§2. Условно-запрещенные условия соглашений хозяйствующих субъектов

Разъяснение № 2 Президиума Федеральной антимонопольной службы «Вертикальные» соглашения, в том числе дилерские соглашения» (утв. протоколом Президиума Федеральной антимонопольной службы от 17 февраля 2016 г. № ___)

§2. Условно-запрещенные условия соглашений хозяйствующих субъектов

В соответствии с пунктом 19 статьи 4 Федерального закона «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) «вертикальное» соглашение — это соглашение между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой предоставляет (продает) товар.

«Вертикальные» соглашения обеспечивают перемещение товара в цепочке от производителя к конечному потребителю.

«Вертикальные» соглашения представляют собой соглашения между хозяйствующими субъектами, находящимися на различных уровнях технологического цикла, содержащие условия, в соответствии с которыми такие хозяйствующие субъекты будут осуществлять приобретение, продажу или перепродажу определенных товаров или услуг.

Соглашение между производителем товаров и его покупателем, имеющим намерение осуществлять их перепродажу (дистрибьютором), следует относить к «вертикальным» и в том случае, если стороны такого соглашения реализуют товары в одних и тех же границах товарного рынка (товарных рынков), при условии, что на этом товарном рынке дистрибьютор осуществляет реализацию товаров, которые им приобретены у данного производителя, и дистрибьютор не осуществляет производство взаимозаменяемых товаров, а также в случаях реализации дистрибьютором взаимозаменяемых товаров, производимых разными производителями.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 11 Закона о защите конкуренции запрещаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со статьей 12 Закона о защите конкуренции), если такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара, за исключением случая, если продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара.

Таким образом, включение в «вертикальное» соглашение, достигнутое между хозяйствующими субъектами, например, условия о минимальных либо фиксированных для реализации соответствующего товара ценах может рассматриваться ФАС России в качестве нарушения пункта 1 части 2 статьи 11 Закона о защите конкуренции, при условии, что доля хотя бы одного из хозяйствующих субъектов, участвующих в соглашении на товарном рынке товара, являющегося предметом данного соглашения превышает двадцать процентов.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 11 Закона о защите конкуренции запрещаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со статьей 12 указанного Закона), если такими соглашениями предусмотрено обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, который является конкурентом продавца. При этом в соответствии с данной нормой Закона о защите конкуренции указанный запрет не распространяется на соглашения об организации покупателем продажи товаров под товарным знаком либо иным средством индивидуализации продавца или производителя.

Организация покупателем такой продажи товаров может быть осуществлена, в частности, на основании лицензионного договора, заключенного с продавцом-правообладателем товарного знака в порядке, установленном статьями 1489, 1490 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствующих помещениях (торговых площадях), установленных в «вертикальном» соглашении.

Учитывая, что согласно пункту 18 статьи 4 Закона о защите конкуренции соглашение это договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме, то запрещенные условия «вертикального» соглашения могут содержаться как в устной, так и в письменной форме.

При этом заключение соглашения между хозяйствующими субъектами в письменной форме, по которому приобретается товар, не исключает применение Закона о защите конкуренции к устным договоренностям таких лиц, содержащим запрещенные условия.

«Вертикальные» соглашения реализуются через гражданско-правовые договоры, предмет которых предусматривает переход товара от одного лица к другому (договор купли-продажи, договор поставки, дилерские договоры, дистрибьюторские договоры и другие соглашения). Гражданско-правовые договоры или соглашения, которые не предусматривают передачу товара от одного лица другому, не могут рассматриваться в качестве «вертикальных» соглашений.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71242860/

«Антимонопольное регулирование соглашений хозяйствующих субъектов по законодательству Российской Федерации …»

§2. Условно-запрещенные условия соглашений хозяйствующих субъектов
Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   …   | 9 |

— [ Страница 1 ] —

И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ

На правах рукописи

Гутерман Александр Евгеньевич

Антимонопольное регулирование соглашений хозяйствующих субъектов по законодательству Российской Федерации Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук, доцент Егорова Мария Александровна Москва – 201 ОГЛАВЛЕНИЕ.

Введение.………………………………..……………………………………….

Глава 1. Соглашение хозяйствующих субъектов как правовое средство достижения экономических целей…….

…..…………………………………1 § 1. Основания внедрения антимонопольного регулирования в частноправовую сферу хозяйствующих субъектов……………………………

§ 2. Деятельность хозяйствующих субъектов как объект антимонопольного регулирования……………………………………………..…………………….5 § 3. Соглашение как вид правовой деятельности хозяйствующих субъектов………………………………………………………………………… § 4. Критерии систематизации антиконкурентных соглашений……………..

Глава 2. Субъектный состав соглашений хозяйствующих субъектов как основание применения режима антимонопольного регулирования.

…………………………………………………………….……

§ 1. Субъектный состав в соглашениях хозяйствующих субъектов………… § 2. Принадлежность хозяйствующих субъектов к определенному рынку как основание применения мер антимонопольного регулирования…………….1 § 3. Группа лиц как особый хозяйствующий субъект……………………….

Глава 3. Антимонопольные требования соглашений хозяйствующих субъектов……….

…………………………………………..1 § 1. Действие антимонопольных запретов per se в отношении соглашений, ограничивающих конкуренцию……………………………………………….

§ 2. Условно-запрещенные условия соглашений хозяйствующих субъектов………………………………………………………………………..

§ 3. Допустимость соглашений хозяйствующих субъектов …………………1 Заключение………..……………………………………………………………200 Список использованной литературы ………………………………………205 ВВЕДЕНИЕ.

Актуальность темы исследования.

С точки зрения антимонопольного законодательства, институт соглашений хозяйствующих субъектов является ключевым как в гражданском праве, так и в конкурентном, поскольку большинство хозяйственных договоров являются соглашениями по смыслу Закона о защите конкуренции.

Учитывая количество таких договоров, количество антиконкурентныхсоглашений весьма немалое. Негативные последствия от антиконкурентных соглашений между хозяйствующими субъектами в виде ограничения конкуренции и монополизации товарного рынка не вызывают сомнений.

По этой причине в целях защиты конкуренции как правового явления государству необходимо выработать эффективный механизм, который позволит добиться желаемого результата путем пресечения экономически вредных последствий от заключения антиконкурентных соглашений.

В настоящее время выработать такой механизм весьма затруднительно по ряду причин. Во-первых, вопрос ограничения гражданского принципа свободы договора остается не до конца решенным.

В каком объеме может быть ограничена свобода договора? Каковы пределы государственного вмешательства в частноправовую сферу отношений хозяйствующих субъектов? Однозначного ответа на эти вопросы нет.

Во-вторых, в практике возникают сложности при определении правовой природы и содержания соглашений между хозяйствующими субъектами и признании их таковыми.

При разнящихся подходах достаточно сложно выработать единый критерий определения соглашения и эффективные меры по борьбе с ним.

Перечисленные причины не единственные, однако и их достаточно для зарождения обширных дискуссий и споров в вопросах антимонопольного регулирования соглашений.

Для разрешения этих правовых проблем требуется глубокий научный анализ.

Несмотря на немалое количество исследований правовой доктрины по конкурентному праву Российской Федерации, достаточно немного отдельных работ посвящено вопросам регулирования соглашений между хозяйствующими субъектами.

Настоящая работа представляет собой первое комплексное исследование проблемы антимонопольного регулирования соглашений между хозяйствующими субъектами в Российской Федерации с учетом зарубежных правовых позиций и практик, а также новейших изменений в гражданское законодательство и законодательство в сфере защиты конкуренции.

Степень научной разработанности темы исследования.

Конкурентное право является молодым, поэтому многими учеными предпринимаются попытки по выявлению ключевых проблем этой отрасли и предложению вариантов их решения. Вместе с тем, в настоящее время нет ни одного комплексного исследования вопросов антимонопольного регулирования соглашений и антиконкурентных соглашений между хозяйствующими субъектами.

Вопросы антимонопольного регулирования соглашений между хозяйствующими субъектами затрагивались в некоторых монографиях и учебниках ученых-юристов, посвященных научному анализу конкурентного права как дисциплины, преподаваемой в вузах. В частности, речь идет о работах Артемьева И.Ю., Варламовой А.Н., Гаврилова Д.А., Кинева А.Ю., Пузыревского С.А. и других.

Встречаются и диссертационные исследования, посвященные правовой характеристике соглашений и согласованных действий хозяйствующих субъектов (Сулакшина А.С., Рязанцев В.Ю, Мангасарян Н.В.).

Вопрос антимонопольного регулирования соглашений и правовых режимов антиконкурентных соглашений остался недостаточно проработанным; рассмотрение данного института как с позиций гражданского права, так и с точки зрения антимонопольного законодательства не представляется достаточным; требуют научного осмысления предполагающиеся изменения в антимонопольном законодательстве.

В данном исследовании названной тематике уделено ключевое внимание.

Цель диссертационного исследования: формирование научноправовой концепции антимонопольного регулирования соглашений хозяйствующих субъектов на основе конвергенции публичного и частного права.

Для достижения поставленной цели в диссертационном исследовании выполняются следующие задачи:

1. Определить правовой статус хозяйствующих субъектов, выявить сущность их деятельности как деятельности, направленной на извлечение прибыли, и произвести сравнение названной деятельности с предпринимательской с целью выявления специфических черт.

2. Исследовать природу соглашений как одной из гражданскоправовых форм деятельности хозяйствующих субъектов и установить соотношение соглашений и согласованных действий хозяйствующих субъектов как видов антиконкурентных действий.

3. Проанализировать действие гражданского и антимонопольного законодательства по отношению к соглашениям хозяйствующих субъектов как к сделкам по смыслу норм гражданского права, а также как к соглашениям по смыслу, придаваемому им Законом о защите конкуренции.

4. Выявить особенности дифференцированного подхода к антимонопольному регулированию соглашений хозяйствующих субъектов путем установления запретов на условия соглашений и установления режима разрешенных соглашений.

Объектом диссертационного исследования выступают отношения, складывающиеся в процессе заключения и исполнения антиконкурентных соглашений хозяйствующими субъектами в Российской Федерации.

Предметом диссертационного исследования являются положения отечественного и зарубежного законодательства, в том числе утратившие силу, проекты нормативно-правовых актов, правоприменительная практика, научные исследования и другие научные работы, затрагивающие проблемы соглашений между хозяйствующими субъектами.

Теоретической основой исследования послужили работы отечественных ученых-юристов и экономистов, посвященные вопросам правового регулирования соглашений хозяйствующих субъектов:

Артемьева И.Ю., Беликовой К.М., Борзило Е.Ю., Варламовой А.Н., Гаврилова Д.А., Голомолзина А.Н., Егоровой М.А., Клейн Н.И., Кинева А.Ю., Паращука С.А., Петрова Д.А., Попондопуло В.Ф., Пузыревского С.А., Тотьева К.Ю. и др.

Кроме того, при проведении настоящего исследования было необходимо провести анализ трудов ученых-цивилистов, таких как Алексеев С.С., Брагинский М.И., Карапетов А.Г., Суханов Е.А., Шершеневич Г.Ф., Яковлев В.Ф. и ряд других.

Для разрешения поставленных в настоящем исследовании задач были проанализированы научные труды в сфере договорного права и обязательственных правоотношений: Белоусова Е.В., Красавчиков О.А., Самсонов А.В. и другие.

Настоящее исследование стало бы затруднительным или даже невозможным без классических трудов юристов и экономистов в области антимонопольного правоприменения: Смит А., Истербрук Ф., Будро Д., Арментано Т. Доминик и многих других.

Методологическую основу исследования составляют основополагающие научные методы исследования: диалектический, метод системного анализа, сравнительно-правовой, нормативно-логический и историко-правовой методы.

Эмпирической и нормативной базой исследования стали источники российского права, в числе которых Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон «О защите конкуренции» и иные нормативно-правовые акты, применимые к сфере защиты конкуренции, материалы судебной практики, а также практики антимонопольных ведомств. Кроме того, использовались важнейшие международные правовые акты, применимые к сфере настоящего исследования.

Научная новизна исследования заключается в первом на сегодняшний день комплексном исследовании правовой природы соглашений, заключаемых хозяйствующими субъектами при осуществлении их деятельности, критериев систематизации, содержания этих соглашений, условий, при которых возникают основания установления мер антимонопольного регулирования.

Автором дана оценка подходам к регулированию соглашений и антиконкурентных соглашений, а также особым условиям соглашений, которые могут приводить к последствиям для запрещенных соглашений между хозяйствующими субъектами – договорной горизонтальной координации экономической деятельности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Установлено, что деятельность хозяйствующих субъектов, представляющая потенциальную опасность для состояния конкуренции, может иметь как экономический (рыночный), так и правовой характер.

Ограничивающая конкуренцию рыночная деятельность хозяйствующих субъектов реализуется путем их фактического рыночного поведения в различных формах в виде: злоупотребления доминирующим положением;

совершения действий по недобросовестной конкуренции; осуществления координации экономической деятельности; совершения согласованных действий. Правовая деятельность, потенциально ограничивающая конкуренцию, представлена в хозяйственном обороте в виде действий по заключению соглашений и совершения сделок по экономической концентрации.

2. Аргументировано, что соглашение между хозяйствующими субъектами представляет собой одну из разновидностей гражданскоправовых форм их правовой деятельности.

Для целей антимонопольного регулирования имеют значение следующие элементы состава соглашения как сделки: 1) двухстороннее волеизъявление, которое позволяет отграничить соглашение от односторонних действий (например, по координации экономической деятельности третьим лицом, злоупотребления доминирующим положением); 2) правовая цель, неправомерный характер которой может содержать признаки недобросовестной конкуренции; 3) форма сделки, позволяющая отдифференцировать явные соглашения от согласованного поведения; 4) содержание соглашения как индивидуального регулятора, отражающее его комплексную характеристику как в отношении установления в нем условий, безусловно (per se) или условно запрещенных законом, так и признаков недобросовестной конкуренции.

3. Обосновано, что сходство антиконкурентных соглашений с согласованными действиями заключается в том, что они представляют собой коллективное волеизъявление, приводящее к ограничению конкуренции.

Установлено, что отличие антиконкурентных соглашений от согласованных действий заключается в особенностях состава правонарушения: основанием антиконкурентного соглашения является двух(много)сторонняя сделка, а основанием согласованных действий является одностороннее действие в виде публичного заявления «лидера» согласованных действий о совершении определенного рыночного поведения, не являющееся по своей правовой природе сделкой. На антиконкурентное соглашение как разновидность двухсторонней гражданско-правовой сделки в полной мере распространяются положения о недействительности сделок (§ 2 гл. 9 ГК РФ), которые не могут быть применены к действиям «лидера» в согласованных действиях хозяйствующих субъектов.

4. Аргументировано, что соглашение межу субъектами-конкурентами, содержащее в себе условия, которые per se или условно запрещены антимонопольным законодательством, должно квалифицироваться в качестве недействительной сделки на основании п. 1 ст.

168 ГК РФ как нарушающая требования закона или иного правового акта. В силу п. 2 ст. 168 ГК РФ такие соглашения как посягающие на публичные интересы должны расцениваться в качестве ничтожных сделок.

Последствия недействительности соглашений, нарушающих требования антимонопольного законодательства, определяются в соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ.

В качестве альтернативных форм защиты гражданских прав, нарушенных в результате исполнения антиконкурентного соглашения, кроме реституции могут быть использованы возмещение убытков, возникающих в результате заключения антиконкурентных соглашений (ч. 3 ст. 37 Закона о защите конкуренции), а также кондикционный иск (гл. 60 ГК РФ).

Соглашение между субъектами-конкурентами, не включающее в свое содержание запрещенные per se условия, но фактически приводящее к последствиям, предусмотренным ч.

1-4 Закона о защите конкуренции, не должно признаваться недействительным. Гражданско-правовые убытки, возникшие в результате исполнения такого соглашения, могут взыскиваться на основании ч. 3 ст.

37 Закона о защите конкуренции, а также путем предъявления иска о неосновательном обогащении.

5.

Обосновано, что при определении применимого правового режима антимонопольного регулирования к соглашениям хозяйствующих субъектов должны учитываться следующие факторы: 1) рыночное положение сторон соглашения, определяющее их конкурентное положение по отношению друг к другу (горизонтально-вертикальный критерий); 2) содержание соглашения, определяющее программу действий субъектов в хозяйственном обороте, приводящих к ограничению конкуренции; 3) факт наличия (отсутствия) экономических или правовых последствий заключения и исполнение соглашения.

6. Доказано, что для применения режима антимонопольного регулирования запретов per se по отношению к соглашениям хозяйствующих субъектов необходимо и достаточно двух условий: 1) стороны соглашения являются прямыми конкурентами; 2) в содержание соглашения входят условия, совпадающие с содержанием запретов per se, установленных в ч.1 ст.

11 Закона о защите конкуренции. Такие соглашения должны признаваться антиконкурентными с точки зрения антимонопольного законодательства и ничтожными с точки зрения гражданского законодательства (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Для установления антиконкурентности иных соглашений между субъектами-конкурентами необходимо установление фактических последствий ограничения конкуренции.

7. Аргументировано, что основу антимонопольного регулирования соглашений хозяйствующих субъектов-конкурентов должны составлять запреты per se. В случаях, когда конкуренты являются одновременно сторонами «вертикального» соглашения («квазивертикальное» соглашение), приоритет должен отдаваться выявлению нарушения запретов per se.

Критерии de minimis для «квазивертикальных» соглашений должны применяться к оценке их антиконкурентности только в случае отсутствия установленных нарушений запретов per se.

8. В целях антимонопольного регулирования обоснована трехуровневая система анализа «вертикальных» соглашений, стороны которых не являются прямыми конкурентами. В первую очередь должны выявляться критерии de minimis (ч. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции).

Во вторую очередь выявляются фактические правовые последствия в виде ограничения конкуренции, возникшие в результате исполнения данных соглашений (ч.4 ст. 11 Закона о защите конкуренции).

В последнюю очередь выявляется фактическое соответствие последствий исполнения данных соглашений критериям допустимости, установленным в ст. 13 Закона о защите конкуренции.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в возможности использования отдельных положений, выводов и результатов настоящего исследования для дальнейшего развития доктрины отечественного конкурентного права, законодательства о защите конкуренции. Полученные выводы могут быть использованы в судебной практике при правоприменении (например, при разграничении антиконкурентных соглашений и согласованных действий).

В диссертации выработаны предложения по совершенствованию действующего антимонопольного законодательства, направленные на повышение эффективности отдельных норм:

1. В целях исключения двусмысленности в понятии хозяйствующего субъекта предлагается изменить содержание п. 5 ст.

4 Закона о защите конкуренции в следующей редакции: «хозяйствующий субъект – коммерческая, некоммерческая организация, осуществляющая деятельность, приносящую ей доход, индивидуальный предприниматель, лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющее профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и (или) лицензии, членства в саморегулируемой организации, а также иные лица, деятельность которых может привести или приводит к последствиям, установленным настоящим Кодексом».

2. Часть 5 ст.

11 Закона о защите конкуренции изложить в следующей редакции: «Физическим лицам, коммерческим организациям и некоммерческим организациям запрещается осуществлять координацию экономической деятельности хозяйствующих субъектов, если такая координация приводит к любому из последствий, которые указаны в частях 1-3 настоящей статьи, которые не признаются допустимыми в соответствии со статьями 12 и 13 настоящего Федерального закона или которые не предусмотрены федеральными законами».

3. Предлагается исключить примерный перечень иных соглашений хозяйствующих субъектов, указанный в ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции, как некий ориентир на запрет соглашений, не относящихся к горизонтальным и «вертикальным» соглашениям. Учитывая, что законодателем исключены соглашения, указанные в ч. 4 ст.

11 Закона о защите конкуренции в качестве примерных, из числа запрещенных per se, не имеет смысла их дальнейшее закрепление. По мнению автора, к иным соглашениям, запрещенным антимонопольным законодательством, должны относиться все соглашения хозяйствующих субъектов, не упомянутые в частях 1-3, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции.

Закрепление же в статье примерного перечня может быть ошибочно воспринято в качестве закрытого перечня таких соглашений.

4. По мнению автора, положительный эффект от последующего контроля за экономической концентрацией весьма сомнительный, а возможные неблагоприятные последствия значительны. В связи с этим необходимость названного контроля отсутствует; он может быть исключен из антимонопольного регулирования как таковой.

Степень достоверности и апробация результатов диссертационного исследования. Апробация результатов исследования.

Диссертация выполнена на кафедре предпринимательского и корпоративного права юридического факультета им. М.М.

Сперанского ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», на заседании которой были обсуждены и одобрены результаты диссертационного исследования.

Основные выводы и положения диссертационной работы нашли свое отражение в научных публикациях автора, в том числе в опубликованных научных статьях, а также в публикациях выступлений по результатам научных конференций. Кроме того, ряд положений исследования был апробирован в судебной практике при защите интересов доверителей в арбитражных судах.

Степень достоверности результатов диссертации определяется итогами ее апробации. Всего по теме диссертационного исследования опубликовано 9 научных работ общим объемом 3,9 п.л. В том числе: 4 научных статьи (общим объемом 1,8 п.л.

) в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ; 2 научных статьи в иных изданиях (общим объемом 1,2 п.л.) Кроме того, общие положения диссертационной работы (общим объемом 0,9 п.л.

) были апробированы и выносились на обсуждение на 3 научно-практических международных и межрегиональных конференциях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфов, заключения и списка использованной литературы (библиографии).

СРЕДСТВО ДОСТИЖЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ

§1. Основания внедрения антимонопольного регулирования в частноправовую сферу хозяйствующих субъектов.

Конституцией Российской Федерации 1 (далее по тексту Конституция РФ) установлено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод является обязанностью государства (ст. 2).

Главой 2 Конституции РФ провозглашена гарантия прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права; права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими (ст.ст. 17, 18).

Каждый человек и гражданин обладает субъективным правом на вступление с другим лицом в договорные отношения, то есть на вступление с ним в частноправовые отношения, основанные на свободе. Государство не вправе вмешиваться в частную жизнь граждан, если она не влечет какойлибо опасности для публичных интересов.

Источник: http://konf.x-pdf.ru/18ekonomika/113238-1-antimonopolnoe-regulirovanie-soglasheniy-hozyaystvuyuschih-subektov-zakonodatelstvu-rossiyskoy-federacii.php

Антимонопольный запрет на ограничение конкуренции

§2. Условно-запрещенные условия соглашений хозяйствующих субъектов

Основываясь на принципе свободы договоров, хозяйствующие субъекты могут вступать в частноправовые отношения, и заключать различные договоры и соглашения.

Но если, данные соглашения начинают приносить экономический вред или угрожать свободной конкуренции, то из разряда частноправовых, данные отношения подпадают под антимонопольное законодательство, переходят из разряда частноправовых в публично правовые.

Строгое регулирование на рынке товаров и услуг необходимо для честного соперничества между хозяйствующими субъектами, ведь только свободная конкуренция может обеспечить полное удовлетворение потребностей публичных интересов.

Зачастую, экономический вред и ограничение конкуренции на рынке, происходит не в одностороннем порядке, а вследствие вступления хозяйствующих субъектов в соглашения, которые в частном порядке регламентируют их деятельность.

Именно для устранения неблагоприятных последствий на рынке товаров и услуг, принцип свободы договоров между хозяйствующими субъектами подлежит строгому регулированию со стороны государства и ограничению.

В антимонопольном законодательстве, в зависимости от степени вреда соглашений существует два вида запретов, безусловные запреты и условно — запрещенные, безусловные полностью ограничивают принцип свободы договора, а условно-запрещенные могут ограничивать свободу договоров при условии возможности наступления неблагоприятных последствий..

Безусловные запреты в юридической науке называются per se (per se illegal). Такие запреты применяются к картельным соглашениям и к доминируемой координации рыночных отношений на одном товарном рынке.

Картельные соглашения являются горизонтальными соглашениями между хозяйствующими субъектами, которые строго запрещены антимонопольным регулированием. Так как это больше объединение хозяйствующих субъектов, с цель. Устранения между собой конкуренции.

Картельными соглашениями считаются соглашения, если они могут привести:

— к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок;

— повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;

— разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);

— сокращению или прекращению производства товаров;

— отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Картельные соглашения имеют следующие признаки Гурин Н.В. Картели и их влияние на экономику государства: анализ российского законодательства. // Конкурентное право. 2011. № 2. С. 23-28.:

Договоренность в письменной или устной форме, которая противоречит конкурентному праву.

Сторонами картельного соглашения могут быть только хозяйствующие субъекты Гурин Н.В. Картели и их влияние на экономику государства: анализ российского законодательства. // Конкурентное право. 2011. № 2. С. 23-28..

Обязательным и важным признаком картельных соглашений является его содержание, направленное на последствия, заведомо приносящие вред конкуренции.

Усовершенствованное законодательство имеет ряд запретов, которые прописаны в ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции и носит характер условно-запрещенных.

Картельные соглашения по своей природе могут быть разнообразными. Например, соглашения могут устанавливать единые цены на товарном рынке, единые условия договоров торговли, картели, определяющие единые условия размеров скидок и льгот.

Наиболее жесткой формой картеля является синдикат URL: http://www.law.cornelLedii/uscode/text/15/1 (дата обращения: 10.04.2017 г.). При данном виде картеля, производители обязаны поставлять товар в сам синдикат, которые регламентирует квоту на производство товара.

Существуют также региональные картели, которые разделяют рынок на определенной территории между собой.

Экспортные и импортные картели, которые ограничиваю свободный товарооборот на импорт и экспорт.

Так же запрещенным видом соглашения является бойкот, целью которого является вытеснение конкурента или нескольких конкурентов с рынка.

Иногда, один картель может содержать в себе форму нескольких картелей. Например, Постановление ФАС Московского округа от 13.01.

2012 года по делу № А40-39187/11-119-260 , в котором сказано, что соглашение хозяйствующих субъектов было направлено на установление определенных условий при реализации товаров на определенном рынке, при этом была разделена продукция на одном товарном рынке, было разграничение видов товара между конкретными дилерами.

Суд сделал вывод о нарушении п. 3 ч. 1 ст. 11 Федерального закона «О защите конкуренции». Суд сделал вывод, что при данном разделении было влияние на свободу покупателей установление конкретных цен, и было затруднено проникновение иных продавцов на данный рынок, что говорит о том, что данное картельное соглашение имеет несколько разновидностей.

В доктрине существует несколько видов картельных соглашений, например, ценовые сговоры, территориальные или сговоры во время проведения торгов. Это картельные соглашения по предмету договоренности.

Картельные соглашения в антимонопольном регулировании имеют безусловный запрет per se.

Доктрина per se начала формироваться в США в 1890 году с принятием 2 июля так называемого Акта (Закона) Шермана , она говорит о том, что закон запрещает монополию В.Г. Истомин. Развитие зарубежного антимонопольного законодательства о защите конкуренции. / Вестник ЮУрГу. Серия «Право», выпуск 21. 2010. № 6. С. 60-63..

Необходимо сказать, что вертикальные и горизонтальные соглашения не указанные в ч. 1 ст.11 Закона о защите конкуренции, имеют место быть, а картели не допустимы ни при каких обстоятельствах.

Нельзя путать объединения, которые действуют в рамках закона для получения дохода, с участниками картельных соглашений, которые в результате своих действий, ограничивают конкуренцию на рынке.

Необходимо заметить, что практика европейских стран в отличие от российской практики, допускает заключение картелей малых и средних предприятий. Например, в Германии это делается для улучшения конкурентоспособности. В Англии же, картели запрещены под угрозой уголовной ответственности, как и в России.

В отечественной практике, при выявлении картельного соглашения антимонопольный орган должен проводить проверку на факт выяснение, повлияли ли данные соглашения на ситуацию на рынке.

Так, решением Арбитражного суда г. Москвы от 7 февраля 2013 года по делу № А40-74596/2011 решение ФАС России от 13.04.2011 № АЦ/13419. По делу № 1 11/211 о признании ООО ПО «Химпром» и ООО ТЛ «Химпром» нарушившими п. 1, 3 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции, которые заключили и участвовали в соглашении по установлению цен на рынке, предписание.

Источник: https://studbooks.net/2422351/pravo/antimonopolnyy_zapret_ogranichenie_konkurentsii

Соглашения хозяйствующих субъектов по конкурентному (антимонопольному) праву и законодательству

§2. Условно-запрещенные условия соглашений хозяйствующих субъектов

Юристу представляется необходимым знать о наличии антимонопольных запретов при заключении соглашений между хозяйствующими субъектами. В процессе хозяйственной деятельности компания может заключить с контрагентами соглашения, нарушающие антимонопольное законодательство, что в определенных случаях влечет административную и даже уголовную ответственность.

По утверждению М.И. Брагинского, понятие «соглашение» в контексте гражданского законодательства означает основание для возникновения, изменения правоотношения, принимающего форму сделки .

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. 3-е изд., стереотип. М.: Статут, 2001. СПС «КонсультантПлюс».

Одним из оснований для признания соглашения противоречащим антимонопольному законодательству является ограничение в результате соглашения доступа хозяйствующего субъекта на рынок. Ограничение доступа на рынок может выражаться в том, что предприниматели, не входящие в своеобразную конвенцию, противоправно не допускаются к реализации товаров, работ, услуг на данном рынке.

Методы, применяемые при этом, бывают разнообразными (отказ предоставлять торговые площади и складские помещения, помехи в транспортировке и т.п.). Ограничение доступа на рынок следует отнести к дискриминации хозяйствующего субъекта.

По мнению А.Н.

Варламовой, создание препятствий, мешающих получать доступ на рынок, можно рассматривать только как соглашение, ущемляющее интересы третьих лиц . Данный автор не учитывает возможности хозяйствующего субъекта в индивидуальном порядке создать препятствия к доступу на рынок.

Варламова А.Н. Конкуренция в торговом обороте // Законодательство. 2011. N 1. С. 24.

Как полагает А.

Биндельс, в случае купли-продажи предприятия участвующие стороны принципиально преследуют не общие, а противоположные интересы. Каждая из сторон хочет добиться выгодных для нее условий.

Однако весьма часто в такие договоры включаются положения о запрещении конкуренции, которые должны предотвратить создание продавцом нового подобного предприятия в непосредственном соседстве со старым предприятием и вступление тем самым в конкуренцию с покупателем первого предприятия.

Ограничивающее влияние таких положений на рынок заключается в том, что с него устраняется возможный конкурент .

Биндельс А. Основные черты германского и европейского антимонопольного права // Основы немецкого торгового и хозяйственного права: Сб. ст. М.: БЕК, 1995. С. 65.

Так же как антиконкурентные действия, все «вертикальные» (между продавцом и покупателем) и «горизонтальные» (между продавцами или между покупателями одного и того же товара) соглашения, ограничивающие конкуренцию, с точки зрения подхода к ним американских судов можно разделить на две группы:

  • соглашения per se illegal (то есть незаконные сами по себе). В отношении таких соглашений суд не исследует, были ли они разумными, имели ли стороны соглашения достаточно веские основания для его заключения. Суд устанавливает только факт наличия соглашения. К соглашениям per se illegal относятся соглашения об установлении цен и соглашения о разделе рынка. При этом согласно позиции Верховного Суда США не имеет значения, действуют ли участники соглашения на рынке или только входят на него;
  • соглашения, оцениваемые с учетом правила разумности (rule of reason). В данном случае суду необходимо выяснить все обстоятельства дела с целью определения наличия антиконкурентных последствий, при этом истец должен доказать не неправомерность соглашения, а возможное или реальное ограничение конкуренции. В соответствии с правилом разумности законность заключенного соглашения определяется по результатам анализа последствий такого соглашения для конкуренции, особенностей рынка, предыстории заключения соглашения.

Верховный Суд США признал необходимость применения принципа «свободы договора» только по отношению к законным сделкам .

Поскольку сделки, направленные на ограничение конкуренции, незаконны, принцип «свободы договора» к таким сделкам неприменим.

Подробнее об этом см.: Конкурентное право Российской Федерации: Учеб. пособие / Под ред. Н.И. Клейн, Н.Е. Фонаревой. М.: Логос, 1999. С. 353.

Как отмечает Л.А.

Машкова, в праве предпринимательском соглашение «отрывается» от договора и выступает в качестве элемента комплексных процессов, обладающих в разные моменты своего протекания как частноправовыми, так и публично-правовыми свойствами . Данная позиция применима и к соглашениям, и к согласованным действиям хозяйствующих субъектов в антимонопольном праве.

Действительно, такие соглашения, действия представляют собой не только договор, который может быть и устным, но и процесс, состоящий из совокупности действий их участников.

К примеру, в ряде случаев для признания соглашения, согласованных действий ограничивающими конкуренцию антимонопольный орган должен установить и доказать не только факты заключения соглашения, совершения действий, но и причинение вреда конкуренции, другим хозяйствующим субъектам.

Машкова Л.А. Соглашения в предпринимательском праве // Право и экономика. 2011. N 12. С. 56.

По мнению Д.А.

Петрова, соглашения с точки зрения антимонопольного законодательства представляют собой более широкое явление, поскольку могут как устанавливать, изменять или прекращать права и обязанности сторон (то есть способны быть гражданско-правовым договором), так и фиксировать лишь намерение сторон относительно будущих действий каждого из них в отношении себя или третьих лиц. Намерение является замыслом, предположением относительно какого-либо поведения. Но, чтобы подпасть под действие антимонопольного законодательства, ему необходима достаточная степень определенности и связанность с поведением других хозяйствующих субъектов .

Петров Д.А. Конкурентное право: теория и практика применения: Учебник для магистров / Под общ. ред. В.Ф. Попондопуло. М.: Юрайт, 2013. С. 167 — 168. В Законе о защите конкуренции используется понятие «картель», под которым подразумеваются антиконкурентные «горизонтальные» соглашения между хозяйствующими субъектами. Согласно статье 11 Закона о защите конкуренции признаются картелем и запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести:

  1. к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок;
  2. повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;
  3. разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);
  4. сокращению или прекращению производства товаров;
  5. отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Источник: https://ppt.ru/news/134572

Запреты антимонопольного законодательства

§2. Условно-запрещенные условия соглашений хозяйствующих субъектов

Нина Скляр,
старший юрисконсульт ООО «ТЛС-ПРАВО»

Вступая в договорные отношения с контрагентами, производителям и импортерам необходимо соблюдать ограничения (запреты), установленные антимонопольным законодательством.

В данной статье рассмотрим, допустимо ли включать в договор поставки условия, устанавливающие право продавца требовать от покупателя увеличения цены последующей продажи товара, а также ограничения территории последующей продажи товара.

Требования к заключению соглашений между хозяйствующими субъектами, запрещающие ограничение конкуренции, содержатся в ст. 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон № 135-ФЗ).

Для целей применения норм Закона № 135-ФЗ под соглашением понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме (п. 18 ст. 4 Закона № 135-ФЗ).

Из всех возможных соглашений законодатель особо выделяет «вертикальные» соглашения — соглашения между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой предоставляет (продает) товар.

Не является «вертикальным» соглашением агентский договор (п. 19 ст. 4 Закона № 135-ФЗ).

Запреты на заключение ограничивающих конкуренцию соглашений

Установленные ст. 11 Закона № 135-ФЗ запреты на заключение ограничивающих конкуренцию соглашений подразделяются на безусловные запреты, запреты на заключение «вертикальных» соглашений, условные запреты.

1. Безусловные запреты сформулированы в п. 1 ст. 11 Закона 135-ФЗ и распространяются на соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке («горизонтальные» соглашения).

Безусловные запреты — это перечень последствий соглашения, приводящих или способных привести к ограничению конкуренции, которые запрещены по формальным основаниям, доказывание факта ограничения конкуренции этими соглашениями (установления наличия обстоятельств, названных в п. 17 ст. 4 Закона № 135-ФЗ) не требуется.

Безусловно запрещены соглашения, которые приводят или могут привести к:

  • установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок;
  • повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;
  • разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);
  • сокращению или прекращению производства товаров;
  • отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Таким образом, в случае, если покупатель и продавец осуществляют продажу товаров на одном товарном рынке (например, покупатель и продавец осуществляют реализацию одного и того же товара оптовым покупателям в г.

Москве), включение в договор поставки условий, устанавливающих право продавца требовать от покупателя увеличения цены последующей продажи товара, а также ограничения территории последующей продажи товара будет признаваться нарушением пп.

1 и 3 п. 1 ст. 11 Закона № 135-ФЗ.

2. Запреты на заключение «вертикальных» соглашений перечислены в п. 2 ст. 11 Закона № 135-ФЗ. Запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами, если:

  • такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара, за исключением случая, если продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара;
  • такими соглашениями предусмотрено обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, который является конкурентом продавца. Данный запрет не распространяется на соглашения об организации покупателем продажи товаров под товарным знаком либо иным средством индивидуализации продавца или производителя.

Так, в случае, если продавец, являющийся единственным импортером товара, поставляет товар покупателям, которые впоследствии реализуют товар розничным покупателям, условие договора поставки, устанавливающее право продавца требовать от покупателя увеличения цены последующей продажи товара, противоречит пп. 1 п. 2 ст. 11 Закона № 135-ФЗ.

3. Условные запреты сформулированы в п. 4 ст. 11 Закона № 135-ФЗ и распространяются на все соглашения: «горизонтальные», «вертикальные» и конгломератные, т. е. соглашения хозяйствующих субъектов, которые не конкурируют между собой и осуществляют деятельность на разных товарных рынках.

Условные запреты применяются к соглашениям, если в результате заключения таких соглашений происходит ограничение конкуренции, подлежит доказыванию факт ограничения конкуренции или возможность такого ограничения (установления наличия обстоятельств, названных в п. 17 ст. 4 Закона № 135-ФЗ). Пункт 4 ст. 11 Закона № 135-ФЗ содержит открытый перечень соглашений, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции:

  • о навязывании контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор, другие требования);
  • об экономически, технологически и иным образом необоснованном установлении хозяйствующим субъектом различных цен (тарифов) на один и тот же товар;
  • о создании другим хозяйствующим субъектам препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка;
  • об установлении условий членства (участия) в профессиональных и иных объединениях.

Так, в случае, если продавец и покупатель по договору поставки реализуют товар на разных товарных рынках (например, в разных регионах РФ), условие договора поставки, устанавливающее право продавца требовать от покупателя увеличения цены последующей продажи товара, а также ограничения территории последующей продажи товара может быть квалифицировано антимонопольным органом как навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора по пп. 1 п. 4 ст. 11 Закона № 135-ФЗ, если будут установлены признаки ограничения конкуренции, перечисленные в п. 17 ст. 4 Закона 135-ФЗ.

Допустимые соглашения

В соответствии с п. 6 ст. 11 Закона № 135-ФЗ хозяйствующий субъект вправе представить доказательства того, что заключенные им «вертикальные» соглашения или соглашения, подпадающие под условные запреты, предусмотренные п. 4 ст. 11 Закона № 135-ФЗ, могут быть признаны допустимыми по основаниям, установленным ст. 12 или ч. 1 ст. 13 Закона № 135-ФЗ.

Во-первых, допускаются «вертикальные» соглашения в письменной форме, если они являются договорами коммерческой концессии (п. 1 ст. 12 Закона № 135-ФЗ);

Во-вторых, допускаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами, доля каждого из которых на любом товарном рынке не превышает 20%.

Расчет долей хозяйствующих субъектов на рынке осуществляется антимонопольным органом в соответствии с Порядком проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержденным Приказом ФАС России от 28.04.2010 № 220 (п. 2 ст. 12 Закона № 135-ФЗ);

В-третьих, могут быть признаны допустимыми соглашения, предусмотренные пп. 2—4 ст. 11 Закона № 135-ФЗ при одновременном выполнении следующих условий (п. 1 ст. 13 Закона № 135-ФЗ):

1) если такими соглашениями не создается возможность для отдельных лиц устранить конкуренцию на соответствующем товарном рынке;

2) если на участников соглашений или третьих лиц не налагаются ограничения не соответствующие достижению целей таких соглашений;

3) если результатами соглашений являются или могут являться:

  • совершенствование производства, реализации товаров или стимулирование технического, экономического прогресса либо превышение конкурентоспособности товаров российского производства на мировом товарном рынке;
  • получение покупателями преимуществ (выгод), соразмерных преимуществам (выгодам), полученным хозяйствующими субъектами в результате соглашений.

Соглашения, соответствующие условиям, предусмотренным п. 1 ст. 13 Закона № 135-ФЗ, признаются допустимыми в случаях, определенных Правительством РФ (Общие исключения в отношении соглашений между покупателями и продавцами, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 16.07.2009 № 583 (далее — Общие исключения)), а именно при совокупном выполнении следующих требований:

а) продавец продает товар двум или более покупателям и имеет долю на рынке этого товара менее 35% либо в соответствии с соглашением продает товар единственному покупателю, доля которого на рынке этого товара составляет менее 35%;

б) продавец и покупатель не конкурируют между собой либо конкурируют на товарном рынке, на котором покупатель приобретает товар в целях его последующей продажи;

в) покупатель не производит товары, взаимозаменяемые по отношению к товарам, которые являются предметом соглашения.

Недопустимые условия соглашений

В п. 2 Общих исключений сформулированы недопустимые условия соглашений между покупателем и продавцом.

Это, во-первых, условия, ограничивающие возможность покупателя самостоятельно определять цену, по которой он перепродает товар иным лицам;

Во-вторых, условия, предусматривающие отказ покупателя продавать товар на определенной в соглашении территории и (или) покупателям, относящимся к определенной в соглашении категории, за исключением запрета покупателю (если только это не организация розничной торговли) рекламировать и продавать товар на территории, на которой продажу товара осуществляет сам продавец или иной покупатель (эта территория прямо обозначается в договоре).

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 35 Закона № 135-ФЗ хозяйствующие субъекты, имеющие намерение достичь соглашения, вправе обратиться в антимонопольный орган с заявлением о проверке соответствия проекта соглашения в письменной форме требованиям антимонопольного законодательства.

Вместе с указанным заявлением в антимонопольный орган представляются документы и сведения в соответствии с Перечнем, утвержденным Приказом ФАС России от 18.06.2007 № 168 «Об утверждении Перечня документов и сведений, представляемых в антимонопольный орган при представлении заявления хозяйствующими субъектами, имеющими намерение заключить соглашение».

В соответствии с данным перечнем в антимонопольный орган должны предоставляться документы и сведения о лицах, имеющих намерение заключить соглашение, сведения о соглашении, сведения о лицах, принадлежащих к той же группе лиц, что и лица, имеющие намерение заключить соглашение.

Среди указанных выше документов и сведений должны предоставляться, по установленным данным Приказом ФАС России формам, сведения о производстве и реализации товаров (работ, услуг) хозяйствующим субъектом, сведения об основных покупателях (потребителях) товаров (работ, услуг), сведения о закупках товаров (работ, услуг), сырья и комплектующих, необходимых для производства товаров (работ, услуг), сведения об обороте услуг по основным видам деятельности финансовых организаций.

В течение 30 дней с даты поступления всех необходимых для рассмотрения заявления документов антимонопольный орган принимает решение о соответствии или несоответствии проекта соглашения в письменной форме требованиям антимонопольного законодательства.

Таким образом, запреты, установленные ст. 11 Закона № 135-ФЗ, в частности, в отношении установления цены и ограничения территории последующей продажи товара покупателем, не применяются, в случае если договор поставки между продавцом и покупателем, можно квалифицировать как «вертикальное» соглашение, при этом доля каждого из них на товарном рынке не превышает 20%.

Также соглашение, содержащее условие об отказе покупателя (за исключением организаций розничной торговли) продавать товар на территории, на которой продажу товара осуществляет сам продавец или иной покупатель, может быть признано антимонопольным органом допустимым при одновременном соблюдении требований п. 1 ст. 13 Закона № 135-ФЗ и ограничений, установленных общими исключениями.

Соответственно, если дистрибьютор и его покупатели являются конкурентами, включение в договор поставки условий, устанавливающих право продавца требовать от покупателя увеличения цены последующей продажи товара (продажу товара по цене выше минимальной), а также ограничения территории последующей продажи товара будет признаваться нарушением безусловных запретов, установленных ст. 11 Закона № 135-ФЗ.

В случае если отношения между дистрибьютором и его покупателем можно квалифицировать как вертикальное соглашение, включение в договор условий о согласовании цены последующей продажи товара может признаваться допустимым при условии соблюдения требований ст. 12 Закона № 135-ФЗ.

Источник: http://www.yurclub.ru/docs/other/article292.html

Studio-pravo
Добавить комментарий