§4. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской

Арбитражная практика по вопросу Правовые позиции ВАС РФ

§4. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской

Использовать можно и нужно любую положительную арбитражную практику. Но судебная практика является лишь дополнением к изложенной в заявлении (жалобе) позиции налогоплательщика. Суд принимает или не принимает ее на свое усмотрение в силу нормы ст. 71 АПК РФ.

Тем не менее, нарушение судом единообразия в толковании норм права может явиться основанием для отмены или изменения решений суд нижестоящих инстанций в надзорном порядке. Подробнее см.

статью: Как грамотно использовать судебную практику, чтобы обжаловать решение налоговиков.

Суды при рассмотрении дел должны учитывать правовые позиции, которые содержатся в сохранивших силу разъяснениях Пленума ВАС РФ по вопросам толкования и применения норм права (ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 4 июня 2014 г.

№ 8-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статью 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации»»; абз. 7 ч. 4 ст. 170 АПК РФ).

Нужно иметь в виду, что арбитражные суды обязаны применять правовые позиции, изложенные в сохранивших силу постановлениях Пленума ВАС РФ, вне зависимости от того, действует или утратил силу нормативный акт, практика применения которого была разъяснена в постановлении Пленума ВАС РФ.

Любое действующее постановление Пленума ВАС РФ обязательно для применения арбитражными судами вплоть до его отмены Верховным судом РФ. Ниже в обосновании приведены примеры из арбитражной практики.

Обоснование

Из статьи журнала «Семинар для бухгалтера», 3, март 2014

Как грамотно использовать судебную практику, чтобы обжаловать решение налоговиков

Какую бы жалобу вы ни составляли, включите в нее ссылки на судебную практику (см. образец апелляционной жалобы ниже. – Примеч. ред.). Конечно, доводы судей – это лишь дополнительные аргументы. Позицию компании нужно подкрепить нормами из Налогового кодекса, федеральных и региональных законов, официальными письмами Минфина и ФНС России.*

Арбитражный процессуальный кодекс РФ

«Статья 308.8. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора

Судебные постановления, указанные в части 3 статьи 308.1 настоящего Кодекса, подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает:*

1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации;

2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;

3) единообразие в применении и (или) толковании судами норм права*».

Из рекомендации

Вячеслава Сёмушкина, судьи Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда

Романа Масаладжиу, кандидата юридических наук, ведущего эксперта ЮСС «Система Юрист»

Дмитрия Чваненко, начальника юридического отдела компании «Русский проект»

На какие правовые позиции судебных органов имеет смысл ссылаться в суде апелляционной инстанции

Правовые позиции, которые изложены в сохранивших силу постановлениях Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики

Суды при рассмотрении дел должны учитывать правовые позиции, которые содержатся в сохранивших силу разъяснениях Пленума ВАС РФ по вопросам толкования и применения норм права (ч. 1 ст.

3 Федерального конституционного закона от 4 июня 2014 г.

№ 8-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статью 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации»»; абз. 7 ч. 4 ст. 170 АПК РФ).

Это означает, что если Верховный суд РФ не принял решения о том, что то или иное постановление Пленума ВАС РФ утрачивает силу, то оно обязательно для применения всеми арбитражными судами. Именно поэтому ссылки на сохранившие силу постановления Пленума ВАС РФ по-прежнему считаются одним из самых сильных аргументов для обоснования сторонами своей правовой позиции по делу.

Преимуществом ссылок на постановления Пленума ВАС РФ (помимо их обязательности для арбитражных судов) является также то, что в них, как правило, правовые позиции изложены в абстрактном виде, в отрыве от конкретных обстоятельств дел.

Поэтому арбитражный суд при рассмотрении конкретного дела, в котором должна быть применена такая правовая позиция, вряд ли сможет сослаться на то, что обстоятельства данного дела не совпадают с обстоятельствами другого дела, при рассмотрении которого такая правовая позиция была сформулирована.

Нужно иметь в виду, что арбитражные суды обязаны применять правовые позиции, изложенные в сохранивших силу постановлениях Пленума ВАС РФ, вне зависимости от того, действует или утратил силу нормативный акт, практика применения которого была разъяснена в постановлении Пленума ВАС РФ.

Например, для арбитражных судов по-прежнему обязательно для применения постановление Пленума ВАС РФ от 31 октября 1996 г.

№ 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции», которое было принято во время действия Арбитражного процессуального кодекса РФ 1995 г., утратившего силу с принятием Арбитражного процессуального кодекса РФ 2002 г. (см.

, например, постановление ФАС Московского округа от 14 августа 2013 г. по делу № А40-119051/12-138-1111). Любое действующее постановление Пленума ВАС РФ обязательно для применения арбитражными судами вплоть до его отмены Верховным судом РФ.

Если арбитражный суд при рассмотрении конкретного дела вынесет судебный акт без учета правовой позиции, которая содержится в сохранившем силу на момент вынесения акта постановлении Пленума ВАС РФ, такое нарушение может являться основанием для отмены судебного акта в суде апелляционной инстанции на основании пункта 3 части 2 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ.*

Правовые позиции, которые изложены в постановлениях Президиума ВАС РФ

Суды при рассмотрении дел должны учитывать правовые позиции, которые содержатся в сохранивших силу постановлениях Президиума ВАС РФ (абз. 7 ч. 4 ст. 170 АПК РФ).

Это означает, что если Президиум Верховного суда РФ принял постановление, в котором изложена иная правовая позиция, отличная от ранее изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ, то нужно руководствоваться разъяснениями Верховного суда РФ. В отсутствие таких разъяснений арбитражные суды обязаны руководствоваться разъяснениями, которые были даны в постановлениях Президиума ВАС РФ.

Особенность правовых позиций, которые содержатся в сохранивших силу постановлениях Президиума ВАС РФ, заключается в том, что они сформулированы применительно к конкретным делам, каждое из которых обладает определенным фактическим составом.

Это означает, что, в отличие от постановлений Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ, правовые позиции, изложенные в постановлениях Президиума ВАС РФ, привязаны к определенным обстоятельствам дела.

Поэтому если обстоятельства дела не будут полностью совпадать, то правовая позиция, которая изложена в постановлении Президиума ВАС РФ, в другом деле может быть неприменима.

В этом заключаются преимущество и недостаток правовых позиций, которые содержатся в постановлениях Президиума ВАС РФ.

С одной стороны, они не настолько абстрактны, как правовые позиции Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ, и привязаны к обстоятельствам конкретного дела.

С другой стороны, арбитражный суд может проигнорировать их, сославшись на то, что обстоятельства дел существенно различаются.

Если по одному и тому же вопросу вынесено несколько постановлений Президиума ВАС РФ, которые содержат противоположные правовые позиции, то арбитражные суды обязаны применять ту правовую позицию, которая содержится в более позднем постановлении Президиума ВАС РФ. Дело в том, что если правовая позиция Президиума ВАС РФ по одному и тому же вопросу неоднократно менялась, то это никак не влияет на ранее вынесенное постановление Президиума ВАС РФ: оно не отменяется, а на изменение правовой позиции прямо не указывается.

Если арбитражный суд при рассмотрении конкретного дела вынесет судебный акт без учета правовой позиции, указанной в действующем на момент вынесения акта постановлении Президиума ВАС РФ, такое нарушение может являться основанием для отмены судебного акта в суде апелляционной инстанции на основании пункта 3 части 2 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Имеет ли смысл ссылаться в качестве основания для отмены судебного акта на тот факт, что обжалуемый акт был вынесен в противоречии с правовой позицией, которая изложена в информационном письме Президиума ВАС РФ

Да, имеет.

Однако нужно ссылаться не на само противоречие между судебным актом и правовой позиции, которая изложена в информационном письме Президиума ВАС РФ (которое не было признано утратившим силу и не подлежащим применению), а на то, что суд неверно истолковал закон, который нужно было применить в данном деле. А правильное толкование закона содержится в информационном письме Президиума ВАС РФ.

Этот объясняется следующим образом.

С одной стороны, если судебный акт был вынесен в противоречии с правовой позицией, которая изложена в информационном письме Президиума ВАС РФ, то формально это не является самостоятельным основанием для его отмены в суде апелляционной инстанции.

Дело в том, что в законодательстве никогда не было норм о том, что правовые позиции, которые изложены в обзорах судебной практики, утвержденных Президиумом ВАС РФ, обязательны для арбитражных судов при рассмотрении аналогичных дел.

С другой стороны, суды при рассмотрении дел не могут не ориентироваться на информационные письма Президиума ВАС РФ. Это связано с тем, что фактически правовых позиций, которые в них изложены, придерживаются вышестоящие суды.

И если судебный акт, который был рассмотрен без учета правовых позиций, изложенных в информационном письме Президиума ВАС РФ, попадет на пересмотр в арбитражный суд округа или в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ, то велики шансы, что он будет отменен.

Во избежание такого развития событий арбитражные суды рассматривали правовые позиции, изложенные в информационных письмах Президиума ВАС РФ, как обязательные к применению.

Пример из практики: арбитражный суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, которое было принято без учета правовых позиций, изложенных в информационных письмах Президиума ВАС РФ

В пользу ОАО было вынесено решение о признании незаконным решения об отказе в постановке земельного участка на кадастровый учет, а также об обязании Федерального государственного учреждения «Кадастровая палата» по Московской области поставить на кадастровый учет спорный земельный участок.

ОАО обратилось в арбитражный суд с требованием о взыскании судебных расходов в размере 90 тыс. руб.

Суд первой инстанции удовлетворил требования в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции снизил сумму взыскиваемых судебных расходов до 30 тыс. руб.

Суд кассационной инстанции с этим не согласился и указал следующее.

В обоснование своего требования о взыскании судебных расходов заявитель представил договоры поручения, в рамках которых действовали представители заявителя; доверенности на представление интересов в арбитражных судах, выданные этим представителям; доказательства факта и размера оплаты услуг представителей (расходные кассовые ордера); а также ответы юридических организаций, которые оказывают услуги представительства интересов доверителей в арбитражных судах.

Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах (ч. 2 ст. 110 АПК РФ).

При определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела. При этом доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить та сторона, которая требует возмещения указанных расходов. Такая правовая позиция изложена в пункте 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Сторона, которая возражает против возложения на нее расходов другой стороны на оплату услуг представителя, вправе доказывать их чрезмерность.

Такая правовая позиция изложена в пункте 3 информационного письма ВАС РФ от 5 декабря 2007 г.

№ 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах».

Факт оказания услуг и размер судебных расходов, которые понес заявитель в связи с рассмотрением дела, подтверждены материалами дела. Доказательства чрезмерности данных расходов ответная сторона не представила. Поэтому суд первой инстанции правомерно отклонил возражения другой стороны по делу.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции соответствуют имеющимся в деле доказательствам и основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

На основании изложенного арбитражный суд кассационной инстанции отменил постановление арбитражного суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение арбитражного суда первой инстанции (постановление ФАС Московского округа от 19 августа 2013 г. по делу № А41-22436/11).

Информационные письма Президиума ВАС РФ были двух видов: обзоры практики рассмотрения определенной категории дел либо информация о позиции Президиума ВАС РФ по какой-либо проблеме.

Обзоры практики Президиума ВАС РФ, как правило, делались на основании материалов конкретных дел, которые попали на рассмотрение в ВАС РФ (в большинстве случаев это постановления Президиума ВАС РФ по конкретным делам).

Стороны при желании могут найти интересующее их дело и подкрепить свою ссылку на информационное письмо Президиума ВАС РФ ссылкой на постановление Президиума ВАС РФ по конкретному делу.

Разумеется, при условии что Пленум Верховного суда РФ или Президиум Верховного суда РФ после 6 августа 2014 г. не заняли иную позицию по данному вопросу.

Имеет ли смысл ссылаться в качестве основания для отмены судебного акта на тот факт, что обжалуемый акт был вынесен в противоречии с правовой позицией, которая изложена в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ

Да, имеет.

Однако нужно ссылаться не на само противоречие между судебным актом и практикой Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ, а на то, что суд неверно истолковал закон, который нужно было применить в данном деле. А правильное толкование закона содержится в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ.

Этот объясняется следующим образом.

С одной стороны, если судебный акт был вынесен в противоречии с правовой позицией, которая изложена в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ, то формально это не является самостоятельным основанием для его отмены в суде апелляционной инстанции.

Дело в том, что в законодательстве не содержится положений о том, что правовые позиции, которые изложены в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ, обязательны для арбитражных судов при рассмотрении аналогичных дел.

С другой стороны, на правовые позиции, которые изложены в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ, стороны и арбитражные суды не могут не ориентироваться в процессе рассмотрения дел в арбитражных судах.

Это связано с тем, что Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ фактически является основным судебным органом, который обеспечивает единообразие судебной практики арбитражных судов.

И если судебный акт, который был рассмотрен без учета правовых позиций, изложенных в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ, попадет на пересмотр в Верховный суд РФ, то велики шансы, что он будет отменен.

Во избежание такого развития событий арбитражные суды рассматривают правовые позиции, изложенные в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ, как обязательные к применению.

Имеет ли смысл ссылаться в качестве основания для отмены судебного акта на тот факт, что обжалуемый акт был вынесен в противоречии с правовой позицией, которая изложена в постановлении арбитражного суда округа по другому делу

Да, имеет.

Однако нужно ссылаться не на само противоречие судебного акта с практикой арбитражного суда округа, а на то, что суд неверно истолковал закон, который нужно было применить в данном деле. А правильное толкование закона содержится в постановлении арбитражного суда округа.

Этот объясняется следующим образом.

Арбитражные суды округов формируют практику в пределах одного судебного округа путем рассмотрения дел в порядке кассационного производства. До этого суда можно дойти почти по любому делу, а само количество постановлений, принятых арбитражными судами округа, достаточно велико.

Именно поэтому на практику арбитражных судов округов не только можно, но и нужно ссылаться при рассмотрении дел в арбитражных судах.

Не обязательно ссылаться на практику арбитражных судов округов только в тех случаях, когда позиция заявителя может быть подкреплена ссылками на постановления Пленума Верховного суда РФ, сохранившие силу постановления Пленума ВАС РФ, постановления Президиума Верховного суда РФ, сохранившие силу постановления Президиума ВАС РФ, определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ и не утратившие силу информационные письма Президиума ВАС РФ.

Разумеется, с формальной точки зрения ссылки на постановления окружных судов для арбитражных судов не обязательны. Однако фактически они имеют немалое значение, и арбитражные суды первой и апелляционной инстанций далеко не всегда рискнут не согласиться с правовой позицией арбитражного суда округа.

Логичнее всего ссылаться на правовые позиции окружного арбитражного суда, в округе которого рассматривается дело. В этом случае на правовые позиции других арбитражных судов округа также можно сослаться, но уже в качестве дополненительного аргумента.

Если правовые позиции у самого окружного арбитражного суда, в округе которого рассматривается дело, различаются, то можно сослаться на те судебные акты, которые содержат выгодную стороне правовую позицию, а также указать на акты других окружных судов, которые содержат схожую правовую позицию.

Целесообразно ссылаться на судебные акты арбитражных судов округов, которые были приняты как можно позже по времени.

Кроме того, некоторые арбитражные суды округов периодически готовят обзоры судебной практики по различным видам споров (см.

, например, Обзор практики Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа по спорам, связанным с договором страхования, утвержденный постановлением Президиума ФАС Западно-Сибирского округа от 11 апреля 2011 г.

№ 5; Обзор практики рассмотрения споров, связанных с совершением исполнительных действий и применением мер принудительного исполнения, одобренный президиумом Федерального арбитражного суда Уральского округа 8 июля 2011 г.).

Такие обзоры не имеют никакой обязательной юридической силы для арбитражных судов того же округа. Более того, такие обзоры судебной практики даже официально не публикуются для всеобщего обозрения. Однако правовые позиции, которые выражены в таких обзорах судебной практики, зачастую являются официальной позицией соответствующего арбитражного суда округа.

Кроме того, в таких обзорах имеются ссылки на конкретные постановления арбитражного суда округа, в которых содержатся излагаемые правовые позиции. Поэтому сторона вполне может найти в таком обзоре судебной практики не только нужную ей правовую позицию, но и реквизиты постановления арбитражного суда округа, в котором данная правовая позиция отражена, чтобы на него сослаться.

Имеет ли смысл ссылаться в качестве основания для отмены судебного акта на тот факт, что обжалуемый акт был вынесен в противоречии с правовой позицией, которая изложена в решении или определении арбитражного суда субъекта РФ по другому делу

Как правило, не имеет.

Во-первых, решения и определения арбитражных судов субъектов РФ не имеют обязательного значения для рассмотрения других дел.

Во-вторых, зачастую эффективнее сослаться на правовые позиции вышестоящих судебных инстанций.

С другой стороны, в отдельных случаях ссылки на судебные акты арбитражных судов первой инстанции все же бывают полезными. Как правило, это бывает в тех случаях, когда сторона желает показать суду апелляционной инстанции, как разрешаются аналогичные споры по другим делам в том же арбитражном суде или в других арбитражных судах.

При выборе судебного акта суда первой инстанции нужно особое внимание уделить совпадению фактического состава различных дел. В таком случае суду апелляционной инстанции будет сложнее опровергнуть ссылку на правовую позицию по другому делу по причине несовпадения фактических обстоятельств двух разных дел.

Однако стороне все же рекомендуется ссылаться на правовые позиции вышестоящих, по отношению к суду апелляционной инстанции, арбитражных судов и Верховного суда РФ.

Источник: https://www.glavbukh.ru/hl/108186-arbitrajnaya-praktika-po-voprosu-pravovye-pozitsii-vas-rf

Позиции высших судов в гражданской и арбитражной практике

§4. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской

Обзоры судебной практики, отражающие ключевые позиции, на которые должны ориентироваться нижестоящие суды и юридическое сообщество, имеют для практики применения огромное значение.

Для практикующих юристов ссылки на правовые позиции КС и ВС являются сильным аргументом для обоснования линии представительства по делу, так как их неприменение грозит нижестоящим судам отменой судебных актов.

Позиции Верховного Суда

В целях поддержания единообразия в применении судами законодательства РФ и в рамках реализации правомочий Верховным Судом в 2018 г. были опубликованы три обзора судебной практики (от 28 марта 2018 г., от 4 июля 2018 г. и от 14 ноября 2018 г.), отражающие ключевые позиции, на которые должны ориентироваться нижестоящие суды и юридическое сообщество.

Также на заседании Пленума ВС, состоявшемся 25 декабря 2018 г., были приняты несколько постановлений, на двух из которых хотелось бы остановиться подробнее.

Вопросы заключения и толкования гражданско-правовых договоров

В постановлении Пленума о некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса РФ о заключении и толковании договора ВС разъяснил судам, как рассматривать споры о договорах (предварительных, публичных  и  абонентских), как расценивать заверения об обстоятельствах, и указал на приоритет сохранения юридической силы договора.

ВС разъяснил толкование условий договораПленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров

В постановлении Пленума в части заключения договоров говорится, что договор можно заключить не только с помощью оферты и акцепта, но и путем совместной разработки и согласования условий на переговорах или другими способами. Условие следующее: из поведения сторон явствует их воля заключить договор.

Что касается нарушения установленных законом требований к форме договора при достижении сторонами соглашения по всем существенным условиям, то такое нарушение не свидетельствует о незаключенности договора.

В отношении публичных договоров Пленум ВС разъяснил, что к таковым не относятся кредитные договоры и договоры добровольного имущественного страхования.

Одновременно указано, какие виды договоров являются публичными (договор бытового подряда, водоснабжения, ОСАГО), а также что цена публичного договора может отличаться для разных категорий клиентов (в том числе в соответствии с программой лояльности).

Предварительный договор с условием полной или частичной оплаты товара, имущества судам следует квалифицировать как договор купли-продажи с условием о предварительной оплате.

А в случае рассмотрения спора о понуждении к заключению основного договора суд в резолютивной части решения обязан обозначить предмет и условия основного договора, а также момент, с которого данный договор считается заключенным.

При обязательной государственной регистрации договора решение суда является основанием для такой регистрации.

Рамочный договор может устанавливать организационные, маркетинговые и финансовые условия взаимоотношений, содержать условия договора, заключение которого связано с рамочным договором. Конкретизация условий рамочного договора осуществляется сторонами посредством заключения отдельных договоров.

Абонентский договор предусматривает внесение абонентом определенных платежей (например, периодических). Абонент имеет право требовать от исполнителя предусмотренных договором услуг, но в пределах объема исполнения (если он определен договором).

Плата по абонентскому договору может быть установлена не только в виде фиксированного платежа, в том числе периодического, но и заключаться в ином предоставлении (например, отгрузка товара), которое не зависит от объема запрошенного от другой стороны объема услуг.

Постановление Пленума касается и отдельных вопросов заверения об обстоятельствах (когда одна сторона вправе явно и недвусмысленно заверить другую сторону об обстоятельствах), приведены примеры последствий недостоверного заверения, рассмотрения заявлений о заключении договоров в судебном порядке, вопросов толкования договора.

Ограничение возможности банкротов – физических лиц скрывать имущество с помощью супругов

ВС дал разъяснения о формировании конкурсной массы при банкротстве гражданПленум Верховного Суда принял доработанное постановление, разъясняющее порядок формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан

В другом Постановлении Пленума ВС, принятом 25 декабря 2018 г., даны разъяснения по ряду сложных вопросов, которые возникают у судов при банкротстве граждан.

Среди них ответы на такие вопросы: какое имущество включать, а какое исключать из конкурсной массы; в каком порядке погашать требования кредиторов по общим обязательствам супругов; как определять доли супругов в имуществе и как реализовать имущество, принадлежащее супругам на праве общей собственности; как кредиторам обжаловать алиментные обязательства должника и кто вправе оспорить в рамках дела о банкротстве сделки по отчуждению общего имущества должника и его супруга, совершенные супругом должника, и др.

Судебные расходы как основание для признания банкротом

В продолжение темы банкротства хотелось бы обратить внимание на выводы Судебной коллегии по экономическим спорам (далее – СКЭС) ВС РФ, к которым коллегия пришла  в Определении ВС РФ от 22 декабря 2017 г. № 307-ЭС17-14888: обладание лицом требованием о возмещении судебных расходов предоставляет ему право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

О позициях ВС по экономическим спорам, содержащихся в Обзоре № 1Судебная коллегия по экономическим спорам представила подборку наиболее значимых для правоприменителей дел

Согласно правовой позиции, изложенной в указанном определении, ст. 4 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) предполагает возможность возбуждения дела о банкротстве в связи с наличием любых денежных обязательств или обязательных платежей.

Так, применительно к денежным обязательствам в абз. 4 п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве законодателем употреблено словосочетание «в том числе», что свидетельствует об открытости перечня обязательств, принимаемых во внимание для учета формальных признаков банкротства.

По своей правовой природе обязательство по выплате судебных расходов является обязательством о возмещении убытков независимо от того, возникло оно в материальных или процессуальных правоотношениях. Поскольку такие убытки составляют реальный ущерб лица, в пользу которого они взысканы, а не упущенную выгоду, судебные расходы не поименованы в списке исключений п. 2 ст.

4 Закона о банкротстве и соответствующее денежное обязательство предоставляет право на инициирование процедуры несостоятельности.

Привлечение руководителя должника к субсидиарной ответственности

Привлечение бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности – популярный тренд этого года.

В условиях неблагоприятной экономической ситуации и неэффективных уголовных санкций за доведение компании до банкротства механизм взыскания убытков или привлечения руководителей и владельцев бизнеса к субсидиарной ответственности набирает все большую популярность и рассматривается кредиторами как единственный источник компенсации понесенных потерь. Не обошел вниманием данную тенденцию и ВС РФ.

Кредитор, ссылаясь на то, что руководитель своевременно не заявил о несостоятельности должника, обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности в размере 1,4 млрд руб. на основании п. 2 ст.

10 Закона о банкротстве (на момент подачи заявления норма была действующей).

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления, апелляционная и кассационная инстанции с ним не согласились и удовлетворили заявление в полном объеме, решив, что должник отвечал признакам неплатежеспособности.

СКЭС ВС РФ отменила названные судебные акты и направила дело на новое рассмотрение.

В Определении от 29 марта 2018 г.

по делу № А12-18544/2015 указано, что обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53).

Если руководитель докажет, что, несмотря на временные финансовые затруднения (в частности, возникновение признаков неплатежеспособности), добросовестно рассчитывал преодолеть их в разумный срок, приложил максимальные усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, то такой руководитель освобождается от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана было разумным.

Банковская гарантия и банкротство банка

Продолжая тему банкротства, хотелось бы отметить Определение ВС РФ от 3 декабря 2018 г. № 305-ЭС18-11743 по делу № А40-75361/2017.

В данном деле рассматривалось требование обанкротившегося банка о доплате по банковской гарантии, которую принципал получал для господрядов. Принципал же обратился с встречным иском о признании недействительными трех договоров о выдаче банковских гарантий и применении последствий их недействительности в виде обязания банка возвратить полученные по этим сделкам денежные средства.

Три инстанции отказали в удовлетворении требований банка, встречный иск оставили без рассмотрения. Однако СКЭС с ними не согласилась и напомнила о своих правовых позициях. Отзыв лицензии и банкротство не прекращают обязательств банка перед принципалом. Кредитор (принципал) может получить исполнение в порядке и размере, установленных Законом о банкротстве. 

Поэтому, направляя дело на новое рассмотрение, ВС РФ указал, что необходимо оценить, что исполнил по договору банк, а что – принципал, и насколько это эквивалентно (пропорционально); определить экономическую эффективность гарантий и решить, в каком размере удовлетворить требования банка с учетом правильной «пропорции».

Отсутствие у истца познаний в области законодательства РФ не считается уважительной причиной пропуска срока

В Определении СКЭС ВС РФ от 15 мая 2018 г. по делу № 5-КГ17-267 поправлены нижестоящие суды, восстановившие срок исковой давности истцу на том основании, что истец не обладал юридическими познаниями в области российского законодательства в части исполнения долговых обязательств и наличия срока исковой давности.

ВС: Незнание закона – не уважительная причина пропуска срока исковой давностиВерховный Суд не согласился с нижестоящими судами, которые восстановили срок исковой давности со ссылкой на правовую неграмотность истца

Коллегия отметила, что в исключительных случаях суд может признать уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца – физического лица (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43).

Однако само по себе незнание положений российского гражданского законодательства не может быть уважительной причиной пропуска срока исковой давности. Это обстоятельство не носит исключительного характера.

ВС РФ также указал, что в рассматриваемом случае договор займа составлен на русском языке, истец ведет предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации и выступает стороной ряда судебных споров.

Данные факты объективно свидетельствуют о грамотности истца и наличии у него знаний российского гражданского законодательства.

Актуальные вопросы применения Федерального закона № 115-ФЗ

Проблемы граждан и организаций в связи с применением Федерального закона  № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» возникают все чаще.

Наверное, это второй после субсидиарной ответственности актуальный тренд этого года, который будет набирать все больше оборотов. Достаточно только вспомнить, сколько «страшилок» ходило в этом году по этому поводу: это и угроза блокировки карт и счетов, и многое другое.

Банк заблокировал и отказался выдать денежные средству клиенту с его счета, сославшись на подозрения в отмывании доходов, полученных преступным путем. По просьбе банка клиент представил договор купли-продажи автомобиля, паспорт транспортного средства и платежное поручение. Однако «нестыковки» в документах вызвали у банка подозрения, в связи с чем банк продолжил проверку операции.

Клиент банка решил, что такая ситуация нарушает его права, и обратился в суд.

Но ВС РФ счел, что у банка были все основания рассматривать операцию как подозрительную и отказаться выполнять ее. Причина тому – запутанный и необычный характер сделки, отсутствие экономического смысла в данных операциях, а также их неоднократность, дающая основания полагать, что целью является уклонение от контроля (Определение ВС РФ от 6 февраля 2018 г. № 59-КГ17-18).

Возможность отказа от договора участия в долевом строительстве

Правовая позиция, выраженная в Определении ВС РФ от 7 августа 2018 г. № 80-КГ18-6, безусловно, не может не радовать большинство граждан нашего государства, так как высказана по весьма «наболевшему» вопросу.

СКЭС ВС РФ указала, что, если участник долевого строительства правомерно отказывается от договора участия в долевом строительстве в связи с обнаружением в сданном ему жилом помещении существенных недостатков, он вправе требовать возврата уплаченной цены и процентов по ст. 395 ГК РФ.

При этом при рассмотрении таких споров в судах общей юрисдикции судам следует учитывать положение абз. 2 п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г.

№ 35 «О последствиях расторжения договора», согласно которому, если в результате расторжения возвращаются денежные средства, проценты на основании ст.

395 ГК РФ подлежат уплате за период с даты получения возвращаемой суммы другой стороной (ответчиком).

Возможность уменьшения цены при обнаружении недостатков в переданной по договору долевого строительства квартире

Нельзя не отметить и другую позицию ВС РФ, также касающуюся правоотношений, возникающих из договора участия в долевом строительстве.

Согласно правовой позиции, выраженной в Определении ВС РФ от 29 мая 2018 г. № 15-КГ18-3, участник долевого строительства при обнаружении недостатков в переданной ему квартире вправе требовать соразмерного уменьшения договорной цены, даже если обнаруженные недостатки не являются существенными и не препятствуют проживанию в квартире.

В Определении ВС РФ от 15 мая 2018 г. № 81-КГ18-3 СКЭС указала, что если застройщик передал покупателю на основании договора участия в долевом строительстве квартиру меньшей площади, чем указана в договоре, покупатель вправе требовать соразмерного уменьшения цены и возврата части уплаченной стоимости квартиры.

Тот факт, что покупатель принял квартиру, несмотря на отступление ее площади от проектной, не влечет блокирования права покупателя на соразмерное уменьшение цены – такое поведение покупателя не является злоупотреблением правом. Не препятствует уменьшению цены и наличие в договоре участия в долевом строительстве положения о том, что цена договора является окончательной и подлежит изменению лишь по соглашению сторон.

Проявление диспозитивности в регулировании налоговых правоотношений

ВС РФ указал на право лиц, не являющихся плательщиками НДС, или налогоплательщиков, освобожденных от исполнения обязанностей, связанных с исчислением и уплатой НДС, вступить в правоотношения по уплате данного налога, что в силу п. 5 ст.

173 НК РФ возлагает на таких лиц обязанность выставлять покупателю счет-фактуру с выделением в нем суммы налога и, соответственно, исчислять сумму данного налога, подлежащую уплате в бюджет.

Общество, приобретавшее у подрядных организаций работы (услуги) по сохранению объекта культурного наследия, его реставрации и приспособлению для современного использования и получившее от этих подрядных организаций счета-фактуры с выделением суммы НДС, вправе было применить налоговые вычеты, а подрядные организации обязаны уплатить НДС в бюджет  (Определение от 18 апреля 2018 г. № 307-КГ17-3553 по делу № А26-3613/2015). Аналогичную позицию встречаем в Определении от 3 августа 2018 г. № 305-КГ18-4557.

Налоговая амнистия не для всех

Федеральным законом от 28 декабря 2017 г. № 436-ФЗ предусмотрена возможность списания недоимки по некоторым налогам и задолженности по пеням и штрафам, образовавшимся на 1 января 2015 г.

Налоговая служба считает, что в случае, если недоимка за прошлые налоговые периоды вследствие недобросовестных действий налогоплательщика по уклонению от уплаты налога выявлена после 1 января 2015 г., то положения указанного федерального закона применению не подлежат.

Эту позицию представители ФНС России отстаивали и в ходе судебного заседания в ВС РФ.

СКЭС ВС РФ (Определение от 22 ноября 2018 г.

№ 306-КГ18-10607 по делу № А65-26432/2016) указала, что институт признания налоговой задолженности безнадежной к взысканию предполагает существование юридических или фактических препятствий к  реальному исполнению обязанности по уплате налогов (пени, штрафов). А списание задолженности как безнадежной означает, что применение мер, направленных на принудительное исполнение налоговой обязанности, невозможно.

ВС РФ обратил внимание, что не следует ст. 12 Закона № 436-ФЗ расценивать как акт прощения налоговой задолженности (налоговая амнистия) в отношении задолженности,  образовавшейся до 1 января 2015 г.

Норма имеет специальные основания для списания задолженности – это задолженность граждан (индивидуальных предпринимателей), образовавшаяся и известная налоговым органам до 1 января 2015 г.

, но не взысканная на момент вступления в силу Закона № 436-ФЗ, то есть на 28 декабря 2017 г.

Пропуск срока подачи первичной налоговой декларации и сведений не является основанием для лишения налоговой льготы

СКЭС ВС РФ в Определении от 18 сентября 2018 г. № 304-КГ18-5513 сохранила за налогоплательщиком право на применение налоговой льготы по налогу на прибыль, несмотря на нарушение им сроков подачи декларации и сведений, не согласившись с  позицией налогового органа, настаивавшего на утрате прав на льготу.

Судебная коллегия отметила, что в п. 6 ст. 284.

1 Налогового кодекса РФ, на который сослались инспекция и суды, констатируется наличие обязанности по уплате налога в том случае, когда необходимые сведения к установленному сроку не были представлены налогоплательщиком, но не предусмотрен запрет на использование налоговой ставки 0%, если допущенное нарушение сводится только к несоблюдению срока представления сведений (документов) и указанное нарушение устранено на момент проведения налоговой проверки, рассмотрения ее материалов.

Верховный Суд против дробления бизнеса

В 2018 г. ВС РФ нередко выносил судебные акты, которые добавляют и развивают новые критерии, указывающие на незаконное дробление бизнеса.

Так, в Определении от 27 августа 2018 г.

№ 304-КГ18-12160 ВС РФ указал, что получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в виде применения ЕНВД в связи с разделением площадей между зависимыми предпринимателями до установленного НК РФ возможного метража является использованием незаконной схемы минимизации налоговых обязательств путем дробления бизнеса. Суд обратил внимание на то, что торговый зал не был разделен на отдельные магазины, расчеты с покупателями ИП вели через одну кассу на всех.

Определением от 28 мая 2018 г.

№ 304-КГ18-5489 ВС РФ не согласился и с фактом дробления при оказании коммунальных услуг, поскольку между налогоплательщиком и предпринимателем фактически отсутствует разделение деятельности, субъекты организационно не обособлены в отношении как сотрудников организаций, так и населения; деятельность субъектов является частью единого производственного процесса, направленного на достижение общего экономического результата; при этом налогоплательщик, выполняя функции управляющей организации, не осуществлял посреднической деятельности, его правовое положение в части предоставления коммунальных услуг жильца соответствует статусу исполнителя коммунальных услуг.

Выводы о наличии дробления бизнеса содержатся в судебных актах, поддержанных Определением ВС РФ от 5 сентября 2018 г. № 308-КГ18-12753.

Общество не подтвердило того, что регистрация самостоятельных юридических лиц связана исключительно с внутренними хозяйственными целями и у него не было намерения сохранить специальные налоговые режимы.

Управление группой компаний осуществляется центральным офисом, учредителем всех организаций является одно лицо, а имущество и ресурсы перемещались внутри группы компаний.

Может ли Агентство по страхованию вкладов требовать возврата уже выплаченного вкладчику страхового возмещения?

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/pozitsii-vysshikh-sudov-v-grazhdanskoy-i-arbitrazhnoy-praktike/

Применение правовых позиций ВАС РФ после его упразднения

§4. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской

Об определенности правового регулирования в части применения правовых позиций Высшего арбитражного суда Российской Федерации после его упразднения

Согласно обоснованию необходимости принятия Закона о поправке к Конституции предлагалось сформировать новый Верховный Суд в качестве единственного высшего судебного органа по гражданским, уголовным, административным делам, по разрешению экономических споров и по иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, и наделить его полномочиями по осуществлению в предусматриваемых федеральным законом процессуальных формах судебного надзора за деятельностью федеральных судов и даче разъяснений по вопросам судебной практики. По мнению инициатора законопроекта, подобная реорганизация позволит в том числе обеспечить единство подходов при отправлении правосудия как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц, установить общие правила организации судопроизводства и добиться единообразия в судебной практике.

Обоснование необходимости принятия поправки к Конституции Российской Федерации о Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации см.: http://asozd2.duma.gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/87719AA68713572943257BFD00533AD2/$FILE/352924-6.PDF?OpenElement.

Таким образом, Закон о поправке к Конституции призван не допустить различного толкования и применения судами одних и тех же норм права при одних и тех же фактических обстоятельствах лишь в зависимости от субъектного состава спорящих сторон и, как следствие, обеспечить соблюдение одного из важнейших конституционных принципов — принципа равенства всех перед законом и судом (часть первая статьи 19 Конституции).

Следует отметить, что расхождения в судебной практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а равно правовых подходов ВС РФ и ВАС РФ по широкому кругу вопросов не оспаривались и их руководителями.

Так, например, в рамках цикла лекций, посвященных 20-летию Конституции и Федерального Собрания Российской Федерации, Председатель ВАС РФ А.А.

Иванов 4 апреля 2013 года открыто высказался о наличии «конфликтов подведомственности» и споров между различными ветвями судебной власти, признав данный факт нормальным в условиях, когда существует несколько ветвей судебной власти .

http://www.duma.gov.ru/upload/video/ivanov%2004.04.2013.

mp4 Указанные противоречия содержатся не только в словесной полемике и в судебных актах, принимаемых высшими судами по конкретным делам, но и в разъяснениях, даваемых ими при реализации конституционных полномочий высших судебных органов.

Значимость и широту имевших место противоречий полагаем необходимым проиллюстрировать различиями в толковании одних и тех же правовых коллизий, сравнивая подходы в толковании высшими судебными органами положений (Кодекс об административных правонарушениях Статья Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) (далее — КоАП РФ).

ВС РФ в пункте 20 Постановления Пленума от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 5) указал, что право окончательной юридической квалификации действий (бездействия) лица КоАП РФ относит к полномочиям судьи. То есть если при рассмотрении дела об административном правонарушении будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, то судья вправе переквалифицировать действия (бездействие) лица, привлекаемого к административной ответственности, на другую статью (часть статьи) КоАП РФ, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, в том числе и в случае, если рассмотрение данного дела отнесено к компетенции должностных лиц или несудебных органов, при условии, что назначаемое наказание не ухудшит положение лица, в отношении ко
торого ведется производство по делу. Между тем ВАС РФ в пункте 8 Постановления Пленума от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ N 10) разъяснил, что, в случае если заявление административного органа о привлечении к административной ответственности или протокол об административном правонарушении содержат неправильную квалификацию совершенного правонарушения, суд вправе принять решение о привлечении к административной ответственности в соответствии с надлежащей квалификацией. При этом указанное в протоколе событие правонарушения и представленные доказательства должны быть достаточными для определения иной квалификации противоправного деяния. Вместе с тем, если в результате переквалификации составление протокола о совершенном правонарушении не отнесено к полномочиям обратившегося с заявлением органа, суд не вправе принять решение о привлечении к административной ответственности. Если в
соответствии с надлежащей квалификацией рассмотрение дела о привлечении к административной ответственности не отнесено к подведомственности арбитражного суда, суд выносит определение о прекращении производства в арбитражном суде и о возвращении протокола об административном правонарушении и прилагаемых к нему документов административному органу. Таким образом, ВС РФ санкционирует возможность рассмотрения дела об административном правонарушении по существу в случае, если выявится неправильная квалификация действий лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в связи с чем рассмотрение дела становится подведомственно должностному лицу или несудебному органу. То есть ВС РФ обусловливает возможность рассмотрения дела наличием единого родового объекта посягательства и недопустимостью ухудшения положения лица, привлекаемого к ответственности, назначаемым наказанием.

В то же время ВАС РФ, прямо запрещая возможность рассмотрения дела арбитражным судом в случае, если в соответствии с надлежащей квалификацией дело о привлечении к административной ответственности не относится к указанным в абзацах четвертом и пятом части 3 статьи 23.

1 КоАП РФ, не исключает возможности привлечения к административной ответственности по норме, предусматривающей более строгую ответственность.

В результате в практике имеют место случаи переквалификации арбитражными судами первоначально вменявшихся административными органами (должностными лицами) правонарушений на составы правонарушений, которые предусматривают более строгую ответственность (в том числе с более высоким нижним пределом самого мягкого наказания по сравнению с самым строгим наказанием по ранее вменявшемуся) , либо привлечения к ответственности по статье, устанавливающей более строгое наказание . Равным образом ВАС РФ допускает возможность привлечения к административной ответственности в с
лучае, если фактическая квалификация действий привлекаемого лица имеет иной родовой объект посягательства по сравнению с вменявшимся административным органом (должностным лицом).

Ответ на вопрос 12 рекомендаций Научно-консультативного совета при ФАС Волго-Вятского округа от 08.10.2009 «О проблемах применения законодательства об административных правонарушениях» см.: http://fasvvo.arbitr.ru/node/13142.

По делу N А60-17898/2012 суды всех инстанций пришли к выводу о неправильной квалификации административным органом совершенного предпринимателем деяния по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ и о наличии оснований для привлечения к ответственности по статье 6.3 или 6.6 КоАП РФ.

Помимо этого, в пункте 18.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 10 разъяснено, что статья 2.9 КоАП РФ не содержит оговорок о ее неприменении к каким-либо составам правонарушений, предусмотренным КоАП РФ, поскольку возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в данном Кодексе конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность.

Вместе с тем в абзаце четвертом пункта 21 Постановления Пленума ВС РФ N 5 положения статьи 2.9 КоАП РФ истолкованы следующим образом: с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения; к ним, в частности, относятся административные правонарушения, предусмотренные статьями 12.8, 12.26 КоАП РФ. Следует отметить, что ранее аналогичные разъяснения содержались в пункте 10 Постановления Пленума ВС РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях «.

В пункте 19.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 10 указано, что однородными в свете пункта 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ считаются правонарушения, ответственность за совершение которых предусмотрена одной статьей Особенной части КоАП РФ.

В то же время ВС РФ в пункте 16 Постановления Пленума N 5 разъяснил, что однородным считается правонарушение, имеющее единый родовой объект посягательства, независимо от того, установлена ли административная ответственность за совершенные правонарушения в одной или нескольких статьях КоАП РФ (например, совершение лицом, считающимся подвергнутым административному наказанию за нарушение Правил дорожного движения по части 2 статьи 12.9 КоАП РФ, административного правонарушения в области дорожного движения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ).

Следует особо отметить, что указанные противоречия обусловлены не процессуальными различиями в рассмотрении дел об административных правонарушениях судами общей юрисдикции и арбитражными судами, а именно противоположными подходами двух высших судебных органов к толкованию одних и тех же материальных норм права. При этом указанные противоречия носят не абстрактный, чисто теоретический характер, так как применительно к взаимосвязанным положениям части 3 статьи 2.1 и абзацам четвертому и шестому части 3 статьи 23.1 КоАП РФ факты совершения одних и тех же действий (бездействия) в отношении юридического лица (индивидуального предпринимателя) и физического лица могут рассматриваться как арбитражным судом, так и судом общей юрисдикции, которые могут прийти к прямо противоположным выводам, в связи с чем есть вероятность принятия противоречащих друг другу решений.

С учетом предмета исследования настоящей статьи мы не оцениваем прочие противоречия в практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов, которые ранее имели место при применении Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств » и до настоящего времени имеются в вопросах определения предела ответственности поручителя, исполнившего свое обязательство, при изменении условий основного договора о правах лиц, участвовавших в финансировании строительства объекта недвижимости, в случае уклонения застройщика от исполнения обязательств по договору (в том числе в случае его банкротства), а также сохранения залога в случае возмездного перехода права собственности на заложенное движимое имущество к добросовестному приобретателю.

В развитие внесенных в Конституцию изменений в силу необходимости передачи новому Верховному Суду вопросов осуществления правосудия, отнесенных в настоящее время к ведению упраздняемого ВАС РФ, и исполнения предписания части 3 статьи 17 Федерального конституционного закона от 31.12.

1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации был внесен ряд законопроектов.

Речь идет о проекте Федерального конституционного закона «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (далее — проект ФКЗ), проекте Федерального закона «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее — проект о поправках в (Арбитражный процессуальный кодекс Статья АПК РФ)), а также о проекте Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с изменением подведомственности некоторых категорий дел, рассматриваемых судами общей юрисдик

Источник: https://ppt.ru/news/135407

Studio-pravo
Добавить комментарий