5.10. Нарушение ст. 72 УПК РФ (нарушение требований закона об

Содержание
  1. Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика
  2. Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса
  3. Любое ли нарушение требований уголовно-процессуального закона является основанием для возвращения уголовного дела прокурору?
  4. Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений статьи 72 УК РФ
  5. Вопрос 1: Какой период содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы в соответствии с частью 3 1 статьи 72 УК РФ?
  6. Вопрос 2: Что следует считать началом срока отбывания наказания в виде лишения свободы с учетом новой редакции статьи 72 УК РФ?
  7. Вопрос 3: Какое решение надлежит принять суду при постановлении приговора, если время содержания под стражей, засчитанное на основании части 3.1 статьи 72 УК РФ, поглощает срок наказания, назначенного подсудимому судом?
  8. Вопрос 4: При назначении лишения свободы условно, если осужденный содержался под стражей, следует ли указывать в приговоре на применение статьи 72 УК РФ?
  9. Вопрос 5: Применяются ли льготные правила зачета времени содержания под стражей, предусмотренные пунктами «б», «в» части 3.1 статьи 72 УК РФ, в срок лишения свободы при назначении наказания по совокупности преступлений?
  10. Вопрос 6: Возможно ли применение льготных правил зачета времени содержания под стражей в срок лишения свободы при назначении наказания по совокупности приговоров, если по первому приговору лицо осуждено за преступление, указанное в части 3.2 статьи 72 УК РФ?
  11. Вопрос 7: При назначении наказания по совокупности приговоров подлежат ли учету положения статьи 72 УК РФ в новой редакции по первому приговору, если он не пересматривался на основании статьи 10 УК РФ?
  12. Вопрос 8: Применяются ли положения частей 3.1 и 3.4 статьи 72 УК РФ к преступлениям, совершенным до 14 июля 2018 года?
  13. Вопрос 9: Какой период нахождения лица под домашним арестом подлежит зачету в срок лишения свободы по правилам, установленным в части 3.4 статьи 72 УК РФ?
  14. Вопрос 10: В каком порядке производится зачет времени нахождения лица под домашним арестом до вступления приговора суда в законную силу, если судом назначается наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, ограничения свободы, принудительных работ, исправительных работ, ограничения по военной службе либо обязательных работ?
  15. Вопрос 11: Как засчитывается в срок лишения свободы время принудительного нахождения подозреваемого, обвиняемого в медицинской организации, оказывающей медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда?
  16. Вопрос 12: Подлежат ли применению коэффициенты кратности, предусмотренные в пунктах «б» и «в» части 3.1 статьи 72 УК РФ, при решении вопросов о зачете в срок отбывания наказания периодов содержания под стражей на стадии исполнения приговора?
  17. Вопрос 13: Какое решение по зачету наказания должен принять суд при пересмотре приговора в связи со вступлением в силу Федерального закона от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ?
  18. Вопрос 14: Подлежат ли пересмотру приговоры в тех случаях, когда согласно положениям статьи 72 УК РФ зачет времени содержания лица под стражей в срок лишения свободы осуществляется из расчета один день за один день?
  19. Вопрос 15: При пересмотре приговора, по которому окончательное наказание назначено на основании статьи 70 УК РФ, возможен ли учет положений нового уголовного закона по первому приговору?
  20. Вопрос 16: Применяется ли Федеральный закон от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ к лицам, условно-досрочно освобожденным от отбывания наказания, и к осужденным, которым неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена более мягким видом наказания?
  21. Вопрос 17: Возможно ли изменение коэффициента кратности, если осужденному изменили вид исправительного учреждения на основании статьи 78 УИК РФ?

Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика

5.10. Нарушение ст. 72 УПК РФ (нарушение требований закона об

Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика

1. Защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, помощника судьи, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого;

2) является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, помощника судьи, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты;

3) оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

2. Решение об отводе защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.04.2017 N 732-О»Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Федорова Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 статьи 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»

Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 20 декабря 2016 года N 2733-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы С.А.

Федорова на нарушение его конституционных прав статьей 72 УПК Российской Федерации, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, а именно: с момента завершения рассмотрения дела заявителя в суде (принятия последнего из судебных постановлений по существу спора) и до подачи им жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации прошло более одного года.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 668-О»Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фленова Ильи Валерьевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

часть вторую статьи 49 и статью 72, поскольку они дают суду возможность в ходе рассмотрения уголовного дела отказывать в удовлетворении указанного ходатайства при отсутствии предусмотренных последней статьей обстоятельств; не содержат профессиональных и иных квалификационных требований к лицу, которое может быть допущено судом в качестве защитника наряду с адвокатом, в связи с чем позволяют дознавателю или суду на стадии предварительного расследования или судебного рассмотрения уголовного дела допускать в качестве защитника наряду с адвокатом любое лицо по выбору подозреваемого или обвиняемого; не препятствуют нижестоящему суду отказывать в удовлетворении указанного ходатайства, даже если ранее в ходе судебного заседания вышестоящий суд удовлетворил аналогичное ходатайство того же обвиняемого о допуске того же лица в качестве защитника наряду с адвокатом, а также позволяют суду не обеспечивать участие такого защитника в последующем рассмотрении уголовного дела;

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 532-О»Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бодрова Дмитрия Валерьевича на нарушение его конституционных прав статьями 49 и 401.15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Из того же исходит и правоприменительная практика: согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», при разрешении ходатайства обвиняемого о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника суду следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК Российской Федерации, но и учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу; в случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным (пункт 11).

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 502-О»Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Александровского Дмитрия Ивановича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 62, частью первой статьи 69, пунктом 3 части первой и частью второй статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.И.

Александровский, защитник которого постановлением следователя был отведен от участия в уголовном деле, просит признать не соответствующими статьям 4 (часть 2), 15 (части 1 и 4), 17 (часть 1), 18, 46 (часть 1), 48, 55 (часть 3), 56 (часть 3) и 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 62 «Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу», часть первую статьи 69 «Отвод переводчика», пункт 3 части первой и часть вторую статьи 72 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика» УПК Российской Федерации. По мнению заявителя, оспариваемые нормы неконституционны, поскольку позволяют следователю, как стороне обвинения, по собственной инициативе принимать решение об отводе адвоката, осуществляющего функцию защиты и (или) юридическую помощь двум (нескольким) лицам, на основании того, что интересы этих лиц противоречат друг другу, не принимая во внимание отсутствие самоотвода адвоката или заявления свидетеля, подозреваемого, обвиняемого о таком отводе.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 28.03.2017 N 14-АПУ17-4Приговор: По п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, по п. п. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство.

Определение ВС РФ: Приговор изменен, из осуждения по п. «ж» ч. 2 ст.

105 УК РФ исключено указание на совершение убийства группой лиц по предварительному сговору, определено считать осужденным по данному пункту за убийство, совершенное группой лиц.

В соответствии со ст. 49, 50 УПК РФ адвокат Громов А.В.

был допущен к участию в деле в качестве защитника по назначению на основании ордера адвокатского образования, при этом сам Власов возражений против его участия не заявлял.

Какие-либо данные о его личной заинтересованности в исходе дела, а также иные предусмотренные ст. 72 УПК РФ обстоятельства, исключающие его участие в деле в качестве защитника, отсутствуют.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22.12.2016 N 48-АПУ16-43Приговор: Осужденный-1 — по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу; по ч. 2 ст. 162 УК РФ за разбой; по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «е» ч. 2 ст.

105 УК РФ за пособничество в покушении на убийство общеопасным способом; осужденные-1, 2 — по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов; осужденный-2 — по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство общеопасным способом.

Определение ВС РФ: Приговор изменен, в резолютивной части осуждение осужденного-1 по ст. 222 УК РФ уточнено указанием на часть 1 этой статьи.

Не имеется также оснований для вывода о нарушении права на защиту Яппарова в связи с осуществлением его защиты адвокатом Кушнаренко, в отношении которой обстоятельств, предусмотренных ст. 72 УПК РФ, Судебная коллегия не усматривает.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 N 2733-О»Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Федорова Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав статьей 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. Гражданин С.А.

Федоров, отбывающий наказание в виде пожизненного лишения свободы, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность статьи 72 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика» УПК Российской Федерации, утверждая, что она противоречит статьям 15 (часть 4), 19 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15.12.2016 N 53-АПУ16-31Приговор: По п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой; по п. п. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство.Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

В силу положений статьи 72 УПК РФ, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого.

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UPK-RF/chast-1/razdel-ii/glava-9/statja-72/

Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса

5.10. Нарушение ст. 72 УПК РФ (нарушение требований закона об

Статья посвящена теме: «Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса», в которой приводится позиция относительно понимания существенных нарушений уголовно-процессуального кодекса, а также предлагается закрепление понятия и классификационной системы существенных нарушений уголовно-процессуального закона в УПК РФ.

Ключевые слова: Существенные нарушения уголовно-процессуального закона, существенные нарушения УПК РФ, нарушения требований закона, существенные нарушения в уголовном процессе.

Всякое нарушение уголовно-процессуального закона — это правонарушение, т. е. виновное и противоправное деяние, которое отрицательно сказывается на осуществлении назначения уголовного судопроизводства и реализации прав участников процесса.

Оно может быть совершено в форме действия либо бездействия. Вина при этом выражается в форме умысла или неосторожности.

Правонарушение состоит либо в неисполнении юридической обязанности, либо в злоупотреблении правом. [1]

Под существенным нарушением уголовно-процессуального закона следует понимать нарушение, выражающееся в отступлении государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, а также участников процесса от предписаний (требований) уголовно-процессуальных норм, которое путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса либо иным способом помешало всесторонне расследовать или рассматривать дело и повлекло или могло повлечь постановление незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения.

Несущественные нарушения уголовно-процессуального закона — это такие нарушения субъектами уголовного процесса предписаний уголовно-процессуальных норм, которые не влекут и не могут повлечь существенные для уголовного дела последствия: односторонность и неполноту исследования обстоятельств дела и вынесение незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения. [2]

Говоря о понятии существенное нарушение, которое является оценочным, возникает вопрос относительно того, что положено в основу оценки существенности нарушения?

В доктрине выработано множество подходов к классификации существенных нарушений. Выделяют следующие критерии оценки:

1)                 субъект, допустивший нарушение (следователь, дознаватель, прокурор);

2)                 стадия уголовного процесса, на котором допущено нарушение;

3)                 устранимые и неустранимые;

4)                 единичный или множественный характер нарушений;

5)                 правовые последствия нарушения;

УПК РФ устанавливается система, которая обеспечивает эффективный контроль за процессуальной деятельностью субъектов осуществляющих уголовное преследование.

Руководитель следственного органа уполномочен отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя.

Руководитель органа дознания уполномочен:

1)                 отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства по уголовном делу;

2)                 вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Прокурор уполномочен:

1)                 требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия;

2)                 истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним по ним решения в соответствии с УПК РФ;

3)                 отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя в порядке, установленном УПК РФ;

4)                 рассматривать представленную руководителем следственного органа информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора и принимать по ней решение;

Суды общей юрисдикции уполномочены на вынесение частного определения или постановления.

Если при рассмотрения уголовного дела выявлены нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым. [3]

Потерпевшим, в силу ч.1 ст. 42 УПК РФ, является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением следователя.

На практике не всегда данное требование УПК РФ исполняется своевременно, а зачастую вовсе игнорируется дознавателями и следователями.

Данная практика, как правило, складывается по тем уголовным делам, где длительное время не представляется возможным допросить потерпевшее лицо в качестве такового. Однако, указанное обстоятельство не препятствует своевременному признанию его в статусе потерпевшего.

Так же допускаются нарушения требования ч.7 ст. 42, ч.5 ст. 164, ч.10 ст. 166 УПК РФ, поскольку потерпевший перед допросом не предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и ст. 308 УК РФ за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, запись о разъяснении потерпевшему его ответственности не зафиксирована в протоколе допроса потерпевшего.

Данные нарушения влекут за собой признание показаний потерпевшего недопустимым доказательством, так как нарушают права потерпевшего.

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона влекут за собой негативные последствия, которые создают препятствия для осуществления правосудия и правильного разрешения уголовного дела, а именно вынесение законного и обоснованного приговора, как оправдательного, так и обвинительного.

Несоблюдение требований (предписаний) уголовно-процессуального закона, влет нарушение конституционных прав и свобод участников уголовного-судопроизводства, а также затрудняет доступ граждан к правосудию.

Защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, определяет назначение уголовного судопроизводства наряду с защитой личности от незаконного и необоснованного обвинения.

Согласно, ст.21 УПК уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют: прокурор, а так же следователь и дознаватель.

Субъекты уголовного преследования, на мой взгляд, наделены широкими полномочиями в рамках предварительного расследования и следствия, однако со стороны представителей власти, не редко встречаются нарушения требований уголовно-процессуального, которые провоцируют собой:

1)     ограничение в правах подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а так же других субъектов уголовного судопроизводства;

2)     принятия незаконного процессуального решения по уголовному делу;

3)     нарушение срока расследования и т. д.

Одним из правовых последствий нарушений требований уголовно-процессуального кодекса является недопустимость доказательств, которые не имеют юридической силы, а также не могут быть положены в основу обвинения и обстоятельств, подлежащих доказыванию согласно требованиям ст. 73 УПК.

Пленум Верховного Суда РФ высказывает следующую позицию: «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

Пленум не использует понятия существенное нарушение, а говорит о доказательствах, полученных с нарушением закона затрагивающих гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина или установленных уголовно-процессуальным законодательством порядка их собирания и закрепления.

Законодатель в ст.389.17 УПК определяет существенные нарушения уголовно-процессуального закона, как основание отмены или изменения приговора судом апелляционной инстанции, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Одним из оснований отмены или изменения приговора является отсутствие протокола судебного заседания, предусмотренный п.11 ч.2 ст. 389.17 УПК.

Президиума Верховного суда Республики Башкортостан отменил приговор Благоварского районного суда Республики Башкортостан от 23 апреля 2014 года в отношении З.

В ходе судебного заседания 22 апреля 2014 года суд, выслушав последнее слово подсудимого, удалился в совещательную комнату. Был объявлен перерыв до 23 апреля 2014 года с участием сторон. Протокол судебного заседания был изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания 22 апреля 2014 года.

Приговор в отношении З. постановлен 23 апреля 2014 года, тогда как протокол судебного заседания от вышеуказанной даты в материалах уголовного дела отсутствует.

Положения статьи 259 УПК Российской Федерации закрепляют общие требования к ведению протокола, достоверно и последовательно отражающего ход судебного разбирательства. Согласно пп.15, 16 ч.3 ст.

259 УПК РФ в протоколе судебного заседания обязательно указываются сведения об оглашении приговора и о разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него, сведения о разъяснении оправданным и осужденным порядка и срока обжалования приговора, а также о разъяснении права ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. В силу положений ч.6 ст.259 УПК РФ протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания.

Приговор в отношении З. постановлен 23 апреля 2014 года, тогда как протокол судебного заседания от вышеуказанной даты в материалах уголовного дела отсутствует.

Согласно п.11 ч.2 ст.389.17 УПК РФ отсутствие протокола судебного заседания является безусловным основанием отмены судебного решения. [4]

Возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК так же связано с нарушениями требований УПК.

Однако, законодатель говорит о нарушении требований УПК, но не говорит о их степени и характере.

Примеры из судебной практики нарушений требований УПК, явившихся основанием для возвращения уголовного дела прокурору:

          в обвинительном заключении не конкретизировано обвинение в части субъективной стороны мошенничества, не описаны корыстный мотив и цель как обязательные признаки субъективной стороны мошенничества: дело № 1–26/11 в отношении П., обвиняемого по ч.3 ст.159 УК РФ;

          предъявленное обвинение не соответствует фактически установленным обстоятельствам дела в судебном заседании: дело № 1–42/10 в отношении С., обвиняемого по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ;

          в постановлении о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера не изложено доводов защитника и других лиц, оспаривающих основание для применения принудительной меры медицинского характера, если они были высказаны: дело № 1–80/11 о применении принудительных мер медицинского характера в отношении Д., обвиняемого в совершении общественно-опасного деяния, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ;

          текст в обвинительном заключении в отношении подсудимого не соответствует тексту в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого: дело № 1–124/11 в отношении Б., Е., У., обвиняемых по ч.4 ст.111 УК РФ; [5]

Говоря о существенных нарушения уголовно-процессуального закона можно сделать следующие выводы:

          отсутствие критерия существенности нарушений в рамках предварительного расследования;

          отсутствие нормативно закрепленного понятия и классификационной системы существенных нарушений уголовно-процессуального закона;

Введение понятия и классификационных критериев существенного нарушения законодателем позволит различать характер допущенных нарушений правоприменителем, что дополнительно будет обеспечивать цели и назначения уголовного судопроизводства.

Литература:

  1.      Калинкина Л. Д., Рамазанова В. В. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия /Л. Д. Калинкина, В. В. Рамазанова.-науч. изд. -Саранск:Мордовское книжное изд-во, 2007. -112 с.
  2.      Калинкина Л. Д. Нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия. Саранск, 1993. С. 52, 53.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/179/8995/

Любое ли нарушение требований уголовно-процессуального закона является основанием для возвращения уголовного дела прокурору?

5.10. Нарушение ст. 72 УПК РФ (нарушение требований закона об

«За прокурором стоит закон, а за адвокатом — человек со своей судьбой, со своими чаяниями, и этот человек взбирается на адвоката, ищет у него защиты, и очень страшно поскользнуться с такой ношей» (Федор Плевако).

На самом деле так и есть, Доверители обращаясь к адвокату за юридической помощью возлагают на него большие надежды.

Адвокат, в свою очередь, принимая на себя оказание помощи Доверителю обязан оказывать ее профессионально и в соответствии с законом на любой стадии и пресекать нарушения закона.

    Примерно пол года назад ко мне обратился Доверитель для того чтобы я был его защитником, так как он обвиняется в совершении двух преступлений. Одно это ч. 2 ст. 145.1 УК РФ, а  другое это ч. 1 ст. 201 УК РФ. Ко мне он обратился когда уже происходило ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

Прибыв к следователю для вступление в уголовное дело в качестве защитника, а также для последующего ознакомления с материалами уголовного дела, следователь своим ПОСТАНОВЛЕНИЕМ (БЕЗ САНКЦИИ СУДА!!!) ограничивает меня в ознакомлении с материалами уголовного дела, обоснованная это тем, что защитник, который оказывал юридическую помощь Доверителю до меня, ограничен судом в ознакомлении с материалами уголовного дела. Несмотря на то, что я не был ограничен в ознакомлении с материалами дела, следователь уведомил об окончании выполнения ст. 217 УПК РФ, так как истек срок ознакомления с материалами дела предыдущего защитника, установленный судом. В последующем моему Доверителю пришло уведомление о необходимости явки к следователю для получения обвинительного заключения. Так как Доверитель фактически проживает в другом городе, получать обвинительное заключение он пришел к следователю, который фактически и вызвал для  его получения, то есть в своем городе. Прибыв на место, следователь предоставил ему скан первой и последней страницы обвинительного заключения, а само обвинительное заключения, которое как оказалось содержало более 100 страниц, предоставлено ему на флешке. Несмотря на то, что фактически Доверитель не получал копию обвинительного заключения, мной в установленный срок (трое суток) подано ходатайство о проведении предварительного слушания, так как имеются существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, которые являются основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

     В качестве оснований я указал следующее (краткое перечисление):

1. Следователем не был составлен протокол, предусмотренный ст. 218 УПК РФ.

  Согласно ч. 1 ст. 218 УПК РФ по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь составляет протокол в соответствии со ст.ст. 166 и 167 УПК РФ. В протоколе указываются даты начала и окончания ознакомления с материалами уголовного дела, заявленные ходатайства и иные заявления.

    В протоколе делается запись о разъяснении обвиняемому его права, предусмотренного ч. 5 ст. 217 УПК РФ, и отражается его желание воспользоваться этим правом или отказаться от него (ч. 2 ст. 218 УПК РФ).

    Так как протокол не составлялся, моему Доверителю не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ, а это в соответствии со ст. 237 УПК РФ является безусловным основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

2. Обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.

    Согласно фабуле обвинения по ч. 2 ст. 145.1 УК РФ, органом предварительного следствия указаны 100 потерпевших, работников предприятия.

    Между тем, в списке в приложении к обвинительному заключению, в нарушении требований ч. 4 ст. 220 УПК РФ, указаны лишь 80 потерпевших. Сведения о 20 потерпевших отсутствуют.

    Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.

2010 N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» в соответствии с законом потерпевший, являясь физическим лицом, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, либо юридическим лицом в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации, имеет в уголовном процессе свои собственные интересы, для защиты которых он в качестве участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения наделен правами стороны.

    В  силу ч. 1 ст. 42 УПК РФ лицо, которому преступлением причинен вред, приобретает предусмотренные уголовно-процессуальным законом права и обязанности с момента вынесения дознавателем, следователем, руководителем следственного органа или судом постановления о признании его потерпевшим.

    Из обвинительного заключения следует, что потерпевшими признаны 100 работников, тогда как в списке лиц указано всего 80 работников.     

    В соответствии с п. 1, 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется, давать показания по предъявленному ему обвинению.             Одним из обязательных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ является характер и размер вреда, причиненного преступлением.

    В соответствии с ч. 8 ст. 172 УПК РФ следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

    Согласно требованиям ч. 1 ст. 175 УПК РФ если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со ст. 171 УПК РФ выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в установленном законом порядке.

    В соответствии с ч.ч. 1,2 ст. 173 УПК РФ  следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения. Обвиняемый допрашивается по существу предъявленного обвинения.

    Указанные процессуальные права и обязанности в своей совокупности, являются неотъемлемыми составляющими права на защиту обвиняемого в ходе уголовного производства.

    Согласно ч. 4 ст. 220 УПК РФ список подлежащих вызову в судебное заседание лиц прилагается к обвинительному заключению и является, по сути, его составной частью. Отсутствие такого списка, либо его неполнота означают, что обвинительное заключение составлено с нарушением уголовно-процессуального закона и поэтому может служить основанием для возвращения дела прокурору.

Например, отсутствие в списке лиц, подлежащих обязательному вызову в судебное заседание, а к таковым относятся стороны по делу (например, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их законные представители), в ряде случаев являлось дополнительным основанием для принятия районными судами решения о возвращении дела прокурору по п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

    Из материалов уголовного дела следует, что Доверителю обвинение в окончательной редакции предъявлено 10 мая  2018 года, и в данном обвинении указано 100 работников (потерпевших). Более обвинение не перепредъявлялось, новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого не выносилось.

    В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в ст.

237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые служат препятствием для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

    Под допущенными при составлении обвинительного заключения нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать нарушения положений ст.ст. 220, 225 УПК РФ, при которых обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого.

    Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2003 г. № 18-П, ч.1 ст.

237 УПК РФ не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия. При этом конституционно-правовой смысл указанных положений, выявленный в Постановлении, является общеобязательным и исключает какое-либо иное их истолкование в правоприменительной практике.

    Указанные выше нарушения, исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям законности и справедливости, а также свидетельствует, в том числе, о несоответствии обвинительного заключения требованиям УПК РФ, поскольку постановление о привлечении в качестве обвиняемого находящееся в материалах уголовного дела по своему содержанию противоречит обвинительному заключению.

    Таким образом Доверитель и его защита лишены возможности защищаться от обвинения в части требований 20 работников, а также суд лишен возможности вызвать 20 потерпевших в судебное заседание и допросить их по обстоятельствам, имеющим значения для уголовного дела, так как сведения о их личности не установлены.

3. Следователь незаконно ограничил защитника в ознакомлении с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ

    Принимая во внимание, что на основании ч. 3 ст.

217 УПК РФ ограничить защитника во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела, возможно только на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 125 УПК РФ, действия следователя об ограничении ознакомления с материалами уголовного дела являются незаконными и привели к нарушению права Доверителя на защиту, так как сторона защиты не располагает всеми материалами уголовного дела, необходимыми для осуществления защиты Доверителя по данному уголовному делу, то есть дело направлено в суд для разрешения дела по существу, минуя стадию — ознакомление  с материалами уголовного дела

    Ограничение в ознакомлении с материалами уголовного дела привело к невозможности реализации со стороны защиты прав, предусмотренных ч. 4 ст. 217 УПК РФ. Так, ч. 4 ст. 217 УПК РФ гласит, что по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления.

    Данное нарушение, допущенное следователем на досудебной стадии производства по уголовному делу невозможно устранить в ходе судебного разбирательства, так как в соответствии с ч. 3 ст.

15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследовании, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

    Основанием для возвращения дела прокурору являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, совершенные следователем, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения.

Подобные нарушения в досудебном производстве требований УПК, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости, всегда свидетельствуют, в том числе о несоответствии обвинительного заключения требованиям УПК.

    В связи с тем, что после ознакомления с материалами дела у защиты есть право на заявление ходатайств о производстве следственных или иных процессуальных действий, есть основания для возвращения уголовного дела прокурору для дальнейшей реализации стороной защиты прав, предусмотренных ст. 217 УПК РФ.

    По результатам рассмотрения  ходатайства, суд принял решение о возвращении уголовного дела прокурору. Не согласившись с решением суда прокурором подано апелляционное представление, по результатам рассмотрения которого постановление суда о возвращении дела прокурору оставлено без изменения.

    Из всех приведенных мной оснований для возвращения уголовного дела прокурору, суд указал на первые два. Последнее основание в соответствии со ст.

237 УПК РФ не является основанием, которое препятствует рассмотрению уголовного дела, так как ознакомиться с материалами дела возможно в суде.

Несмотря на это, и Доверитель и защитник лишены возможности заявлять ходатайства о производстве следственных или иных процессуальных действий.

Получается, что следователь может самостоятельно ограничить защитника и обвиняемого в ознакомлении с материалами дела без санкции суда,  не дать возможность заявлять ходатайства, но при этом разъяснить права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ и тогда это не будет являться существенным нарушением, которое препятствует рассмотрению дела по существу.         

    На мой взгляд именно последнее основание является наиболее существенным, так как только после ознакомления с материалами уголовного дела в полном объеме, защитник может реализовать весь свой потенциал, только после ознакомления с материалами дела можно подготовить позицию защиты, проанализировать доказательства обвинения, заявить ходатайства о производстве очных ставок и других следственных или иных процессуальных действий. Это ключевой этап без которого защита лишена инструментов для защиты, лишена возможности защищаться, так как не располагает сведениями от чего конкретно защищаться. Защита не сможет проверить получены ли доказательства надлежащим образом или они являются недопустимыми. Без этого этапа, который должен быть произведен в соответствии с законом, не может быть состязательности и равноправия сторон.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/11/05/lyuboe_li_narushenie_trebovanij_ugolovno-processualnogo_zakona_yavlyaetsya_osnovaniem_dlya_vozvrasch

Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений статьи 72 УК РФ

5.10. Нарушение ст. 72 УПК РФ (нарушение требований закона об

Утверждены

Президиумом Верховного Суда

Российской Федерации

«31» июля 2019 года

Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений статьи 72 УК РФ

Федеральным законом от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации» порядок зачета времени нахождения под стражей или домашним арестом в сроки наказаний дифференцирован в зависимости от совершенного преступления, назначенного судом наказания, вида и режима исправительного учреждения, а также иных юридически значимых обстоятельств.

https://www.youtube.com/watch?v=jNLqsc-nN-8

Кроме того, Федеральным законом от 27 декабря 2018 года № 569-ФЗ «О внесении изменений в статьи 58 и 72 Уголовного кодекса Российской Федерации» расширен предусмотренный частью 32 статьи 72 УК РФ перечень преступлений, совершение которых препятствует применению льготных правил зачета наказания.

Изучение материалов судебной практики выявило наличие у судов вопросов в связи с применением положений статьи 72 УК РФ в новой редакции как при постановлении приговора, так и в ходе его исполнения.

Вопрос 1: Какой период содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы в соответствии с частью 3 1 статьи 72 УК РФ?

Ответ: По смыслу взаимосвязанных положений частей 3, 3.1 , 4 статьи 72 УК РФ в срок лишения свободы по правилам, предусмотренным в части 3.1 статьи 72 УК РФ, засчитывается период со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу.

Вопрос 2: Что следует считать началом срока отбывания наказания в виде лишения свободы с учетом новой редакции статьи 72 УК РФ?

Ответ: В соответствии с частью 7 статьи 302 УПК РФ в обвинительном приговоре с назначением наказания, подлежащего отбыванию осужденным, суд должен определить начало исчисления срока отбывания наказания.

Учитывая положения статьи 72 УК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ о зачете в срок лишения свободы времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу, началом срока отбывания наказания необходимо признавать день вступления приговора в законную силу, за исключением случаев, когда срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр (часть 1 статьи 60.3 УИК РФ), колонию-поселение (часть 3 статьи 75.1 УИК РФ) или в тюрьму (часть 1 статьи 130 УИК РФ) либо со дня задержания (часть 7 статьи 75.1 УИК РФ).

Срок отбывания окончательного наказания в виде лишения свободы, назначенного по правилам части 5 статьи 69 и (или) статьи 70 УК РФ, исчисляется со дня вступления последнего приговора в законную силу.

Вопрос 3: Какое решение надлежит принять суду при постановлении приговора, если время содержания под стражей, засчитанное на основании части 3.1 статьи 72 УК РФ, поглощает срок наказания, назначенного подсудимому судом?

Ответ: В соответствии с положениями пункта 2 части 5 и пункта 2 части 6 статьи 302 УПК РФ, если время содержания под стражей, засчитанное на основании части 3.

1 статьи 72 УК РФ, поглощает срок назначенного наказания, то суд постановляет приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания, а осужденный подлежит немедленному освобождению в зале суда в силу положений пункта 3 статьи 311 УПК РФ.

Вопрос 4: При назначении лишения свободы условно, если осужденный содержался под стражей, следует ли указывать в приговоре на применение статьи 72 УК РФ?

Ответ: Нет, не следует.

Вопрос о зачете времени содержания под стражей, так же как и вопрос об определении вида исправительного учреждения и режима для отбывания наказания, подлежит разрешению судом в постановлении об отмене условного осуждения по основаниям, предусмотренным частями 2.1 или 3 статьи 74 УК РФ, либо в последующем приговоре при отмене условного осуждения по первому приговору по основаниям, предусмотренным частями 4 или 5 статьи 74 УК РФ.

Например, в случае отмены условного осуждения в связи с совершением осужденным в течение испытательного срока умышленного тяжкого преступления (часть 5 статьи 74 УК РФ) в срок окончательного наказания, назначенного по правилам статьи 70 УК РФ, необходимо зачесть и время содержания под стражей и (или) под домашним арестом по первому делу в соответствии с положениями статьи 72 УК РФ.

Вопрос 5: Применяются ли льготные правила зачета времени содержания под стражей, предусмотренные пунктами «б», «в» части 3.1 статьи 72 УК РФ, в срок лишения свободы при назначении наказания по совокупности преступлений?

Ответ: Применяются, за исключением случаев:

– назначения окончательного наказания на основании частей 2 или 3 статьи 69 УК РФ, когда одно из преступлений, входящих в совокупность, указано в части 32 статьи 72 УК РФ;

– назначения окончательного наказания на основании части 5 статьи 69 УК РФ, когда по первому делу лицо осуждено за одно из преступлений, указанных в части 32 статьи 72 УК РФ, или ему назначается отбывание окончательного наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Если по первому делу суд применил коэффициенты кратности в соответствии с пунктами «б», «в» части 3.1 статьи 72 УК РФ, а по второму делу это невозможно в силу положений части 3.

2 статьи 72 УК РФ, то при назначении наказания по правилам части 5 статьи 69 УК РФ в окончательное наказание следует зачесть наказание, отбытое по первому приговору, с учетом примененных в этом приговоре коэффициентов кратности.

Вопрос 6: Возможно ли применение льготных правил зачета времени содержания под стражей в срок лишения свободы при назначении наказания по совокупности приговоров, если по первому приговору лицо осуждено за преступление, указанное в части 3.2 статьи 72 УК РФ?

Ответ: Да, возможно, если лицо осуждено по второму приговору за преступление, не указанное в части 3.2 статьи 72 УК РФ, и отбывание окончательного наказания по правилам статьи 70 УК РФ не назначается в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Например, лицо по первому приговору осуждено по части 2 статьи 228 УК РФ к лишению свободы условно, по второму приговору – по части 2 статьи 158 УК РФ к реальному лишению свободы, в этом случае в срок окончательного наказания, назначенного на основании статьи 70 УК РФ, время содержания под стражей по последнему приговору необходимо засчитывать по правилам пункта «б» части 3.1 статьи 72 УК РФ.

Если осужденный содержался под стражей и по первому приговору, то этот период подлежит зачету в срок лишения свободы из расчета один день за один день с учетом положений части 3.2 статьи 72 УК РФ.

Вопрос 7: При назначении наказания по совокупности приговоров подлежат ли учету положения статьи 72 УК РФ в новой редакции по первому приговору, если он не пересматривался на основании статьи 10 УК РФ?

Ответ: Да, подлежат. Если предыдущий приговор не пересматривался на основании статьи 10 УК РФ, то при определении в соответствии со статьей 70 УК РФ неотбытой части наказания по такому приговору необходимо учитывать правила части 3.1 статьи 72 УК РФ.

Если в результате применения новых правил наказание по предыдущему приговору будет отбыто полностью, то окончательное наказание по второму приговору назначается без применения положений статьи 70 УК РФ.

Вопрос 8: Применяются ли положения частей 3.1 и 3.4 статьи 72 УК РФ к преступлениям, совершенным до 14 июля 2018 года?

Ответ: Вопросы действия указанных норм во времени должны разрешаться на основании статей 9 и 10 УК РФ.

Положения пунктов «б» и «в» части 3.1 статьи 72 УК РФ, предусматривающие применение повышающих коэффициентов кратности при зачете времени содержания под стражей в срок лишения свободы, улучшают положение лиц, совершивших преступления до 14 июля 2018 года, поэтому на основании части 1 статьи 10 УК РФ имеют обратную силу.

Правила части 3.4 статьи 72 УК РФ предусматривают зачет домашнего ареста в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, то есть ухудшают положение лица по сравнению с порядком, применявшимся до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ, и согласно части 1 статьи 10 УК РФ обратной силы не имеют.

С учетом изложенного время нахождения под домашним арестом лицу, совершившему преступление до 14 июля 2018 года, засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день, в том числе и в случае избрания или продолжения применения этой меры пресечения после указанной даты.

Вопрос 9: Какой период нахождения лица под домашним арестом подлежит зачету в срок лишения свободы по правилам, установленным в части 3.4 статьи 72 УК РФ?

Ответ: По смыслу части 3.4 статьи 72 УК РФ во взаимосвязи с положениями частей 3 и 4 статьи 72 УК РФ зачет времени нахождения лица под домашним арестом в срок лишения свободы осуществляется до вступления приговора суда в законную силу, если в приговоре домашний арест сохранен в качестве меры пресечения.

Вопрос 10: В каком порядке производится зачет времени нахождения лица под домашним арестом до вступления приговора суда в законную силу, если судом назначается наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, ограничения свободы, принудительных работ, исправительных работ, ограничения по военной службе либо обязательных работ?

Ответ: В данном случае следует произвести зачет по правилам части 3 статьи 72 УК РФ с учетом положений части 3.4 статьи 72 УК РФ.

Например, до вступления в законную силу приговора суда, по которому было назначено наказание в виде исправительных работ на срок 2 года, лицо находилось под домашним арестом в течение 12 месяцев.

Согласно части 3.4 статьи 72 УК РФ 12 месяцев домашнего ареста соответствуют 6 месяцам содержания под стражей.

В силу части 3 статьи 72 УК РФ время содержания под стражей засчитывается в срок исправительных работ из расчета один день за три дня.

С учетом этого 12 месяцев домашнего ареста следует зачесть в срок наказания как 1 год 6 месяцев исправительных работ.

Вопрос 11: Как засчитывается в срок лишения свободы время принудительного нахождения подозреваемого, обвиняемого в медицинской организации, оказывающей медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда?

Ответ: Время принудительного нахождения по решению суда подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого мера пресечения в виде заключения под стражу не избиралась, в медицинской организации, оказывающей медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях, засчитывается в срок лишения свободы без применения повышающих коэффициентов кратности, указанных в части 3.1 статьи 72 УК РФ, то есть из расчета один день за один день, поскольку в этот период подозреваемый или обвиняемый не находился в условиях изоляции от общества, предусмотренных для лиц, содержащихся под стражей.

Время принудительного нахождения в указанных медицинских организациях подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого была избрана и не отменялась на этот период мера пресечения в виде заключения под стражу, подлежит зачету в срок лишения свободы при наличии оснований с применением повышающих коэффициентов кратности.

Вопрос 12: Подлежат ли применению коэффициенты кратности, предусмотренные в пунктах «б» и «в» части 3.1 статьи 72 УК РФ, при решении вопросов о зачете в срок отбывания наказания периодов содержания под стражей на стадии исполнения приговора?

Ответ: Нет, не подлежат, поскольку указанные коэффициенты кратности не распространяются на стадию исполнения приговора, вступившего в законную силу.

В частности, они не применяются:

а) к периоду направления осужденного для отбывания наказания в исправительное учреждение после вступления приговора в законную силу;

б) к периоду содержания осужденного под стражей в связи с его задержанием (до 48 часов) по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 30, частью 6.4 статьи 32, частью 4 статьи 46, частью 6 статьи 58, частью 4 статьи 602 , частью 6 статьи 751 УИК РФ;

в) к периоду заключения под стражу осужденных в порядке, предусмотренном в пунктах 18 и 18.1 статьи 397 УПК РФ, а также при отмене условного осуждения к лишению свободы или условно-досрочного освобождения;

г) к периоду нахождения осужденных в следственных изоляторах в порядке, предусмотренном статьей 77.1 УИК РФ, если им не избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу.

Вопрос 13: Какое решение по зачету наказания должен принять суд при пересмотре приговора в связи со вступлением в силу Федерального закона от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ?

Ответ: По смыслу закона в постановлении о пересмотре приговора на основании пункта 13 статьи 397 УПК РФ суд указывает на зачет времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу со ссылкой на конкретную часть (пункт) статьи 72 УК РФ, период зачета и правила расчета (коэффициенты), установленные в новом законе.

Вопрос 14: Подлежат ли пересмотру приговоры в тех случаях, когда согласно положениям статьи 72 УК РФ зачет времени содержания лица под стражей в срок лишения свободы осуществляется из расчета один день за один день?

Ответ: Нет, не подлежат.

Положения нового уголовного закона, предусматривающие зачет времени содержания лица под стражей в срок лишения свободы из расчета один день за один день (например, пункт «а» части 3.1 , часть 3.2 статьи 72 УК РФ), не улучшают положение осужденного и согласно части 1 статьи 10 УК РФ обратной силы не имеют.

В этих случаях при поступлении ходатайства о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом следует отказать в его принятии к рассмотрению путем вынесения постановления.

Вопрос 15: При пересмотре приговора, по которому окончательное наказание назначено на основании статьи 70 УК РФ, возможен ли учет положений нового уголовного закона по первому приговору?

Ответ: Да, возможен, если первый приговор при наличии к тому оснований не пересматривался в порядке статьи 10 УК РФ. В этом случае окончательное наказание, назначенное по правилам статьи 70 УК РФ, может быть смягчено или исключено применение указанной статьи при условии отбытия наказания по предыдущему приговору.

Вопрос 16: Применяется ли Федеральный закон от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ к лицам, условно-досрочно освобожденным от отбывания наказания, и к осужденным, которым неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена более мягким видом наказания?

Ответ: Да, применяется. В этих случаях размер оставшейся не отбытой части наказания или срок более мягкого наказания, назначенного в порядке замены неотбытой части лишения свободы, подлежит сокращению при условии сокращения срока неотбытой части наказания в виде лишения свободы.

Вопрос 17: Возможно ли изменение коэффициента кратности, если осужденному изменили вид исправительного учреждения на основании статьи 78 УИК РФ?

Ответ: Нет, невозможно.

Закон не предусматривает пересмотра правил зачета наказания, примененных судом в приговоре, при изменении вида исправительного учреждения на основании статьи 78 УИК РФ как в сторону улучшения условий отбывания наказания (например, в случае перевода осужденного из исправительной колонии общего режима в колонию-поселение в соответствии с пунктом «в» части 2 статьи 78 УИК РФ), так и в сторону их ужесточения (например, при замене колонии-поселения на колонию общего режима согласно части 4 1 статьи 78 УИК РФ).

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

Управление систематизации законодательства

и анализа судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

Источник: https://pravo163.ru/otvety-na-voprosy-postupivshie-iz-sudov-po-primeneniyu-polozhenij-stati-72-uk-rf/

Studio-pravo
Добавить комментарий