делу. Допрос в рамках уголовного процесса может проводиться как на стадии предварительного расследования, так и на этапе судебного следствия.

Как осуществляется допрос вышеназванных участников уголовного процесса в ходе предварительного расследования?

  1. Лицо, которого предстоит допросить, вызывается при помощи повестки или по телефону. Какой из способов вызова предпочесть, выбирает сам следователь или дознаватель. В любом случае надо знать, что вызов на допрос по телефону является законным способом; особенность его заключается в том, что Вы не можете удостовериться, что с Вами говорит именно следователь или дознаватель, поэтому при наличии сомнений, Вы можете настоять на том, чтобы Вам прислали повестку. Повестка может быть направлена по почте, кроме того следователь может поручить доставить повестку оперативному сотруднику либо попросить о передаче повестке иное лицо (родственника, знакомого вызываемого лица, адвоката и т.п.) При неявке или уклонении от явки по вызову следователь вправе подвергнуть лицо приводу. Следует помнить, что согласно ч.2 ст.46 УПК РФ задержанный подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента своего задержания. Часть 1 ст.173 УПК РФ говорит о том, что допрос обвиняемого должен быть проведен сразу после предъявления обвинения.
  2. В назначенное время лицо является на допрос, а следователь, во-первых, удостоверяется в личности явившегося, во-вторых, разъясняет допрашиваемому его права и обязанности, ответственность (за исключением подозреваемого, обвиняемого и свидетеля, не достигшего 16 летнего возраста), поясняет порядок допроса.
  3. Допрос может производится различными способами, конкретный способ избирается следователем или дознавателем. Как правило, допрашиваемому лицу предлагается сначала составить в свободной форме свой рассказ о событиях, имеющих отношение к уголовному делу, следователь же направляет рассказ своими уточняющими вопросами. После изложения обстоятельств допрашиваемым следователь будет задавать дополнительные вопросы, чтобы добиться получения максимума информации. Кроме того, в целях устранения противоречий и построения более целостной картины произошедшего следователь может оглашать допрашиваемому фрагменты показаний других участников, демонстрировать документы и иные доказательства и т.д. В ходе допроса лицо, которое допрашивается, может пользоваться записями, в том числе заранее подготовленными; закон не предусматривает право следователя или дознавателя истребовать для приобщения к делу этих записей, как это сделано в отношении допроса в суде, что не исключает возможности произвести выемку после завершения допроса, поэтому всегда надо быть готовым к тому, что используемые при допросе документы будут у Вас изъяты.
  4. Ход и результаты допроса отражаются в специальном протоколе допроса, с которым по окончании процедуры допрашиваемый должен быть ознакомлен под роспись. При подписании протокола допроса допрашиваемое лицо может сделать подлежащие занесению в протокол дополнения или заявления, в том числе о допущенных в ходе допроса нарушениях.
  5. «Конечно, выше приведен лишь общий алгоритм осуществления допроса – с адвокатом и без него. На деле все гораздо сложнее: опытные следователи могут применять различные тактические приемы, чтобы заставить человека изложить в ходе допроса «нужную» информацию.

    Даже психологически устойчивый человек легко может растеряться под давлением следователя, сказать лишнее и, тем самым, ухудшить свое положение. Например, широко распространены ситуации, когда после допросов гражданин из свидетеля превращается в подозреваемого или обвиняемого.

    Кроме того, опытный следователь всегда сможет так записать данные ему показания, что они будут соответствовать сказанному, однако в свете поставленных акцентов, вырывания слов из контекста и их записывания без контекста получат иное содержание, отличное от того, которое закладывал допрашиваемый».

    В этой ситуации абсолютно всем участникам допроса необходима помощь грамотного уголовного адвоката. В глобальном плане право на адвоката закреплено в ч.1 ст.

    48 Конституции РФ, а в УПК РФ соответствующие нормы содержатся в п.3 ч.4 ст.46, п.8 ч.4 ст.47, ч.5 ст.189.

    Рассчитывать на участие в данном процессуальном мероприятии адвоката могут и потерпевшие, и свидетели, и тем более подозреваемые и обвиняемые.

    Роль адвоката в допросе

    Многие граждане считают, что роль адвоката при допросе чисто формальная, поскольку допрос проводит не он, а следователь. Однако это заблуждение: роль допроса в уголовном деле переоценить невозможно, поэтому адвокаты проделают титаническую работу, чтобы процессуальное мероприятие прошло хорошо.

    Рассмотрим, что же именно совершает адвокат.

    1. Юрист анализирует сложившуюся ситуацию, выясняет, в связи с чем доверитель был вызван на допрос. Встречаются ситуации, когда доверитель сам не представляет, почему он был вызван на допрос: адвокат может использовать свои приемы, чтобы попытаться получить нужную информацию в телефонном разговоре со следователем.
    2. Адвокат объясняет своему доверителю, как осуществляется процедура допроса, а также какие права и обязанности есть у субъекта. Причем защитник должен подготовить своего доверителя к тому, что процедура допроса может развиваться по различным сценариям.
    3. Адвокат производит опрос доверителя по обстоятельствам дела, выясняет обстоятельства, подлежащие обязательному доказыванию. При необходимости готовится письменная позиция допрашиваемого лица, которая затем будет передана следователю.
    4. Адвокат, принимая участие в процессуальном мероприятии, четко следит за тем, чтобы права его доверителя не нарушались, а именно не допускает физического и психологического давления, отклоняет наводящие, недопустимые или оскорбительные вопросы и т.д. Также юрист вправе давать краткие консультации своим доверителям по ходу допроса. Однако отвечать вместо него адвокат не имеет права. При необходимости и по просьбе допрашиваемого или его адвоката допрос может прерываться для дачи адвокатом консультации наедине и подготовки к ответу на конкретный вопрос.
    5. По окончании допроса адвокат делает тщательную вычитку протокола, вносит свои корректировки и дополнения (если того требует ситуация). Защитник должен исследовать документ очень внимательно, поскольку в дальнейшем он будет использоваться в роли доказательства. Если следователь что-то не записал, либо записал неправильно, адвокат либо допрашиваемый с помощью адвоката указывают на это в протоколе допроса, также отмечаются все допущенные в ходе допроса нарушения для их возможного обжалования в будущем.
    6. После того, как процедура была завершена, адвокат должен проанализировать допрос, оценить возможность повторных вызовов к следователю, а также дать рекомендации допрошенному субъекту относительно дальнейшей линии поведения по данному уголовному делу.
    7. Адвокат в ходе допроса стенографирует даваемые показания; делать аудиозапись без разрешения следователя или дознавателя не допускается, а копию протокола допроса Вам вряд ли вручат, так как это не предусмотрено действующим законодательством. Между тем иметь дословные показания зачастую крайне важно для оказания эффективной правовой помощи, особенно по делам с несколькими соучастниками. Кроме того, после вдумчивого анализа записанных показаний по заданным следователем вопросам можно понять, что именно нужно следователю или дознаватель от Вас.

    Выше описаны те действия, которые адвокат в идеале должен выполнять. Однако встречаются некоторые так называемые «государственные адвокаты», привлечённые к оказанию правовой помощи по назначению следователя или дознавателя, которые выбирают пассивную позицию, дают доверителям рекомендации, выгодные следствию.

    Реальной помощи от них ждать не приходиться, поскольку они слабо заинтересованы в качественном выполнении своей работы, а иногда и находятся в сговоре со следствием.

    Между тем, органы адвокатского сообщества в последнее время достаточно эффективно борются с изменением самого подхода адвокатов к оказанию услуг по назначению, а адвокаты, допустившие нарушения, привлекаются к дисциплинарной ответственности вплоть до лишения статуса адвоката.

    Помощь адвоката на допросе исключает возможность применения насилия к допрашиваемому, «выбивания» показаний, компрометирования гражданина. Кроме того, адвокат оказывает доверителю психологическую поддержку в непростой ситуации общения с представителями правоохранительных органов, не дает ему запутаться и сказать то, о чем следует промолчать.

    Поэтому допрос без адвоката весьма опасен и может привести к непредсказуемым последствиям.

Источник: https://www.advo24.ru/publication/advokat-pri-doprose-nuzhen-li.html

Вызов адвоката на допрос – насущная проблема

Глава 2. Помощь адвоката на допросе как тенденция беспомощности

Исполнительный вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края Никита Трубецкой представил на сайте «АГ» рекомендации адвокатам в случае вызова для допроса по вопросам, связанным с участием в уголовном судопроизводстве.

Безусловно, вопрос о законности и допустимости осуществления правоохранительными и судебными органами допроса адвоката как свидетеля по уголовному делу имеет важное значение как для адвокатского сообщества, так и для уголовного судопроизводства в целом.

Именно в связи с этим Федеральной палатой адвокатов РФ разработаны соответствующие Рекомендации, утвержденные решением Совета от 30 ноября 2009 г., с изменениями от 28 сентября 2016 г. (далее – Рекомендации), на которые ссылается коллега в своей статье.

И им верно подмечено, что несмотря на наличие данных Рекомендаций у адвокатов остаются неразрешенные вопросы, как действовать в тех или иных ситуациях. Поэтому автор попытался охватить все моменты и дать советы с учетом имеющейся законодательной базы.

Полагаю, что каждому адвокату нужно помнить, в первую очередь, о том, что «любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю», являются адвокатской тайной согласно п. 1 ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

№ 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре). А в силу подп. 5 п. 4 ст. 6 адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи (т.е.

составляющие адвокатскую тайну), без согласия доверителя.

По моему мнению, популярное в юридическом сообществе сравнение работы адвоката с доверителем, особенно в уголовном судопроизводстве, с работой врача с пациентом или священника с прихожанином очень точно отражает специфику и деликатность профессии.

Как пациент должен откровенно и полно описать все имеющиеся у него симптомы заболевания врачу, чтобы получить верный диагноз и курс лечения от недуга, так и человеку, обратившемуся за помощью к адвокату при угрозе уголовной ответственности, необходимо рассказать правдивую и полную историю произошедшего, чтобы получить юридическую помощь и найти пути решения возникшей проблемы. Ни для кого не секрет, что искажение либо утаивание от адвоката фактов не только не способствует оказанию доверителю помощи, но зачастую играет негативную роль, поскольку избирается неверный курс «лечения». А для возникновения доверия к адвокату у обратившегося должна быть гарантия, что его «исповедь» ни в коем случае не будет передана третьим лицам.

Таким образом, для успешного развития института адвокатуры и повышения уровня доверия граждан к адвокатам тайна сведений, сообщенных доверителем адвокату, должна всегда стоять на первом месте.

Поэтому при попытке со стороны правоохранительных органов допросить адвоката по обстоятельствам, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи доверителю, адвокату необходимо исключить возможность разглашения этих сведений и принять все меры для признания данных действий сотрудников правоохранительных органов противозаконными.

Автор статьи верно подметил, что в случае вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля по обстоятельствам, которые не связаны с его профессиональной деятельностью при оказании юридической помощи доверителю, адвокат допрашивается по общим основаниям. Тут у адвокатского сообщества нет разногласий.

https://www.youtube.com/watch?v=Lu7U5TdtoYs

Однако далеко не всегда адвокату, равно как и другим участникам расследования, сообщают причины, по которым они вызываются для допроса к следователю. Что говорить, порой даже не извещают, о каком процессуальном статусе допрашиваемого идет речь.

Поэтому, когда следователь вызывает адвоката для допроса, тот должен, в первую очередь, выяснить цели допроса и в каком качестве его приглашают. Затем, сославшись на нормы уголовно-процессуального законодательства, нужно потребовать прислать повестку.

Для предупреждения возможных разногласий с позицией адвокатской палаты адвокату рекомендовано обратиться за разъяснением о дальнейших действиях в Совет адвокатской палаты субъекта, о чем стоит уведомить следователя и предупредить его о том, что явка возможна только после одобрения со стороны Совета. Именно это предлагает автор статьи, и я с ним полностью согласен.

Однако на практике все происходит иначе. Следователь принимает решение о допросе адвоката если не во время допроса его доверителя, то сразу после этого допроса.

То есть фактически адвокат уже находится в кабинете следователя, который принимает необоснованное решение о его допросе, и лишен возможности получить рекомендации со стороны Совета адвокатской палаты субъекта, равно как и обжаловать это незаконное действие в порядке гл. 16 УПК РФ.

Конечно, после допроса никто не лишает адвоката права обжаловать незаконное решение следователя.

Он подаст жалобы о признании действий следователя незаконными, а самого допроса – недопустимым средством сбора доказательств.

Только произойдет это уже после отвода адвоката от защиты доверителя в связи с его участием в расследуемом деле в качестве свидетеля. Что делать адвокату при таких обстоятельствах?

Автором статьи данный аспект не рассматривался, однако возможность подобного развития событий в современных реалиях вполне вероятна.

Адвокат, обязанный в силу Закона об адвокатуре и соответствующего соглашения оказывать квалифицированную юридическую помощь доверителю и не разглашать сведения, составляющие «адвокатскую тайну», оказавшись в описанной ситуации, должен, в первую очередь, заявить следователю, что его действия незаконны, и не принимать участия в допросе, а именно не давать показаний, равно как и не подписывать протокол допроса свидетеля. В случае приглашения следователем понятых для фиксации отказа от подписи в протоколе адвокат должен в их присутствии повторить, что действия следователя носят противозаконный характер, со ссылкой на конкретные нормы Закона об адвокатуре, и что каких-либо показаний он не давал.

Адвокатам настоятельно рекомендовано фиксировать противоправные действия следователя, желательно при помощи видеосъемки, которая впоследствии будет являться доказательством при обжаловании неправомерных действий следователя. Когда адвокат делает видеозапись, у ряда следователей сразу пропадает желание проводить запланированные ими следственные действия по допросу адвоката в качестве свидетеля.

В своей статье Н.

Трубецкой неоднократно упоминает о том, что дача показаний адвокатом в качестве свидетеля по обстоятельствам, ставшим ему известными при оказании помощи его доверителю, возможна при наличии согласия на то со стороны доверителя и в том объеме, в котором адвокат посчитает возможным.

Нельзя не согласиться с этим утверждением, поскольку иногда подобного рода показания адвоката могут свидетельствовать о невиновности доверителя, т.е. играть роль доказательств стороны защиты.

При этом хотелось бы уточнить, что подобного рода согласие доверителя должно быть оформлено в письменном виде с определением рамок, в которых адвокат вправе разгласить сведения, составляющие адвокатскую тайну. Это пожелание вызвано тем, что иногда люди отказываются от своих слов, и тогда адвокат может попасть в неблагоприятную ситуацию – под угрозой окажутся его репутация и статус.

Предложение автора статьи о внесении изменений в уголовно-процессуальное законодательство в части необходимости получения судебного решения для производства допроса адвоката в качестве свидетеля я считаю разумным и необходимым.

Вот только рекомендовать адвокатам не приходить на допрос к следователю без наличия судебного решения не является, по моему мнению, разумной позицией в настоящее время.

В действующем законодательстве нет нормы, обязывающей следователя получать подобное решение, а значит, данный аргумент не имеет обоснования и не служит препятствием.

Безусловно, автор статьи изучил насущную тему, которая в настоящее время вызывает повышенный интерес у адвокатского сообщества.

К сожалению, существующие в уголовно-правовом законодательстве пробелы в этой части приводят к прямо противоположным решениям, принимаемым как сотрудниками правоохранительных органов, судьями, так и советами адвокатских палат субъектов РФ.

Надеюсь, что в ближайшее время законодатель обратит внимание на возникшие вопросы и внесет соответствующие изменения в действующее законодательство, что окажет положительное влияние на работу адвокатов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/vyzov-advokata-na-dopros-nasushchnaya-problema/

Помощь адвоката при допросе

Глава 2. Помощь адвоката на допросе как тенденция беспомощности

Криминальная обстановка, сложность взаимоотношений в современной России приводит к ситуации, при которой каждый день на территории страны возбуждается огромное количество уголовных дел.

Банальные бытовые кражи, грабежи на улицах, факты мошенничества к сожалению стали совершенно обычным делом. В рамках расследования задерживается в качестве подозреваемых большое количество людей, многим из них предъявляется обвинение и они приобретают статус обвиняемым.

По уголовным делам допрашивается огромное количество граждан, которые по неволе стали свидетелями произошедшего.

Наряду с этим, в любом случае не зависимо от статуса в уголовном процессе при допросе лучше всего воспользоваться юридической помощью квалифицированного адвоката.

Это связано и с определенным стрессом, связанным с общением с представителями правоохранительных органов, и с незнанием многими гражданами своих прав и обязанностей, и с возможным давлением со стороны должностных лиц. Чтобы избежать возможных злоупотреблений при проведении допроса необходимо пригласить адвоката. Зачастую, только присутствия квалифицированного юриста достаточно для того, чтобы избежать возможных проблем.

Чем может быть полезен адвокат при допросе

Разумеется, в первую очередь необходимо отметить, что адвокат не вправе давать показания за допрашиваемое лицо. Однако, круг прав защитника в уголовном процессе достаточно широк. Столкнувшись с уголовно-правовой «машиной» государства далеко не каждый может сохранить хладнокровие и рассудительность.

Зачастую, даже обладая хорошей памятью, не каждый может обратить внимание на юридически значимые факты. Это почти всегда вызывает раздражение следователя, приводит к наличию множества противоречий, переживающий человек начинается путаться в показаниях, искажает случившиеся факты. Чем может помочь адвокат в подобной ситуации.

Необходимо отметить, что не обладая возможностью давать показания в рамках допроса за допрашиваемое лицо, адвокат имеет предоставленное ему законом право давать краткие юридические консультации своему подзащитному. Также, защитник наделен законом правом задавать с разрешения следователя вопросы.

Профессиональный и квалифицированный адвокат, обладающий опытом в уголовном процессе воспользовавшись предоставленными ему правами всегда сможет исправить неудобную ситуацию. Нередко, активность адвоката может вызывать неприятие у представителей следствия. Иногда, возникают практически конфликтные ситуации. Но важно другое.

При проведении допроса, всегда необходимо помнить одно важное правило: «Не важно что было сказано, важно что было отражено в протоколе следственного действия!». Опытный защитник, всегда проверит правильность отражения в протоколе допроса тех данных, которые были озвучены его подзащитным.

В случае необходимости отразит в протоколе письменные замечания. Проверит полноту записей в протоколе допроса. Часто, в ходе допроса, пытаются присутствовать оперативные сотрудники, следователи, которые не указываются в протоколе.

В этих случаях, опытный адвокат примет меры для избежания возможного давления с их стороны, вежливо заставит следователя либо внести указанных лиц в протокол, либо оградить подзащитного от вопросов лиц, не имеющих право их задавать в рамках проводимого допроса. Нужно ли говорить, что практически любой факт, может быть изложен по разному.

Точность формулировок, правильное и объективное отражение в протоколе даваемых показаний одна из самых важных задач профессионального защитника. Вовремя данные советы, внесенные в процессуальный документ замечания могут сыграть важную роль в процессе избежания возможных проблем в дальнейшем.

Присутствие адвоката на допросе свидетеля

В нашем обществе, которое еще не привыкло к профессиональной юридической помощи, к наличию у множества лиц семейных, личных адвокатов существует мнение, что само присутствие адвоката у свидетеля может вызвать ненужные мысли и выводы у представителей органа следствия.

Многие думают, что этом может вызвать ненужные подозрения и быть неправильно интерпретировано следователем. Наравне с этим, необходимо отметить, что согласно положениям Конституции РФ каждый имеет право на квалифицированную юридическую помощь.

Это Конституционное право распространяется на любое лицо, не в зависимости от его юридического статуса, времени и обстоятельств. Поэтому, то, что Вы пришли на допрос с адвокатом не должно вызывать негативной реакции.

Более того, необходимо иметь ввиду, что при отсутствии профессиональных знаний в области юриспруденции Вы можете совершить ошибки, которые в дальнейшем будет очень проблематично исправить. Именно поэтому, присутствие адвоката при допросе в качестве свидетеля просто необходимо!

:

—Корневой раздел— → Налоговые споры, налоговый адвокат

—Корневой раздел— → Защита по всем уголовным делам

—Корневой раздел— → Опытный адвокат по уголовным делам Максим Шеметов

—Корневой раздел— → Срочный выезд адвоката к доверителю

—Корневой раздел— → Юридические услуги по сопровождению импорта

Источник: http://www.shemetov.ru/stati/pomosch-advokata-pri-doprose.html

Studio-pravo
Добавить комментарий