5. 15. Срыв следственных и иных процессуальных действий

Затягивание следственных и иных процессуальных действий

5. 15. Срыв следственных и иных процессуальных действий
⇐ ПредыдущаяСтр 27 из 42Следующая ⇒

Широкое распространение среди недобросовестных адвокатов получили разнообразные способы затягивания процессуальных действий, особенно ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, в случае если обвиняемый находится под стражей.

Конечно, значительные временные затраты связаны с объемом и сложностью изучаемого дела. Но некоторые адвокаты используют затягивание, как своеобразный рычаг шантажа, давления на следователя.

Так, недобросовестный адвокат («скандалист», «неконтактный»), зная, что срок следствия и содержания под стражей подзащитного истекает, требует освободить подзащитного, обвиняемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

В случае отказа в удовлетворении этого ходатайства защитник угрожает следователю затянуть ознакомление с материалами дела с таким расчетом, чтобы после истечения сроков добиться освобождения арестованного через суд.

Каждый более или менее опытный адвокат знает, сколько усилий и нервов стоит следователю получить санкцию на продление сроков содержания под стражей, особенно свыше шести месяцев.

Как бы ни был добросовестен следователь, как бы активно и грамотно не велось расследование, как бы ни был опасен преступник, рассмотрение ходатайства о продлении у руководителя СО, а затем у судьи будет весьма непростым, ведь речь идет о нарушении предусмотренного законом срока (ч. 1 ст. 109 УПК РФ).

По уголовным делам об организованной преступной деятельности часто используется такой прием противодействия (заметим, «внешне» законного). Для защиты обвиняемого специально нанимают несколько адвокатов: два, пять и более.

В итоге обеспечить всех их возможностью ознакомления с материалами дела, вызвать их всех для участия в процессуальном действии, в судебном заседании, крайне сложно. То у одного, то у другого будут появляться «уважительные причины» неявки и бесконечные ходатайства об отложении следственного (судебного) действия.

Разумеется, подзащитный этой бригады адвокатов будет категорически против проведения процессуальных действий хотя бы без одного из защитников. Он будет заявлять, что тем самым существенно нарушаются его права на защиту.

В ранее действовавших процессуальных условиях имели место случаи обмана следователей, злоупотребления их доверием со стороны недобросовестного адвоката[307]. Так, например, защитник за 7-8 дней до истечения 6-месячного срока содержания под стражей обещает следователю, что он успеет за оставшиеся дни изучить дело и подпишет протокол в порядке ст. 218 УПК РФ.

Доверчивый следователь теряет бдительность и не возбуждает перед судом ходатайство о продлении срока содержания под стражей как того требует закон, т.е. за 5 суток до истечения срока. В результате адвокат-обманщик не подписывает протокол ознакомления и сразу же подает жалобу о незаконном содержании под стражей.

Учитывая, что следователем ходатайство подано несвоевременно, суд освобождает обвиняемого из-под стражи.

В данном примере далеко не всегда следует говорить о нарушении УПК РФ. Адвоката чаще можно уличить лишь во лжи, непорядочности, нарушении этики. Но допустил ли он здесь нарушение УПК РФ? Скорее всего — нет.

Поделом следователю — не следует доверять недобросовестному адвокату! В любом случае, если протокол в порядке ст.

218 УПК РФ не подписан за 7-10 суток до истечения срока, следует заранее возбуждать ходатайство о его продлении[308].

К тому же не следует забывать о положении ч. 3 ст. 217 УПК РФ, т.е. о возможности установления определенного срока для ознакомления с материалами дела на основании судебного решения (См. также гл. 1.11).

Но, полагаю, что при определенном условии разнообразные способы затягивания можно признать не только нарушением этики, но и нарушением УПК РФ и Закона об адвокатуре (См. гл. 6).

Этим условием является следующее: если следствием, судом будет установлено, что недобросовестный защитник, которому была предоставлена возможность, выполнять свои процессуальные обязанности, умышленно, без уважительной причины не исполнял их.

Например: постоянно срывал график ознакомления с материалами дела, не являлся к следователю, либо присутствовал, но фактически дело не изучал, проводил время впустую и т.п. Если такое поведение защитника следователем будет надлежащим образом зафиксировано[309], то основания для привлечения адвоката к ответственности имеются[310].

Давая оценку такому нарушению, можно сослаться п. 1 ч. 1 ст. 7; п. 1 ч. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре (гл. 1.2., 6, 6.6, 6.7).

Таким образом, несмотря на то, что многим неопытным следователям может показаться, что закон бессилен против некоторых адвокатских нарушений, правовые средства их нейтрализации можно найти и в таком, достаточно сложном случае.

5.17. Нарушение порядка и дисциплины проведения следственных и иных процессуальных действий

Данное нарушение со стороны адвокатов так же весьма распространенное явление. Многие из уже описанных посягательств подпадают под эту группу. Например, все нарушения, связанные с оскорблениями, унижениями чести и достоинства участников судопроизводства (см. гл. 5.

1и др.) часто направлены на то, чтобы затянуть следственные и иные процессуальные действия, помешать следователю, добыть обвинительные доказательства, вывести из психического равновесия участников, прежде всего следователя, пробить его психологическую защиту и т.п.

Так, в ходе допроса часто бывает, что адвокат ведет себя несдержанно, перебивает следователя, не дает ему применять тактические приемы, перебивает и прерывает своего подзащитного, делает ему замечания о том, что ему рассказывать, делает многочисленные несущественные замечания и требует их внесения в протокол и т.п. В результате допрос теряет свое значение и смысл.

Беда, когда следователь не может эффективно противостоять таким нарушениям. Да и что он может предпринять в соответствие с законодательством? Не так уж и много[311]. Следователь не может выпроводить адвоката из кабинета. Ему это и не выгодно, ведь нарушается право обвиняемого на защиту.

Меры нейтрализации такого рода нарушений, равно как и других, во многом носят тактический характер и будут описаны в следующей книге.

Расчет на недопустимость

Незаконные меры, применяемые адвокатом в ходе следственных действий, которые влекут признание недопустимыми полученных доказательств, являются одними из самых изощренных в своей безнравственности адвокатских нарушений.

Подобного рода пример — срыв допроса подозреваемого, я уже описал (См. 5.15). Но это именно срыв. А здесь речь идет о незаконных действиях, предпринимаемых недобросовестными адвокатами во время проведения процессуального мероприятия.

Простейший пример: защитник, участвующий в допросе с участием обвиняемого, отказывается подписать протокол, а в суде заявляет, что не присутствовал при данном следственном действии[312].

По одному из расследуемых дел был такой случай: следователь организовал по делу опознание потерпевшим подозреваемого в грабеже.

Когда опознающему представили трех лиц, среди которых был и подозреваемый, его защитник, не дав опознающему возможности высказаться самому, показал ему на своего клиента и заявил: «Вот его вы видели на месте преступления».

Несмотря на то, что потерпевший действительно указал на подозреваемого, результаты опознания были признаны недопустимым доказательством.

Подобные незаконные меры предпринимаются недобросовестными адвокатами и в ходе других следственных действий: следственного эксперимента, проверки показаний на месте, обыске и др. Так, в ходе производства обыска по делу о незаконном обороте наркотических средств — героина, защитник увидел, что следователь подошел к шкафу, где было спрятан пакет с 200 граммами героина.

Адвокат знал об этом со слов своего подзащитного. Воспользовавшись занятостью следователя, он отвлек понятых в тот момент, когда следователь изымал пакет. В результате понятые увидели наркотик впервые только в руках следователя. Так они и заявили на допросе в суде, куда они были вызваны именно по ходатайству адвоката.

В итоге результаты обыска были признаны недопустимым доказательством.

Необходимо отметить, что многие из перечисленных нарушений закона могут быть так же квалифицированы по ст. 330 УК РФ, а так же по ст. 294 УК РФ.

ГЛАВА 6. НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РФ», СРЕДСТВА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И НЕЙТРАЛИЗАЦИИ[313]

Нарушения недобросовестными адвокатами Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»[314] являются частью «иных адвокатских правонарушений» (гл. 4) (См. Приложение 10. п.1.2.1). Я рассматриваю их после нарушений уголовно-процессуального закона, и как показал анализ, многие из последних, если не все, в той или иной мере являются нарушениями Закона об адвокатуре.

Однако специфика законодательной техники нового закона такова, что большинство запретов в нем сформулированы на более высоком уровне абстракции, носят обобщенный характер.

И в то же время в нем сосредоточено значительно больше норм об обязанностях и ответственности адвокатов. Точнее будет сказать, что в УПК РФ нормы об ответственности защитников вообще отсутствуют.

Также в уголовно-процессуальном законе сформулировано весьма незначительное число прямых запретов в отношении защитников и представителей (ч. 7 ст. 49, ч. 2 ст. 53 УПК РФ и другие). В законе об адвокатуре их значительно больше.

Все это вполне закономерно, поскольку закон регулирует весь спер оказываемой адвокатами юридической помощи (ч. 2 ст. 2 Закона), а не только их участие в качестве представителя или защитника в уголовном судопроизводстве.

Как уже отмечалось, многие запреты и ограничения, касающиеся участия адвокатов в уголовном судопроизводстве, сформулированы не только в законе, но и дублируются в иных нормативно-правовых актах, прежде всего в УПК РФ, а потому уже рассмотрены в предыдущих главах работы.

Здесь же предпримем попытку дать краткую характеристику тех противоправных деяний адвокатов, которые нарушают только требования закона об адвокатуре.

⇐ Предыдущая22232425262728293031Следующая ⇒

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/6xc773.html

Определение Конституционного Суда РФ от 15.05.2012 N 881-О

5. 15. Срыв следственных и иных процессуальных действий

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2012 г. N 881-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА КРУШИНСКОГО ВЛАДИСЛАВА АНДРЕЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ

ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 164, 172, 195 И 215

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина В.А. Крушинского,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А. Крушинский, осужденный по приговору суда от 27 марта 2009 года, просит признать противоречащими статьям 18, 19 (часть 1), 45, 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации следующие положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

статью 172 «Порядок предъявления обвинения», как не содержащую требование о заблаговременном извещении заключенного под стражу обвиняемого через администрацию места содержания под стражей о дате и времени предъявления ему обвинения под расписку, которая приобщалась бы к материалам уголовного дела, и ставящую тем самым его в неравное положение с обвиняемыми, находящимися на свободе, которые извещаются повесткой, а потому нарушающую его право на своевременную и эффективную защиту;

статью 164 «Общие правила производства следственных действий» во взаимосвязи со статьей 172, которые, по мнению заявителя, позволяют органам предварительного расследования совмещать предъявление лицу обвинения с проведением ряда следственных и иных процессуальных действий, что лишило его возможности эффективно осуществить свое право на защиту от предъявляемого обвинения;

статью 195 «Порядок назначения судебной экспертизы», поскольку она, с точки зрения заявителя, не обязывает следователя знакомить обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы в срок, необходимый для реализации его прав, связанных с производством судебной экспертизы, и тем самым позволяет следователю предъявлять обвиняемому постановление о назначении экспертизы уже после ее проведения;

статью 215 «Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением», как не содержащую требование о том, что решение об окончании предварительного следствия по уголовному делу может быть принято следователем не ранее определенного, достаточного для защиты от предъявленного обвинения срока (например, семи или десяти суток после предъявления лицу обвинения), и тем самым дающую следователю возможность окончить предварительное следствие непосредственно после предъявления лицу обвинения, что осложняет осуществление последним права на защиту.

Как следует из представленных материалов, 15 января 2009 года по уголовному делу дознавателем была назначена судебно-химическая экспертиза, а 21 января того же года следователь предъявил В.А.

Крушинскому обвинение в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. 2 февраля 2009 года следователем была назначена сравнительная химическая судебная экспертиза, а 20 февраля того же года В.А.

Крушинскому предъявлено обвинение в совершении незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере и в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

После предъявления обвинения он был допрошен в качестве обвиняемого, а затем он и его защитник были ознакомлены с постановлениями о назначении уже проведенных судебных экспертиз и заключениями экспертов.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. В соответствии с частью третьей статьи 195 УПК Российской Федерации следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 того же Кодекса, о чем составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Это процессуальное действие, по смыслу указанных норм, рассматриваемых в системной связи, должно быть осуществлено до начала производства экспертизы; в противном случае названные участники процесса лишаются возможности реализовать связанные с назначением экспертизы и вытекающие из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон права, закрепленные статьей 198 УПК Российской Федерации. Данное требование части третьей статьи 195 УПК Российской Федерации распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства во всех случаях (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июня 2004 года N 206-О, от 25 декабря 2008 года N 936-О-О, от 17 ноября 2009 года N 1398-О-О, от 17 декабря 2009 года N 1629-О-О, от 22 марта 2011 года N 340-О-О, от 25 января 2012 года N 32-О-О и др.).

Таким образом, статья 195 УПК Российской Федерации неопределенности не содержит и конституционные права заявителя не нарушает.

2.2.

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации следователь извещает обвиняемого о дне предъявления обвинения (часть вторая статьи 172), при этом обвиняемый, находящийся на свободе, извещается повесткой, в которой указываются, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу надлежит явиться, дата и время явки, а также последствия неявки без уважительных причин (часть четвертая статьи 172 и часть первая статьи 188), а обвиняемый, содержащийся под стражей, — извещается через администрацию места содержания под стражей (часть третья статьи 172).

Согласно же части первой статьи 173 УПК Российской Федерации следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения, причем такой допрос производится по общим правилам (за некоторыми изъятиями), закрепленным статьей 189 данного Кодекса, при этом повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи.

Следовательно, статья 172 УПК Российской Федерации, рассматриваемая в системе действующего правового регулирования, не предполагает, что обвиняемый, содержащийся под стражей, может быть лишен права быть вызванным для допроса в качестве обвиняемого (и непосредственно предшествующего ему предъявления обвинения) повесткой, которая затем приобщается к материалам уголовного дела.

2.3. Статья 164 УПК Российской Федерации, определяющая общие правила производства следственных действий, не касается вопросов предъявления лицу обвинения.

Порядок предъявления обвинения установлен статьей 172 УПК Российской Федерации, согласно которой обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее трех суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого в присутствии защитника, если он участвует в уголовном деле (часть первая); удостоверившись в личности обвиняемого, следователь объявляет ему и его защитнику, если он участвует в уголовном деле, постановление о привлечении этого лица в качестве обвиняемого, а также разъясняет обвиняемому существо предъявленного обвинения и его права, предусмотренные статьей 47 данного Кодекса, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника и следователя на постановлении с указанием даты и времени предъявления обвинения (часть пятая).

При этом согласно части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации обвиняемый вправе не только знать, в чем он обвиняется (пункт 1), но и знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта (пункт 11), знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме (пункт 12), приносить жалобы на действия (бездействие) и решения следователя и принимать участие в их рассмотрении судом (пункт 14). Обвиняемый также вправе заявлять ходатайства, а следователь обязан рассмотреть каждое из них и не может отказать в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствует участник уголовного процесса, имеют значение для уголовного дела; постановление об отказе в удовлетворении ходатайства может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 16 данного Кодекса (пункт 5 части четвертой статьи 47, части первая, вторая и четвертая статьи 159 УПК Российской Федерации).

Если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со статьей 171 УПК Российской Федерации выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в порядке, установленном статьей 172 данного Кодекса; если же предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора (статья 175 УПК Российской Федерации).

На завершающем этапе предварительного расследования следователь, признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, уведомляет об этом обвиняемого и разъясняет ему предусмотренное статьей 217 УПК Российской Федерации право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя, о чем составляется протокол (статьи 166, 167 и 215 УПК Российской Федерации). Обвиняемому и его защитнику следователь предъявляет материалы уголовного дела, с которыми они могут знакомиться без ограничения во времени, необходимом им для этого (статья 217 УПК Российской Федерации).

Соответственно, оспариваемые заявителем нормы — как сами по себе, так и во взаимосвязи с иными положениями уголовно-процессуального закона — не могут рассматриваться ни как позволяющие завершить предварительное расследование без всестороннего и объективного исследования в разумные сроки всех обстоятельств дела и доказательств, в том числе тех, которые представлены стороной защиты либо должны быть получены органом предварительного расследования по ее ходатайствам, ни как дающие следователю возможность совмещать предъявление обвинения с производством тех или иных следственных действий, в том числе в чрезмерном объеме, при котором ограничивалось бы время, необходимое обвиняемому для подготовки своей защиты.

Не предполагают они и одновременного предъявления первоначального, фиксируемого в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, и окончательного обвинения — материалов оконченного расследования, а затем и обвинительного заключения или акта, без учета заявленных обвиняемым ходатайств и принесенных им жалоб.

Таким образом, статьи 164, 172, 195 и 215 УПК Российской Федерации конституционные права заявителя не нарушают.

Разрешение же вопросов о том, были ли осуществлены процессуальные действия по его уголовному делу в разумные сроки, достаточным ли было время для ознакомления заявителя с материалами дела и для подготовки к защите, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крушинского Владислава Андреевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Источник: https://legalacts.ru/doc/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-15052012-n-881-o-ob/

Процессуальные действия: следственные и иные процессуальные действия

5. 15. Срыв следственных и иных процессуальных действий

Процессуальное действие определено в качестве следственного, судебного и иного действия, предусмотренного уголовно-процессуальным законом.

С точки зрения содержаниявсе процессуальные действия можно разделить на две основные группы:

1) действия, которые направлены на формирование доказательственной базы, или, иначе говоря, следственные и судебные действия, хотя с учетом того, что судебные действия по собиранию доказательств совершаются исключительно в ходе судебного следствия, в данном случае допустимо говорить просто о следственных действиях;

2) так называемые «иные процессуальные действия», направленные не на собирание доказательств, а на достижение иных целей.

Примерами следственных действий служат, в частности, производство обысков, осмотров, допросов и т.п. в ходе предварительного расследования, судебный допрос, освидетельствование в суде, производство экспертизы и др. Перечень следственных (судебных) действий приведен в УПК РФ и является исчерпывающим.

К «иным процессуальным действиям» относятся предъявление обвинения, ознакомление участников уголовного процессас материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования, разъяснение судом прав участников судебного разбирательства и т.п. Исчерпывающего кодифицированного перечня «иных процессуальных действий» закон не содержит.

Процессуальные решения.

Заслуживает внимания классификация процессуальных решений на административные и юрисдикционные. Данная классификация широко распространена в западной процессуальной доктрине, но при этом не получила должного признания в отечественной процессуальной науке даже в какой-то иной терминологической версии.

Административными признаются в западной теории те принимаемые следователем процессуальные решения, которые не подлежат обжалованию в суд (о начале и дальнейшем движении предварительного расследования, о передаче дела от одного следователя другому, о производстве следственных действий и др.).

Такие решения не подлежат обжалованию, поскольку либо являются сугубо техническими, либо связаны с собиранием доказательств, либо неизбежно влекут не только проверку законности и обоснованности самого решения, но и рассмотрение основного вопроса уголовного дела, тем самым предрешая его исход.

Напротив, юрисдикционные решенияподлежат судебному инстанционному обжалованию, поскольку либо представляют собой разрешение автономного процессуального спора(отказ в признании потерпевшим и др.

), либо сопряжены с ограничением конституционных прав и свобод участников судопроизводства (решение о применении меры пресечения), либо затрудняют или вовсе исключают доступ граждан к правосудию (решение об отказе в возбуждении уголовного дела, о его прекращении и т.п.).

Кроме того, процессуальные решения необходимо различатьв зависимости от их функционального назначения.

Во-первых, это процессуальные решения,связанные с производством отдельных следственных действий(например, обыска, выемки, судебной экспертизы). В подобных ситуациях лицо, осуществляющее производство по делу, выносит в необходимых случаях отдельное постановление.

Во-вторых, это процессуальные решения,определяющие движение уголовного дела по стадиям процесса.К таким решениям относятся, в частности, процессуальные решения о возбуждении уголовного дела, прекращении уголовного дела, приостановлении производства по уголовному делу, привлечении лица в качестве обвиняемого и т.п.

В-третьих, это процессуальные решения,касающиеся мер процессуального принуждения, применяемых в уголовном судопроизводстве (кроме задержания и обязательства о явке).

В-четвертых, эторешения, принимаемые в связи с обращениями участников уголовного судопроизводства (жалобами, ходатайствами и т.п.). К ним относятся, например, постановления об удовлетворении или отклонении ходатайств или, допустим, принятое на основании жалобы потерпевшего решение суда об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела.

В отличие от процессуальных действий процессуальные решенияоформляются не протоколом, а постановлением следователя, дознавателя, прокурора, судьи или определением суда. В то же время в судебных стадиях уголовного процесса решения могут отражаться в протоколе судебного заседания без составления отдельного судебного постановления (определения).

Процессуальные средства взаимодействия с лицом, ведущим производство по делу: ходатайства и жалобы.

Ходатайства и жалобы в уголовном судопроизводстве следует рассматривать в качестве единого правового института, к использованию которого могут прибегать участвующие в уголовном процессе частные лица независимо от их процессуального статуса с целью реализации своих прав и законных интересов в ходе производства по уголовному делу.

А) ходатайства

Ходатайство представляет собой официальное обращение участника уголовного судопроизводства к лицу, ведущему производство по уголовному делу, с требованием совершения определенных процессуальных действий либо принятия определенных процессуальных решений.

По общему правилу ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу (исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом).Устное ходатайство подлежит отражению в протоколе процессуального действия или судебного заседания, письменное ходатайство приобщается к уголовному делу.

По содержанию заявленное ходатайство должно быть направлено:

1) на установление обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, что, как правило, предполагает производство определенных следственных действий(например, ходатайство о назначении судебной экспертизы);

2) на обеспечение прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство или представляемого им лица, что в свою очередь может означать как производство «иных процессуальных действий» (например, ознакомление с материалами дела), так и принятие необходимых процессуальных решений (например, изменение меры пресечения).

С точки зрения Конституционного Суда РФ, нет никаких формальных препятствий для заявления ходатайств любыми лицами, чьи права и интересы затронуты производством по уголовному делу (например, свидетелями).Поэтому, учитывая сложившуюся правоприменительную практику по данному вопросу, законодатель отказался от исчерпывающего перечня соответствующих участников процесса.

Праву участника процесса на заявление ходатайства корреспондирует обязанность лица, осуществляющего производство по делу, разрешить заявленное ходатайство по существу путем вынесения соответствующего процессуального решения.

По общему правилу заявленное ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления.

Однако на стадии предварительного расследования предельный срок рассмотрения и разрешения ходатайств может составлять до трех суток со дня его заявления, если немедленное принятие решения по ходатайству невозможно.

Решение об удовлетворении либо о полном или частичном отказе в удовлетворении заявленного ходатайства выносится в форме постановления (дознавателем, следователем, судьей) или определения (судом).

Решение, принимаемое по ходатайству лица, может быть обжалованокак в ведомственном(в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу), так и в судебном порядке.

Вместе с тем следует отметить, что если решение о полном или частичном отказе в удовлетворении заявленного ходатайства, как правило, подлежит обжалованию, поскольку имеет юрисдикционный характер, то решение об удовлетворении ходатайства может обладать как «юрисдикционными», так и «административными» свойствами.

В первом случаеобжалованию подлежит не само по себе решение об удовлетворении заявленного ходатайства, а принимаемые на его основе процессуальные решения (скажем, постановление о прекращении либо о приостановлении производства по уголовному делу).

Во втором случаене подлежит обжалованию соответственно и решение об удовлетворении ходатайства, что не мешает сторонам ставить вопрос о признании полученных доказательств недопустимыми, в том числе с помощью очередного ходатайства.

Б) жалобы

Действующий уголовно-процессуальный закон предусматривает три основных варианта обжалования процессуальных решений и действий, которые могут быть использованы в ходе производства по уголовному делу:

1) обжалование участниками уголовного судопроизводства действий и решений органов предварительного расследования, принимаемых в ходе досудебного производства по уголовному делу.

2) обжалование должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу, действий и решений прокурора и руководителя следственного органа в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу;

3) обжалование судебных решений в инстанционном порядке.

При этом, строго говоря, само понятие «жалоба» предполагает, что речь идет об обращении частного лица, несогласного с действиями и решениями органов расследования или суда, затрагивающими его права и интересы.

Использование категорий «жалоба» или «обжалование» применительно к должностным лицам возможно лишь в условном смысле, поскольку они не «жалуются», а имеют право в некоторых случаях официально изложить свою позицию, расходящуюся с позицией их ведомственного руководителя, прокурора или суда.

Поэтому, например, закон говорит об апелляционных (кассационных, надзорных) представлениях, а не о «жалобах» прокурора.

Закон допускаетвозможность обжалования участниками уголовного судопроизводства действий и решений органов расследования в ведомственном (в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу), прокурорско-надзорном и судебном порядке

Необходимо добавить, что уголовно-процессуальный институт жалобы применим также к порядку обжалования действий и решений должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, принимаемых в порядке выполнения отдельного письменного поручения лица, ведущего производство по уголовному делу. Вместе с тем обжалование действий вышеуказанных должностных лиц, осуществленных ими в ходе оперативно-розыскных мероприятий, но вне рамок отдельных письменных поручений, производится в порядке административного судопроизводства.

Таким образом, в ситуации, когда оперативно-розыскная деятельность (ОРД) имеет акцессорный по отношению к уголовному судопроизводству характер и осуществляется, соответственно, на основании отдельного письменного поручения лица, ведущего производство по уголовному делу, обжалование действий и решений органов ОРД производится в порядке УПК РФ.Вышеуказанный порядок обжалования распространяется и на случаи производства оперативно-розыскных мероприятий в рамках доследственной проверки, т.е. до появления уголовного дела в официальном смысле.

Рассмотрение жалоб участников процесса на действия или решения органов расследования является исключительной компетенцией районного судачаще всего по месту производства предварительного расследования.

Но в некоторых случаях, когда уголовное дело подследственно органу предварительного расследования, юрисдикция которого охватывает сразу несколько районов, в том числе район, на территории которого совершено преступление, а фактическое месторасположение данного органа не совпадает с районом совершения преступления, то жалобу рассматривает районный суд по месту совершения преступления.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/20_12766_protsessualnie-deystviya-sledstvennie-i-inie-protsessualnie-deystviya.html

Studio-pravo
Добавить комментарий