ГАРОЛЬД ЛАСКИ: ДУДОЧНИК-ОБОЛЬСТИТЕЛЬ ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ

Гарольд ласки: дудочник-обольститель левого движения

ГАРОЛЬД ЛАСКИ: ДУДОЧНИК-ОБОЛЬСТИТЕЛЬ ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ
⇐ ПредыдущаяСтр 8 из 52Следующая ⇒

В те дни ЛШЭ повсеместно считалась рассадником социализма и радикализма.

Созданная Уэббами в 1890-х годах, чтобы способствовать достижению целей фабианского социализма, а именно созданию справедливого общества, основанного на более равном распределении богатства, она всегда давала в своих стенах прибежище тем мужчинам и женщинам, которые хотели попытаться выйти за рамки традиционных взглядов.

На протяжении 1920-х и 1930-х годов репутация школы в значительной степени определялась Гарольдом Ласки, весьма популярным профессором политических наук, который зачаровывал плотно заполненные аудитории своей красноречивой марксистской риторикой.

Ласки был доминирующей фигурой в преподавании государственного управления и социологии в ЛШЭ на протяжении трех десятилетий и наиболее яркой и неоднозначной фигурой в ней.

Это был невысокий человек с острым лицом, обладавший мощным и агрессивным интеллектом; читая свои лекции, он говорил полными абзацами, завершающее слово или фраза такого абзаца сводила его мысли воедино с внезапной и поражающей ясностью.

Хотя Ласки пользовался необыкновенной популярностью среди студенчества, я нашел, что интеллектуальное содержание его лекций было поверхностным, часто обходящим предмет стороной и вводящим в заблуждение. Они казались в большей степени пропагандой, чем педагогикой; он действительно был дудочником-обольстителем.

Я вспоминаю об одном личном контакте с Ласки, который продемонстрировал некоторые черты его истинного характера. Перед моим отъездом в Лондон Уильям Е. Хокинг, профессор религии в Гарварде, дал мне рекомендательное письмо к Ласки.

Они были знакомы, когда Ласки преподавал в Гарварде в период с 1916 по 1920 год. Во время печально известной Бостонской полицейской забастовки 1919 года Ласки принял сторону бастующих полицейских и осуждал власти, включая губернатора Кэлвина Кулиджа.

В результате Ласки стал персоной нон грата в Гарварде и люди отказывались разговаривать с ним, когда встречали на улице. Хокинг пригрел Ласки и привел его в свой дом во время этого трудного для Ласки периода.

Хотя у Хокинга не было симпатий в отношении политических взглядов Ласки, он, вероятно, думал, что они стали друзьями.

Когда я вручил Ласки письмо от Хокинга, он коротко посмотрел на него, отбросил в сторону, поднял глаза со скучающим выражением лица и сказал: «От Хокинга мне никакой пользы». На меня это произвело ужасное впечатление.

Я написал отцу письмо, в котором не упоминал об этом инциденте — думаю, что по каким-то сегодня не ясным мне соображениям я решил, что такое упоминание будет неудобным, — однако отметил, что радикализм Ласки, вероятно, происходил в большей степени от «зависти по отношению к тем, кто добился больших успехов, чем от жалости к тем, кто оказался в более трудном положении».

Ласки, который видел государство в качестве «фундаментального инструмента общества», пользовался особенным влиянием на студентов из Индии, которые слетались на его лекции и, казалось, были околдованы его рассуждениями.

По мнению многих, Ласки оказал большее, чем кто-либо иной, влияние на экономику и политику Индии и Пакистана, когда эти британские колонии достигли независимости после Второй мировой войны.

Например, правящая в Индии Партия Конгресса в значительной степени находилась под контролем людей, учившихся у него социализму, и его идеология проявляла свое мощное влияние на протяжении многих лет.

ХАЙЕК И РОББИНС

Экономисты ЛШЭ были значительно более консервативными, чем остальная часть профессорско-преподавательского состава. По существу, они представляли собой основной существовавший в Англии центр оппозиции Кейнсу и его кембриджской школе экономики, проповедовавшей государственное вмешательство в хозяйственную жизнь.

Моим куратором на протяжении того года был Фридрих фон Хайек, известный австрийский экономист, который в 1974 году получил Нобелевскую премию за работу о деньгах, бизнес-цикле и теории капитала, выполненную в 1920-х и 1930-х годах.

Подобно Шумпетеру Хайек делал основной упор на рынок, считая, что с ходом времени даже при наличии многочисленных несовершенных элементов он обеспечивает самые надежные способы эффективного распределения ресурсов и обеспечения здорового экономического роста.

Хайек также полагал, что государство должно играть определяющую роль, создавая правила и являясь арбитром и гарантом справедливого и беспристрастного социального порядка, а не владельцем экономических ресурсов или арбитром рынков.

Когда я впервые встретил Хайека, ему было ближе к 40. Безусловно, блестящий, он, однако, не обладал искрой и харизмой Шумпетера. Был скучным лектором, очень немецким по своему характеру и занудным.

Его писания отличались многословием, и их практически невозможно было читать или, по крайней мере, невозможно не засыпать по время чтения. Тем не менее, я обнаружил, что я сам, в общем и целом, соглашаюсь с его базовой экономической философией.

В личном плане Хайек был добродушным человеком, которого я очень уважал. Я вспоминаю, как он неоднократно вынимал из своего бумажника смятую с надорванными краями бумажку с перечнем остающихся «либеральных экономистов». Печально смотрел на нее и вздыхал.

Он был убежден, что перечень быстро сокращается, поскольку пожилые сторонники свободного рынка умирали, а большинство новых экономистов следовало новой кейнсианской моде.

Я уверен, что Хайек, умерший в 1992 году в возрасте 93 лет, оказался немало обрадован возвратом поддержки рыночной идеологии со стороны большинства экономистов и многих политических лидеров в 1980-х годах. К сожалению, у меня никогда не было возможности обсудить этот вопрос с ним и узнать, не составил ли он новый и более длинный список.

Моим любимым преподавателем в ЛШЭ был Лайонел Роббинс, позже ставший бароном Роббинсом из Клэр-маркет[18], который занял пост руководителя отделения экономики в год моего приезда. На этой стадии своей карьеры Роббинс был твердым сторонником рынка и убежденным противником государственного вмешательства.

Однако гораздо менее догматичный и более эклектичный, чем большинство других экономистов неоклассического плана, которых я встречал в то время, делал упор на логику и здравую аргументацию, предпочитая их недавно возникшей моде на эконометрику.

Он часто говорил, что необходимо проводить разграничение между тем, что фактически происходит в реальной экономике, и тем, что мы ждем от нее.

На протяжении 1930-х годов Роббинс имел стычки как с Ласки, так и с Кейнсом по поводу целого ряда ключевых политических и экономических вопросов. Роббинс и Кейнс впервые сцепились в 1931 году, будучи членами правительственного консультативного комитета, занимавшегося проблемой безработицы.

Кейнс продвигал свои идеи относительно спроса — государственные работы, сокращение налогов и затрат, приводящих к дефициту, — которым Роббинс с успехом оппонировал.

Позже, однако, Роббинс присоединился к тем, кто выступал в пользу повышения роли государства в управлении экономической жизнью, называя свои ранние расхождения с Кейнсом «самой большой ошибкой моей профессиональной карьеры».

Роббинс говорил и писал по-английски с необыкновенной элегантностью и стилем. После войны его интерес к искусству начал доминировать над экономикой и он стал председателем Национальной галереи и директором Королевской оперы. Лайонел был одним из наиболее широких и образованных людей, которых я когда-либо знал, и я ценил эту дружбу вплоть до его смерти в 1984 году.

ОБЩЕНИЕ С СЕМЬЕЙ КЕННЕДИ

Этот год стал для нас с Биллом приятным и разнообразным. Мы встретились с рядом интересных людей и многое узнали о стране и ее народе. Билл был замечательным компаньоном, и мы проводили уикенды в загородных поездках на велосипеде, играя в гольф или посещая новых друзей в их загородных домах.

Несколько раз мы отправлялись в Оксфорд или в Кембридж, чтобы повидать друзей из Гарварда, которые учились в Англии. Во время одной из поездок в Кембридж мы повидали Джона Кеннета Гэлбрайта и его жену Китти. Я знал Кена в Гарварде, тогда молодого преподавателя по экономике сельского хозяйства.

Кен был большим поклонником лорда Кейнса и направился в Кембридж специально для того, чтобы заниматься под руководством великого человека.

Хотя наши взгляды на вопросы экономики и политики сильно отличались, это никогда не мешало нам поддерживать сердечные личные отношения на протяжении многих лет.

Однажды Рэндольф Черчилль, сын Уинстона Черчилля, писавший в то время для газеты «Ивнинг стандард», пришел, чтобы проинтервьюировать «Рокфеллера, приехавшего учиться в Англию», и на следующий день из его колонки явствовало, что я приехал в страну якобы для того, чтобы найти себе английскую невесту. Эта история была перепечатана по всей Британской Империи. В течение нескольких недель я был завален предложениями о женитьбе, многие из которых сопровождались фотографиями, от многих считавших себя кандидатками в невесты, в том числе и из таких далеких мест, как Нигерия.

Примерно в середине года приехал Джозеф П. Кеннеди со своей женой и несколькими детьми, чтобы занять пост посла при Сент-Джеймском дворе[19].

За относительно короткое время Кеннеди стал исключительно непопулярным в Британии, прежде всего из-за его предположительно пронацистских симпатий, а затем из-за противодействия помощи США Британии и Франции после начала войны.

Однако в начале 1938 года все это было еще в будущем, и британская политическая и финансовая элита любила и уважала его.

Посол Кеннеди быстро стал неотъемлемым элементом лондонской светской жизни, его часто фотографировали в ночных клубах и на гала-приемах в Кенгсингтоне. Он и миссис Кеннеди щедро принимали гостей в американском посольстве. Они устроили экстравагантный бал для того, чтобы представить свою дочь Кэтлин британскому обществу, и я был приглашен на этот бал.

Именно там я впервые встретил Джона Ф. Кеннеди, который прибыл из Гарварда специально на этот вечер. Хотя мы одновременно учились в Гарварде, мы никогда не встречались раньше. Джек был привлекательным, общительным молодым человеком, худощавого телосложения, с непокорной копной темно-рыжих волос.

Он с интересом расспрашивал меня о моих впечатлениях о политической ситуации в Великобритании.

Кэтлин была хорошенькой и живой девушкой, имевшей в Лондоне огромный успех. Позже она вышла замуж за маркиза Хартингтона, однако в тот год, о котором идет речь, она была еще свободной, и я несколько раз с радостью провел время в ее обществе. (Кэтлин и ее муж трагически погибли в авиакатастрофе вскоре после войны.)

⇐ Предыдущая3456789101112Следующая ⇒

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/1x5130.html

Концепции плюралистической демократии. Гарольд Ласки

ГАРОЛЬД ЛАСКИ: ДУДОЧНИК-ОБОЛЬСТИТЕЛЬ ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ

Общей посылкой в концепциях плюралистической демократии выступает положение о том, что государство является демократическим лишь при наличии множества организаций либо автономных групп, участвующих в осуществлении власти. Возникновение идей политического плюрализма было связано с усложнением социальной структуры капиталистического общества, формированием многопартийных систем в промышленно развитых странах.

Начало плюралистическим воззрениям на политику положили идеологи реформистского социализма.

Многообразие социальных объединений рассматривалось ими как средство, призванное выражать и защищать интересы непривилегированных слоев общества, и прежде всего рабочих, которые в условиях парламентской демократии лишены возможности реально воздействовать на политику высших органов государства и добиваются защиты своих интересов с помощью альтернативных (негосударственных) организаций – профсоюзов, гильдий, потребительских кооперативов и пр.

С развернутым обоснованием идеала плюралистической демократии выступил Гарольд Ласки (1893—1950) – видный деятель и теоретик лейбористской партии Великобритании. Он сформулировал такие понятия, как «плюралистическая теория государства» и «политический плюрализм», которые были восприняты последующими сторонниками концепции и употребляются ныне в качестве ее наименований.

По учению Ласки, современный тип государства зародился в эпоху Реформации, когда светские правители, одержав победу над церковью, сосредоточили в своих руках всю полноту власти.

В дальнейшем, по мере утверждения капитализма, государственная власть подверглась бюрократизации и превратилась в централизованную иерархическую систему управления, обслуживающую интересы частных собственников. Ласки называл такое государство монистическим.

Представительные учреждения (парламент и органы местного самоуправления) принципиально дела не меняют, поскольку они включены в единую систему институтов, защищающих обладателей собственности.

В странах парламентской демократии, писал Ласки, избирательные права рабочих имеют декларативный, формальный характер. «Граждане бессильны перед лицом эффективно действующей централизованной власти». Отсюда Ласки был сделан общий вывод: «Капитализм несовместим со свободой».

Утверждение свободы теоретик связывал с установлением нового общественного строя – промышленной демократии. Описывая будущее общество, Ласки исходил из того, что частная собственность в нем сохранится, но функции управления производством будут переданы коллективам трудящихся.

На смену централизованной организации власти придет «плюралистическое государство», в котором систему учреждений, построенных по территориальному принципу, дополнят органы представительства профессиональных интересов – производственные ассоциации (например, корпорация железных дорог), профсоюзы, объединения деятелей культуры и образования, независимые церкви. Тем самым произойдет дисперсия (рассеяние) государственного суверенитета: политическая власть рассредоточится по многочисленным объединениям, представляющим различные социальные интересы. Увеличение числа центров власти отразит федеративную природу общества, его дифференцированную социальную структуру.

Не согласился Ласки и с концепциями правового государства. Для того чтобы стать правовым, современному государству необходимо признать и обеспечить своим гражданам такие естественные права человека, как право на прожиточный минимум и достаточный досуг, право объединяться для совместных социальных действий.

Ранние сочинения Ласки содержат программу мирного перехода к промышленной демократии. С середины 30-х гг. его взгляды претерпели существенную эволюцию под влиянием изменений, происшедших в расстановке социально-политических сил.

Он отказался в этот период от пропаганды идеалов плюралистической демократии и занимался главным образом разработкой тактики лейбористской партии на ближайшую перспективу.

В годы Второй мировой войны Ласки пришел к убеждению, что господство буржуазии, опирающееся на военную машину, может быть ниспровергнуто лишь путем насильственной революции.

56. Концепция плюралистической демократии Морис Ориу

Морис Ориу (1856–1929 гг.), основоположник теории институционализма, был профессором и деканом факультета права Тулузского университета. Его труды оставили заметный след в истории социологии и юридической науки.

По определению Ориу, институт – это идея дела или предприятия, осуществляемая правовыми средствами. Государство, подчеркивал Ориу, реализует идеи покровительства гражданского общества нации, защиты частной собственности как сферы свободы индивидов. С течением времени институты приобретают устойчивый характер и обычно живут значительно дольше, чем создавшие их лица.

Ориу выделял два типа институтов: корпоративные (торговые общества, ассоциации, государство, профсоюзы, церковь) и вещные (правовые нормы).

Основное внимание в теории Ориу было уделено корпоративным институтам. Как автономные образования они обладают общими чертами, а именно: определенной направляющей идеей, организацией власти и совокупностью норм, регулирующих внутренний распорядок.

“Управление группами людей, осуществляемое посредством создания права и порядка, требует, чтобы те, кто управляет, сами могли творить право”, – указывал Ориу. Понятия власти, управления, права в его доктрине были распространены на все корпоративные институты.

В отличие от Ласки, наполнившего концепцию плюрализма идеями социализации управления и рабочего контроля над производством, Ориу рассматривал корпоративные институты как инструменты упрочения капиталистического строя. Теория институтов отводила социальным группам роль механизмов, поддерживающих рыночную экономику в состоянии устойчивого равновесия.

Для либерального режима важно, писал Ориу, чтобы “предпринимательство индивидов в экономическом производстве оставалось на первом месте, а предпринимательство социальных групп, в том числе и государства, было отодвинуто на задний план… Свобода предпринимательской деятельности, полагал он, приводит к нарушению равновесия в обществе.

Как и другие идеологи неолиберализма,Ориу доказывал необходимость “признать государственное вмешательство, которое явится политическим вмешательством в целях поддержания порядка и не будет претендовать на то, чтобы превратить государство в экономическую общность” (имеются в виду коммунистические проекты огосударствления экономики).

Государство, согласно концепции Ориу, должно стать публичной службой либерального порядка. Его задача – направлять и контролировать экономическую жизнь общества, оставаясь в то же время общенациональным институтом, т.е. нейтральной посреднической силой.

Идеи политического плюрализма в теории Ориу еще не отличались четкостью формулировок. Предложенный им институционный подход к исследованию общества и государства тем не менее послужил основой, на которой сложились концепции плюралистической демократии Ж. Бюрдо, М.

Дюверже и многих других французских политологов.

Теория институтов способствовала утверждению в либеральной идеологии представлений о политике как сложном процессе с множеством участников и преодолению взглядов классического либерализма, сводивших анализ политики к взаимоотношениям между индивидом и государственной властью.

К середине столетия институционалистические концепции заняли господствующее положение во французской политологии (это отразилось и на учебных планах университетов, где вместо традиционных курсов по государственному праву ввели курс конституционного права и политических институтов).

Дальнейшее развитие теории плюралистической демократии было связано с уточнением места и роли различных социальных формирований в политической системе общества. Политологи вплоть до настоящего времени активно обсуждают проблемы классификации партий, их особенностей по сравнению с массовыми движениями, группами давления и объединениями общественной поддержки.

В последние десятилетияXX в. западные политологи начинают распространять принципы плюрализма на исполнительную ветвь власти. Как отмечается в ряде работ, опубликованных в 80-е гг.

, плюрализм требует организации на многопартийной основе не только представительных органов государства, но и правительственных учреждений.

Сторонники этой точки зрения убеждены, что последовательная плюралистическая демократия предполагает создание коалиционного правительства с участием представителей от различных политических партий, в том числе и таких, которые находятся в оппозиции по отношению друг к другу.

Источник: https://megaobuchalka.ru/3/2945.html

Читать

ГАРОЛЬД ЛАСКИ: ДУДОЧНИК-ОБОЛЬСТИТЕЛЬ ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ
sh: 1: —format=html: not found

Annotation

Дэвид Рокфеллер — представитель третьего поколения знаменитой династии, ставшей олицетворением американского капитализма.

В книге, написанной в возрасте 87 лет, он повествует о своем жизненном пути: годах учебы, давшей ему фундаментальное гуманитарное и особенно экономическое образование; службе в армии во время Второй мировой войны, деятельности в `семейном` банке `Чейз` — одной из основ финансового могущества Рокфеллеров.

В книге освещена и его `параллельная карьера` — участие в широко известных филантропических учреждениях, основанных на пожертвования Рокфеллеров и сыгравших важную роль в общественной жизни США. Это — Рокфеллеровский фонд, Рокфеллеровский институт медицинских исследований, Музей современного искусства, Генеральный совет по образованию.

На протяжении многих лет Д.Рокфеллер был одной из ключевых фигур в создании и работе международных неправительственных организаций, оставивших заметный след в мировой политике: Бильдербергский клуб, Дартмутские конференции, Трехсторонняя комиссия.

Д.Рокфеллер имел множество встреч с виднейшими политиками разных стран. Среди них — Н.С.Хрущев, А.Н.Косыгин, Ф.Кастро, Чжоу Эньлай, Дэн Сяопин, последний шах Ирана, А.Садат и другие. Его рассказ об этих встречах и о постоянных контактах с правительственными деятелями США представляет несомненный интерес.

Не могут не привлечь внимания и суждения автора о банковском бизнесе и проблемах развития экономики.

Джон Рокфеллер

ГЛАВА 1

«СТАНДАРД ОЙЛ»

СПОКОЙСТВИЕ ПЕРЕД ЛИЦОМ БУРИ

«ИСКУССТВО ДАВАТЬ»

«СВЯЗИ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ»

ГЛАВА 2

МАТЬ И ОТЕЦ

ДАВЯЩИЕ НОРМЫ, ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ХРУПКОСТЬ

КРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА

ДОЛГ, МОРАЛЬ, ПРИЛИЧИЯ

ЛАДЛОУ

ГЛАВА 3

ДЕТСТВО

В ОКРУЖЕНИИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ИСКУССТВА

ШКОЛЬНЫЕ ДНИ

ПОКАНТИКО

ЛЕТНИЕ СЕЗОНЫ В СИЛ-ХАРБОРЕ

ШЕСТЬ РАЗНЫХ ЛИЧНОСТЕЙ

ГЛАВА 4

ПУТЕШЕСТВИЯ

ЛЕДЕНЦЫ «ЛАЙФ СЕЙВЕРС» И ШОКОЛАДКИ «ХЕРШИ»

РЕСТАВРАЦИЯ НАШЕЙ СТАРИНЫ: ВЕСНА 1926 ГОДА

ЗНАКОМСТВО С ДИКИМ ЗАПАДОМ: ЛЕТО 1926 ГОДА

ФРАНЦИЯ И РЕСТАВРАЦИОННЫЕ РАБОТЫ: ЛЕТО 1927 ГОДА

ТРИ МЕСЯЦА СРЕДИ ПИРАМИД: ЗИМА 1929 ГОДА

ГЛАВА 5

НОВОЕ ЗДАНИЕ ДЛЯ ОПЕРЫ

ДЕЙСТВУЯ В ОДИНОЧКУ

СПАСЕНИЕ ПРОЕКТА

ЗАЛОЖНИК УСЛОВИЙ АРЕНДНОГО ДОГОВОРА

СПОРНАЯ ФРЕСКА

НА ВЕЛОСИПЕДЕ ЧЕРЕЗ БРИТАНИЮ

ГЛАВА 6

ГАРВАРД

ЗАТРУДНЕНИЯ В СОЦИАЛЬНОМ ПЛАНЕ

СЕМЬЯ ОЛДРИЧ

БЕН ДЖИ И ДИ К

ТРУДНАЯ УЧЕБА

ЛЕТО В ГИТЛЕРОВСКОЙ ГЕРМАНИИ

ТРИ ЗАПОМНИВШИХСЯ ПРОФЕССОРА

ЛЕТНИЕ ЭПИЗОДЫ ДОМА И ЗА ГРАНИЦЕЙ

ВСТРЕЧА С ПАДЕРЕВСКИМ И ФРЕЙДОМ

РОКФЕЛЛЕРОВСКОЕ НАСЛЕДСТВО

ВЫБОР КАРЬЕРЫ

ГЛАВА 7

УЧАСЬ У ВЕЛИКИХ ЭКОНОМИСТОВ

ШУМПЕТЕР И КЕЙНС

ХАБЕРЛЕР И МЭЙСОН

ЛОНДОНСКАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ

ГАРОЛЬД ЛАСКИ: ДУДОЧНИК-ОБОЛЬСТИТЕЛЬ ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ

ХАЙЕК И РОББИНС

ОБЩЕНИЕ С СЕМЬЕЙ КЕННЕДИ

ПЕДРО БЕЛЬТРАН: БУДУЩИЙ ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ПЕРУ

НОВЫЙ ВИЗИТ В ТРЕТИЙ РЕЙХ

ПОБЕРЕЖЬЕ ДАЛМАЦИИ И ГРЕЦИЯ

ЧИКАГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

НАЙТ, ВАЙНЕР И ЛАНГЕ

Н А П О Л П УТИ

ГЛАВА 8

ДИССЕРТАЦИЯ, ЖЕНА И РАБОТА

«РАЗМЫШЛЕНИЯ» ПО ПОВОДУ ПРОСТОЕВ И ПОТЕРЬ

ПЕГГИ

М АЛ ЕН ЬКИ Й ЦВЕТОК

«ГОТОВНОСТЬ»

ГЛАВА 9 ВОЙНА

ТРЕВОЖНЫЙ РАЗГОВОР

НАЧАЛЬНАЯ ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА

БОЛЕЗНЕННЫЕ ПОТЕРИ

ШКОЛА КАНДИДАТОВ В ОФИЦЕРЫ

СЛ УЖБА В АЛ ЖИ Р Е

СОЗДАНИЕ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ СЕТИ

ЖИРО ПРОТИВ ДЕ ГОЛЛЯ: ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

ДОМОЙ И ОБРАТНО

ЮГО-ЗАПАДНАЯ ФРАНЦИЯ

ВСТРЕЧА С ПИКАССО

ОТРЕЗАННЫЙ ОТ МИРА

СБОР РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ДАННЫХ В ПАРИЖЕ

ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЙНЫ

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

ГЛАВА 10 НАЧАЛО КАРЬЕРЫ В «ЧЕЙЗЕ»

«ЧЕЙЗ НЭШНЛ БЭНК»

«СЕМЕЙНЫЙ» БАНК РОКФЕЛЛЕРОВ

УИ Н ТР ОП О Л ДР И Ч

«ЧЕЙЗОВСКАЯ» КУЛЬТУРА

В ВАГОНЕ МЕТРО С ЗАРПЛАТОЙ 3500 ДОЛЛАРОВ В ГОД

ЕВРОПА: ОТСУТСТВИЕ ВИДЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ МАРКЕТИНГА

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА:НЕИСПОЛЬЗОВАННЫЕ РЫНКИ

ПАНАМА: СКОТ В КАЧЕСТВЕ ЗАЛОГА

САХАРНЫЙ ТРОСТНИК И РЕВОЛЮЦИЯ НА КУБЕ

ОПЕРАЦИЯ «СВОИМИ СИЛАМИ» В ПУЭРТО-РИКО

ЭКСПАНСИЯ В ЮЖНУЮ АМЕРИКУ

ПОПЫТКА СОЗДАНИЯ РЫНКОВ КАПИТАЛА

БИТВЫ ВНУТРИ «ЧЕЙЗА»

ГЛАВА 11

НАЛАЖИВАНИЕ ДОМАШНЕЙ ЖИЗНИ

СВОДЯ КОНЦЫ С КОНЦАМИ

ОРГАНИЗУЯ БРАТЬЕВ

ПОКУПКА РОКФЕЛЛЕРОВСКОГО ЦЕНТРА УОТЦА

ПОКУПКА ПОМЕСТЬЯ ПОКАНТИКО

РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ СЕМЕЙНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

ТРАДИЦИЯ ФИЛАНТРОПИИ

СОЗДАНИЕ РОКФЕЛЛЕРОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

АЛДЖЕР ХИСС И ФОНД КАРНЕГИ

ВЕЧЕР С АЛДЖЕРОМ

СОЗДАНИЕ ЛИЧНОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО АППАРАТА

ГЛАВА 12

ЛЮБОПЫТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

МОДЕРНИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ БАНКОМ

КУРС НА СТОЛКНОВЕНИЕ

МАНИЯ ОБЪЕДИНЕНИЙ

«ИОНА ПРОГЛАТЫВАЕТ КИТА»

В ПОИСКАХ РУКОВОДСТВА НА СТОРОНЕ

КОНСОЛИДАЦИЯ В НИЖНЕМ МАНХЭТТЕНЕ

ВОЗМОЖНОСТЬ, КОТОРУЮ МЫ НЕ МОГЛИ УПУСТИТЬ

ЭФФЕКТНОЕ НОВОЕ ЗДАНИЕ

ГЛАВА 13

КОНФЛИКТ

БОРЬБА ЗА «ДУШУ» БАНКА

« ТРОЯНСКИЙ КОНЬ»

ТУПИКИ ИНОСТРАННОГО ОТДЕЛА

КОНКУРЕНЦИЯ С ЭКСИМБАНКОМ

ИНВЕСТИЦИИ В РАЗВИВАЮЩЕМСЯ МИРЕ

БОРЬБА ЗА ВЫСШИЙ ПОСТ

БАМПЕРАМ И ПО ВКУСАМ

ДОМ РАЗДЕЛЕННЫЙ

НАВСТРЕЧУ НОВОЙ ГЛОБАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ

ГЛАВА 14

ТРУДНЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

ТЯЖЕЛАЯ ПОТЕРЯ

ВИТРАЖ МАТИССА

ПОВТОРНАЯ ЖЕНИТЬБА И УХОД

ТЯЖЕЛОЕ ПИСЬМО

ПОСЛЕДНЕЕ «ПРОЩАЙ»

НЕЗАКОНЧЕННОЕ ДЕЛО

РАЗДЕЛ АКТИВОВ

КОНЕЦ ЭЙРИ

ПЕРЕДАЧА ЖЕЗЛА

НЕЛЬСОН И ПОЛИТИКА РАЗВОДА

НАПРЯЖЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

ИСКУСНЫЙ УЧАСТНИК ПОЛИТИЧЕСКИХ КАМПАНИЙ

КОЛОССАЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ

ГЛАВА 15

СОЗДАНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО БАНКА

ПЛАТА ЗА ДЕПОЗИТЫ

ПОЯВЛЕНИЕ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЙ

СОЧЕТАЯ БИЗНЕС С ДРУЖБОЙ

СОЗДАНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ КОРНЕЙ

УПУЩЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ В КАНАДЕ

ПОВОРОТ В ЕВРОПЕ

ЭКСПАНСИЯ В АЗИИ

ПОПЫТКИ В АФРИКЕ

НЕУДАЧА С ГЛОБАЛЬНЫМИ ИНВЕСТИЦИЯМИ

ПОВЫШЕНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО ПРИСУТСТВИЯ И ВЛИЯНИЯ

ДЕСЯТИЛЕТИЕ РОСТА

ГЛАВА 16

ВО ГЛАВЕ БАНКА

ШЕСТЬ КЛЮЧЕВЫХ КОРПОРАТИВНЫХ ЗАДАЧ

ПРОКЛАДЫВАЯ НОВЫЙ КУРС

ВЫНУЖДЕННЫЙ УХОД

МЕСТЬ ЧЕМПИОНА

КУЛАЧНАЯ ДРАКА ВМЕСТО УКРЕПЛЕНИЯ ЕДИНСТВА

УВОЛЬНЕНИЕ

ПОИСКИ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА

СОБСТВЕННАЯ КОМАНДА

ГЛАВА 17

НАЧАЛО ДИАЛОГА

ВОПЛОЩЕНИЕ КАПИТАЛИЗМА

ПОД ВЗГЛЯДОМ ЛЕНИНА

БЕСЕДА

ИНФОРМИРУЯ ЛИНДОНА Б.ДЖОНСОНА

ДАРТМУТСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

ТОРГОВЛЯ С «ВРАГОМ»

ПЕРВЫЙ АМЕРИКАНСКИЙ БАНК В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

БЕСЕДЫ С КОСЫГИНЫМ

НЕКОНВЕРТИРУЕМАЯ ВАЛЮТА

ЭПИЛОГ

ГЛАВА 18 ЗА БАМБУКОВЫЙ ЗАНАВЕС

РОКФЕЛЛЕРЫ В КИТАЕ

НОВЫЙ КИТАЙ

ВОЗВРАЩЕНИЕ «ЧЕЙЗА» В АЗИЮ

ЧЕМОДАН, ПОЛНЫЙ ДЕНЕГ

ГОТОВЯСЬ К ПОЕЗДКЕ В КИТАЙ

ВОЗВРАЩЕНИЕ В КОНТИНЕНТАЛЬНЫЙ КИТАЙ

НЕ СВЯЗЫВАЮЩИЕ СЕБЯ ФОРМАЛЬНОСТЯМИ, ЛЮБЕЗНЫЕ, ЖЕСТКИЕ, НЕГИБКИЕ ХОЗЯЕВА

СВИДЕТЕЛЬ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

ПЕРЕГОВОРЫ С БАНКОМ КИТАЯ

ЧЖОУ ЭНЬЛАЙ

ПЕРЕМЕНЫ В КИТАЕ

ОТКРЫТАЯ ДВЕРЬ

ПЕЩЕРЫ ДАЦУ

ГЛАВА 19

В ПОИСКАХ «БАЛАНСА» НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

«ЧЕЙЗ» И ИЗРАИЛЬ

БОЙКОТ

НАСЕР

ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЙНЫ

ПОИСК БАЛАНСА

ПОСЛАНИЕ НАСЕРА

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ КОРОЛЯ ФЕЙСАЛА

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА

ПУБЛИКАЦИЯ В «НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС»

КОНФРОНТАЦИЯ С КОХОМ

ПОСЕЩЕНИЕ ДРУГОЙ СТОРОНЫ

ГЛАВА 20

ВЫЖИВАНИЕ, НЕВЗИРАЯ НА ОПЕК

РАННЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

ОПЕК И АРАБСКОЕ НЕФТЯНОЕ ЭМБАРГО

РЕЦИКЛИРОВАНИЕ НЕФТЕДОЛЛАРОВ

ДОЛГОВОЙ КРИЗИС

НАШ РОСТ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

НЕПРОСТЫЕ ЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

СЛОЖНЫЕ БАНКОВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

НЕОЖИДАННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

РАЗДРАЖЕНИЕ И ПРИМИРЕНИЕ

КОРОЛЬ ИОРДАНИИ ХУСЕЙН И КРОНПРИНЦ ХАСАН

ШЕЙХИ, СУЛТАНЫ И САДДАМ

КУВЕЙТ: ШЕЙХ ДЖАБЕР

БАХРЕЙН И БЕЙРУТ

ОБЪЕДИНЕННЫЕ АРАБСКИЕ ЭМИРАТЫ

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=245460&p=27

Studio-pravo
Добавить комментарий