§1. Понятие «экономическая концентрация» и его содержание

Понятие

§1. Понятие «экономическая концентрация» и его содержание

Под экономической концентрацией Закон о защите конкуренции понимает сделки и иные действия, осуществление которых оказывает влияние на состояние конкуренции (ч. 21 ст. 4).

При этом конкуренцию указанный Закон определяет как соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого хозяйствующего субъекта в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Государственный контроль за экономической концентрацией, осуществляемый антимонопольными органами в соответствии с Законом о защите конкуренции, является одной из форм государственного регулирования предпринимательской деятельности.

Важно отметить, что антимонопольный контроль не имеет целью запретить хозяйственную интеграцию и экономическую концентрацию, а направлен на предотвращение ограничения конкуренции, возникновения и усиления монополистической деятельности .

Под монополистической деятельностью Закон о защите конкуренции понимает злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, соглашения или согласованные действия, запрещенные антимонопольным законодательством, а также иные действия (бездействие), признанные в соответствии с федеральными законами монополистической деятельностью.

Основания антимонопольного контроля

Основаниями осуществления контроля за экономической концентрацией являются:

  • 1) сама сделка или иное действие, которые в соответствии с законодательством рассматриваются как объект антимонопольного контроля;
  • 2) критерии контроля, в том числе:
    • — суммарная стоимость активов участников экономической концентрации по бухгалтерским балансам;

Под участниками экономической концентрации здесь понимаются лица, указанные в соответствующих статьях Закона о защите конкуренции.

Например, для целей предварительного контроля за слиянием, присоединением, сделок по приобретению акций и (или) имущества и (или) прав подсчитываются активы (выручка) не только непосредственных участников этих действий (сделок), но и их группы лиц, а для целей последующего контроля за указанными действиями во внимание принимаются только активы непосредственных участников (сравните, например, ст. ст. 28 и 30 Закона о защите конкуренции).

  • — суммарная выручка участников экономической концентрации от реализации товаров;
  • — стоимость активов лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество и (или) права в отношении которого приобретаются;
  • — включение одной из организаций — участников экономической концентрации в реестр хозяйствующих субъектов (далее — Реестр), имеющих долю на рынке определенного товара более чем 35%.

Объекты антимонопольного контроля

Объектом антимонопольного контроля или обстоятельствами, которые могут привести к возникновению экономической концентрации, согласно Закону о защите конкуренции являются:

— слияние, присоединение, создание (в случае оплаты уставного капитала акциями (долями) и (или) имуществом другой организации) коммерческих организаций (ст. 27 — при условии предварительного согласия антимонопольного органа; п. п. 1 — 4 ч. 1 ст. 30 — с последующим уведомлением антимонопольного органа);

Из смысла Закона под имуществом в тексте п. 4 ч. 1 ст. 27 подразумеваются неденежные средства.

— сделки с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций (ст. 28 — при условии предварительного согласия антимонопольного органа; ст. 29 — при условии предварительного согласия антимонопольного органа в отношении финансовых организаций; п. 5 ч. 1 ст. 30 — с последующим уведомлением антимонопольного органа).

Следует отметить, что под сделками с имуществом Закон о защите конкуренции понимает получение хозяйствующим субъектом (группой лиц) в собственность, пользование, владение основных производственных средств и (или) нематериальных активов другого хозяйствующего субъекта.

Соответствующие сделки подлежат антимонопольному контролю, если балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки (взаимосвязанных сделок), превышает 20% балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов хозяйствующего субъекта, осуществляющего отчуждение или передачу имущества (п. 7 ч. 1 ст. 28).

В отношении финансовых организаций речь идет о приобретении их активов, размер которых превышает величину, установленную Правительством РФ.

Интерес представляет вопрос, что следует понимать под приобретением лицом (группой лиц) прав, позволяющих определять условия осуществления хозяйствующим субъектом предпринимательской деятельности? В Законе о защите конкуренции не приводится даже примерного перечня таких прав, только перечисляются возможные основания возникновения -договоры доверительного управления имуществом, о совместной деятельности, поручения (п. 8 ч. 1 ст. 28, п. 8 ч. 1 ст. 29). Таким образом, право определять одним хозяйствующим субъектом условия осуществления предпринимательской деятельности другим устанавливается антимонопольными органами оценочно, исходя из совокупности обстоятельств, отдельно для каждого конкретного случая.

Основанием антимонопольного контроля также является получение лицом права осуществлять функции исполнительного органа хозяйствующего субъекта.

При привлечении в качестве единоличного исполнительного органа управляющей организации (управляющего) необходимость согласования этого действия (уведомления о его совершении) с антимонопольными органами не вызывает сомнения, поскольку право осуществлять функции единоличного исполнительного органа возникает в этом случае именно в результате сделки -заключения гражданско-правового договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации. Возникает вопрос: требует ли антимонопольного контроля избрание (назначение) директора в качестве единоличного исполнительного органа хозяйствующего субъекта? Из буквального прочтения положений п. 8 ч. 1 ст. 28, п. 8 ч. 1 ст. 29 Закона о защите конкуренции этого не следует, поскольку антимонопольному контролю подвергается лишь право осуществлять лицом функции исполнительного органа, возникающее из одной или нескольких взаимосвязанных сделок.

Предварительный контроль

Антимонопольный контроль может осуществляться в форме предварительного и последующего.

Предварительный контроль осуществляется до слияния, присоединения, создания, совершения сделки или какого-либо иного действия, являющегося объектом государственного контроля, и заключается в рассмотрении антимонопольными органами ходатайств о даче согласия на совершение действий, указанных в ходатайстве, в соответствии с Законом о защите конкуренции. Наличие согласия антимонопольного органа является в этом случае необходимым условием для совершения действия, указанного в ходатайстве, что означает установление разрешительного порядка осуществления подлежащих государственному контролю действий.

Последующий контроль

Последующий контроль заключается в рассмотрении антимонопольными органами уведомлений хозяйствующих субъектов об уже свершившихся фактах. Уведомление должно быть направлено в 45-дневный срок с момента совершения соответствующих действий.

Закон о защите конкуренции предусматривает также право (но не обязанность) хозяйствующих субъектов до совершения сделок и иных действий, для которых законом предусматривается не предварительный, а последующий контроль, запросить согласие антимонопольных органов на совершение соответствующих сделок и иных действий (ч. 9 ст. 33 Закона).

Критерии антимонопольного контроля

Критериями для осуществления предварительного или последующего контроля являются объемные показатели суммарной стоимости активов и выручки участников экономической концентрации, а также включение одного из них в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35%.

Так, с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляются слияние, присоединение коммерческих организаций, а также их создание , если суммарная стоимость активов участников экономической концентрации (их групп лиц) по бухгалтерским балансам по состоянию на последнюю отчетную дату превышает 3 млрд. руб.

или суммарная выручка этих участников (их групп лиц) от реализации товаров за предшествующий календарный год превышает 6 млрд. руб. либо если одна из организаций — участников экономической концентрации включена в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке товара более 35%.

Следует отметить альтернативность перечисленных условий, обозначенную в тексте Закона союзами «или», «либо». Это означает, что наличие одного из этих условий является достаточным для осуществления предварительного контроля.

В случае оплаты уставного капитала акциями (долями) и (или) имуществом другой коммерческой организации.

Дополнительным основанием для осуществления предварительного контроля за сделками с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций, помимо перечисленных, также является стоимость активов по последнему балансу лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются. Эта стоимость должна превышать 150 млн. руб. (ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции).

Последующий контроль, заключающийся в уведомлении антимонопольных органов об уже совершенных сделках (действиях), осуществляется, если суммарная стоимость активов по последним балансам участников экономической концентрации или суммарная выручка от реализации ими товаров за предшествующий календарный год превышает 200 млн. руб.

Для осуществления контроля за сделками по приобретению акций (имущества), прав хозяйствующего субъекта применяются дополнительные основания контроля: суммарная стоимость балансовых активов лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество либо права в отношении которого приобретаются, должна превышать 30 млн. руб. либо одно из таких лиц должно быть включено в реестр (п.

5 ч. 1 ст. 30 Закона о защите конкуренции).

Следует заметить, что приведенные выше цифровые показатели не касаются финансовых организаций, в отношении которых величина стоимости активов по балансу, превышение которой влечет за собой осуществление мер государственного контроля за экономической концентрацией, устанавливается Правительством РФ. При участии в сделке (действиях) кредитной организации объемный (цифровой) критерий для антимонопольного контроля определяется Правительством РФ по согласованию с ЦБ РФ (ст. 29, п. п. 3 — 4 ч. 1 ст. 30 Закона о защите конкуренции).

Контроль за приобретением акций (долей) в уставном капитале хозяйственного общества

Рассматривая тему антимонопольного контроля за экономической концентрацией, особое внимание следует уделить государственному регулированию приобретения лицом (группой лиц) акций (долей) в уставном капитале хозяйственного общества.

Под приобретением акций (долей) хозяйственных обществ Закон о защите конкуренции понимает не только покупку, но и получение иной возможности осуществления предоставленного акциями (долями) хозяйственных обществ права голоса на основании договоров доверительного управления имуществом, договоров о совместной деятельности, договоров поручения, а также других сделок или по иным основаниям (ч. 16 ст. 4 Закона). Определяя долю участия применительно к акционерным обществам, законодатель устанавливает процент от голосующих акций, т.е. от совокупности обыкновенных и привилегированных акций, владельцы которых в соответствии с Законом об АО получают право голоса (п. 5 ст. 32 Закона).

Следует отметить две существенные новации, которые ввел Закон о защите конкуренции, вступивший в силу 26 октября 2006 г.

Во-первых, в Законе осуществляется раздельное регулирование приобретения акций акционерного общества и долей участия в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

Такая позиция законодателя определяется правильным пониманием, что в акционерном обществе, как наивысшей форме объединения капиталов, контроль за концентрацией должен быть более жестким, чем в обществе с ограниченной ответственностью.

Согласно Закону о защите конкуренции контроль за приобретением голосующих акций акционерного общества осуществляется, начиная с получения приобретателем (группой лиц) права распоряжаться более чем 25% указанных акций.

В отношении общества с ограниченной ответственностью нижняя граница в его уставном капитале, влекущая применение мер антимонопольного контроля, установлена в размере одной трети уставного капитала.

Во-вторых, Закон о защите конкуренции впервые установил определенные «пороговые» значения владения акциями (долями) в уставном капитале хозяйственного общества, при достижении которых сделка по приобретению голосующих акций (долей участия) должна быть подвергнута антимонопольному контролю.

Для акционерного общества такие «пороговые» значения установлены в размере — 25, 50, 75% голосующих акций общества; для общества с ограниченной ответственностью — в размере 1/3, 50%, 2/3 уставного капитала общества.

Приобретение более 75% голосующих акций или уставного капитала хозяйственного общества законодатель рассматривает как полный контроль и поэтому не предусматривает последующего согласования при увеличении у приобретателя процента акций (долей) свыше 75.

Таким образом, приобретение акций (долей участия) в размере от «блокирующего» до «контрольного» пакета не требует согласования с антимонопольными органами, так же как переход на «единую акцию» при наличии 75% участия в уставном капитале хозяйственного общества.

Процедура осуществления хозяйствующим субъектом действий в рамках государственного регулирования экономической концентрации, включая перечень лиц, представляющих ходатайства и уведомления, сроки их предоставления, документы и сведения об участвующих в сделках (действиях) лицах, установлены в самом Законе о защите конкуренции. Утверждает форму предоставления предусмотренных Законом сведений федеральный антимонопольный орган (ст. 32 Закона о защите конкуренции).

Какие действия и в какие сроки должен предпринять антимонопольный орган при получении ходатайства или уведомления?

Действия антимонопольного органа

Ходатайство, подаваемое при предварительном контроле, подлежит рассмотрению в течение 30 дней с даты получения.

По результатам рассмотрения ходатайства о даче согласия на осуществление сделки, иного действия, подлежащих государственному контролю, антимонопольный орган принимает одно из нижеперечисленных решений:

  • — об удовлетворении ходатайства, если сделка, иное действие, заявленные в ходатайстве, не приведут к ограничению конкуренции;
  • — о продлении срока рассмотрения ходатайства в связи с необходимостью его дополнительного рассмотрения не более чем на два месяца;
  • — о продлении срока рассмотрения ходатайства о даче согласия на слияние коммерческих организаций, присоединение к коммерческой организации одной или нескольких коммерческих организаций, создание коммерческой организации в случаях, указанных в ст. 27 Закона о защите конкуренции, в связи с определением условий, после выполнения которых заявителем и (или) иными лицами, участвующими в таком слиянии, присоединении или создании, антимонопольный орган принимает решение об удовлетворении ходатайства, и определении срока выполнения таких условий, который не может превышать девять месяцев. Примерный перечень условий (требований) к заявителю, после выполнения которых он может подать повторно документы в антимонопольные органы, предусмотрен ч. 5 ст. 33 Закона о защите конкуренции ;

В доктрине подобные требования антимонопольных органов получили наименование структурных.

— об удовлетворении ходатайства о даче согласия на осуществление сделки (иного действия) и одновременной выдаче заявителю предписания об осуществлении действий, направленных на обеспечение конкуренции, в случае осуществления им заявленных в ходатайстве сделок, иных действий ;

Эти требования антимонопольных органов в доктрине именуются поведенческими.

— об отказе в удовлетворении ходатайства, если сделка, иное действие, заявленные в ходатайстве, приведут к ограничению конкуренции, в том числе в результате возникновения или усиления доминирующего положения заявителя, а также доминирующего положения лица, которое будет создано в результате осуществления заявленных в ходатайстве сделки, иного действия, и если при рассмотрении представленных документов антимонопольный орган обнаружит, что информация, содержащаяся в них и имеющая значение для принятия решения, является недостоверной.

Решение антимонопольного органа о даче согласия на осуществление сделок, иных действий прекращает свое действие, если такие сделки, иные действия не осуществлены в течение года с даты принятия этого решения.

При последующем уведомлении антимонопольного органа о совершенных сделках (иных действиях) антимонопольный орган может выдать предписание на осуществление действий, направленных на обеспечение конкуренции в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции.

Правовые последствия нарушения антимонопольного законодательства

Каковы правовые последствия нарушения требований антимонопольного законодательства при осуществлении экономической концентрации? Из Закона о защите конкуренции (ст. 34) следует возможность применения следующих мер гражданско-правовой ответственности:

  • — коммерческая организация, созданная без получения предварительного согласия антимонопольного органа, в том числе в результате слияния или присоединения, ликвидируется либо реорганизуется в форме выделения или разделения в судебном порядке по иску антимонопольного органа, если ее создание привело или может привести к ограничению конкуренции, в том числе в результате возникновения или усиления доминирующего положения;
  • — сделки, осуществленные без получения предварительного согласия антимонопольного органа или с нарушением порядка его последующего уведомления, признаются недействительными в судебном порядке по иску антимонопольного органа, если такие сделки привели или могут привести к ограничению конкуренции, в том числе в результате возникновения или усиления доминирующего положения.

Таким образом, сделки, совершенные с нарушением установленных Законом о защите конкуренции требований, являются оспоримыми, поскольку, во-первых, сделки, совершенные с нарушением порядка согласования (уведомления) антимонопольного органа, могут быть признаны недействительными только в судебном порядке, во-вторых, по иску антимонопольного органа, а не любого заинтересованного лица, и в-третьих, не в любом случае, а только если они приводят к ограничению конкуренции, в том числе в результате возникновения или усиления доминирования хозяйствующих субъектов. То есть при признании недействительной сделки по иску антимонопольного органа суд должен установить отрицательные последствия для конкуренции на конкретном рынке.

Помимо гражданско-правовых мер, нарушение требований, установленных Законом о защите конкуренции в связи с государственным контролем за экономической концентрацией, влечет за собой административную ответственность хозяйствующего субъекта и должностных лиц (ст. 19.8 КоАП РФ), а также уголовную ответственность виновных лиц (ст 178 УК РФ).

Источник: https://studwood.ru/845892/pravo/ponyatie_ekonomicheskaya_kontsentratsiya

Экономическая концентрация

§1. Понятие «экономическая концентрация» и его содержание

Экономическая концентрация –сделки, иные действия, осуществление которых оказывает влияние на состояние конкуренции (и. 21 ст. 4 Закона о защите конкуренции).

Очевидно, что это понятие очень широкое. По большому счету, все сделки и действия компаний так или иначе влияют на рыночную ситуацию.

Но такой термин важен для контроля за экономической концентрацией – когда антимонопольный орган рассматривает и одобряет сделки (и действия) компаний.

Данное определение экономической концентрации было бы невозможно применить на практике, если бы Закон не содержал перечня конкретных сделок, являющихся объектом контроля.

Таким образом, в российском законодательстве в очередной раз используется терминология европейского конкурентного права (в американском антитрестовском законодательстве термин «экономическая концентрация» отсутствует, речь идет исключительно о «слияниях»). Однако по своему содержанию российский термин «экономическая концентрация» оказывается ближе к американским, а не к европейским аналогам.

В Европейском Союзе термин «концентрация» определен в ст. 3 Регламента ЕС о слияниях.

Под концентрацией здесь понимается изменение контроля на долгосрочной основе, обусловленное: (а) слиянием двух или более ранее независимых хозяйствующих субъектов или их подразделений; либо (б) установлением одним или несколькими лицами, уже контролирующими один или несколько хозяйствующих субъектов, прямого или косвенного контроля над хозяйствующим субъектом (хозяйствующими субъектами) или его частью путем приобретения ценных бумаг, активов, на договорной или любой другой основе. Здесь центральным понятием концентрации является именно переход контроля.

К важным элементам этого определения относится также условие долгосрочной основы осуществления контроля. В связи с этим особо оговаривается, что приобретение ценных бумаг кредитными или финансовыми организациями с целью перепродажи, а также передача полномочий по управлению компанией ликвидаторам в связи с процедурой банкротства концентрацией не являются[144].

В американском законодательстве термин «экономическая концентрация» отсутствует.

В подзаконных актах (Руководство по горизонтальному слиянию[145]) используется термин «рыночная концентрация» (market concentration).

В действующем Руководстве он как понятие не раскрывается, но в предшествующем акте под рыночной концентрацией понималась зависимость от «числа фирм на рынке и их относительных долей рынка».

Акт Харта – Скотта – Родино [146], которым внесены изменения в Акт Клейтона, говорит о контроле слияний (mergers), когда лицо прямо или косвенно приобретает ценные бумаги с правом голоса или активы.

В российском законодательстве «слияние» – это присоединение одного юридического лица к другому юридическому лицу в соответствии с передаточным актом. Законодательство США трактует понятие merger более широко: зачастую оно обозначает одновременно и «слияние» и «приобретение».

Видимо, именно поэтому российский законодатель стал использовать термин «экономическая концентрация» в качестве родового понятия.

В зависимости от характера конкуренции между объединяющимися компаниями «слияния» в американском (а вслед за ним и в европейском) праве принято разделять на три категории: горизонтальные, вертикальные и конгломератные (см. американское Руководство по негоризонтальному слиянию [147], европейское Руководство по оценке негоризонтальных слияний компаний [148]).

Горизонтальное слияние (horizontal merger) происходит, когда объединяются два конкурента. Вертикальное слияние (vertical mergers) – это объединение компаний, имеющих взаимоотношения покупателя и продавца в цепочке создания стоимости.

Конгломератное слияние (conglomerate merger) происходит, когда компании не являются конкурентами и не находятся в отношениях покупателя и продавца. Отметим, что границы между конгломератными и горизонтальными, а также между конгломератными и вертикальными соглашениями очень зыбкие.

Сложность представляют, в частности, слияния компаний, производящих ограниченно взаимозаменяемые товары. Это относится и к случаям, когда покупатель совместно использует (допустим, в производстве) товары А и В, выпускаемые разными компаниями.

И если компания, поставляющая ему товар А, будет сама закупать товар В и продавать комплект А + В, то отношения компаний– производителей А и В будут уже не конгломератными, а вертикальными.

В экономической науке выделяют:

• чистые конгломератные слияния – когда компании не имеют ничего общего между собой;

• слияния с расширением продуктовой линейки (product line extension mergers) – объединения компаний, имеющих похожие процессы производства товаров и сходные каналы сбыта;

• слияния с расширением рынка (market extension mergers) – приобретение компанией дополнительных каналов сбыта, например, магазинов в географических районах, в которых ранее продукция не продавалась;

• вертикальные слияния с прямой интеграцией (forward integration) – когда компания‑поставщик покупает компанию‑потребителя;

• вертикальные слияния с обратной интеграцией (backward integration) – когда компания‑потребитель покупает компанию‑поставщика.

Слияния способны ухудшить условия конкуренции. Объединение компаний‑конкурентов может привести к тому, что единая компания займет на рынке доминирующее положение, а из‑за устранения конкуренции между ними снизится общий уровень соперничества на рынке.

Кроме того, сокращение числа действующих на рынке компаний увеличивает вероятность возникновения тайных сговоров (способствует осуществлению согласованных действий), а также облегчает установление коллективного доминирующего положения. Вертикальные слияния способны лишить независимые компании рынков сбыта.

Такие слияния меняют рыночное поведение компаний: они начинают ориентироваться на действия друг друга. В результате их конкурентам может быть ограничен доступ к источникам поставок или к покупателям. Конгломератные слияния могут приводить к двум негативным последствиям.

Во‑первых, фирма‑покупатель утратит самостоятельный выход на рынок приобретенной компании. Во‑вторых, объединившаяся компания легко превратится в доминирующую, если в результате слияния ее положение на рынке усилится.

Российское законодательство не содержит соответствующей классификации слияний (горизонтальных, вертикальных и конгломератных). В то же время ст. 27–30 Закона о защите конкуренции, описывая подлежащие контролю сделки и действия, предусматривают контроль следующих видов экономической концентрации:

• слияния коммерческих организаций;

• присоединения коммерческой организации;

• создания коммерческой организации, если ее уставный капитал оплачивается акциями (долями) и (или) имуществом другой коммерческой организации;

• приобретения лицом (группой лиц) голосующих акций акционерного общества;

• приобретения лицом (группой лиц) долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью;

• получения в собственность, пользование или во владение хозяйствующим субъектом (группой лиц) основных производственных средств и (или) нематериальных активов другого хозяйствующего субъекта;

• приобретения лицом (группой лиц) активов финансовой организации в результате одной или нескольких сделок;

• приобретения лицом (группой лиц) в результате одной или нескольких сделок (в том числе на основании договора доверительного управления имуществом, договора о совместной деятельности или договора поручения) прав, позволяющих определять условия осуществления хозяйствующим субъектом (за исключением финансовой организации) предпринимательской деятельности или осуществлять функции его исполнительного органа.

Источник: https://studopedia.su/15_15291_ekonomicheskaya-kontsentratsiya.html

Экономическая концентрация. Опыт экономико-правового исследования рыночных и юридических конструкций. МонографияТекст

§1. Понятие «экономическая концентрация» и его содержание

Рецензенты:

Белых Владимир Сергеевич – директор Института права и предпринимательства Уральского государственного юридического университета, заведующий кафедрой предпринимательского права, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Радыгин Александр Дмитриевич – декан экономического факультета Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, директор Института экономических и прикладных исследований РАНХиГС, заслуженный экономист РФ, доктор экономических наук, профессор.

Цыганов Андрей Геннадьевич – заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС России), Заслуженный экономист Российской Федерации, Почетный работник антимонопольных органов России, кандидат экономических наук.

Vaypan V.A., Gabov A.V., Egorova M.A., Kinev A.Y., Petrov D.A.

ECONOMIC CONCENTRATION: THE EXPERIENCE OF ECONOMIC AND LEGAL RESEARCH OF MARKET AND LEGAL STRUCTURES

Monograph

Executive editor

Doctor of Laws M. Egorova

Radygin A.D.

– Dean of the Economic faculty of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA), Director of the Institute for economic and applied research of RANEPA, honoured economist of the Russian Federation, Doctor of Economics, Professor. Tsiganov A.G. – Deputy Head of the Federal Antimonopoly service (FAS of Russia), honoured economist of the Russian Federation, honored worker of antimonopoly bodies of Russia, Ph.D. in Economics.

In the book, the first monographic study of antimonopoly regulation of transactions on economic concentration is carried out; the original subjective doctrine of the market is substantiated, on the basis of which the main principles and approach to the legal assessment of transactions on economic concentration, their correlation with other transactions and actions relevant to antimonopoly regulation are set; a comparative study of antimonopoly regulation of economic concentration in Russia, the U.S. and the EU has been conducted; the basic approach and principles for the establishment of legal regimes for different types of transactions on economic concentration have been elaborated and the basic directions of improvement of antimonopoly legislation in this field have been proposed.

The book is intended for researchers, teachers and students of law schools, employees of antimonopoly bodies, judges and anyone interested in antimonopoly regulation.

© Collective of authors, 2016 © Yustitsinform, 2016

Авторский коллектив

Вайпан Виктор Алексеевич

Заместитель декана и доцент кафедры предпринимательского права Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, Заместитель Председателя Московского отделения Ассоциации юристов России, кандидат юридических наук, Почетный юрист города Москвы.

Глава 4, § 4.3.

Габов Андрей Владимирович

Заместитель директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, доктор юридических наук, Заслуженный юрист РФ.

Глава 2, § 2.2.1; 2.2.2; 2.2.3.

Егорова Мария Александровна

Заместитель декана юридического факультета имени М.М. Сперанского Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, п. о. заведующего кафедрой предпринимательского и корпоративного права, доктор юридических наук, доцент.

Глава 1; Глава 2, § 2.1; 2.3; Глава 3, 3.2.4; 3.3.4; 3.4.3; Глава 5, 5.2; 5.3.

Кинёв Александр Юрьевич

Член Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, заведующий кафедрой конкурентного права юридического факультета им. М.М. Сперанского Института права и национальной безопасности «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ», доктор юридических наук.

Глава 4, § 4.1; 4.2.

Петров Дмитрий Анатольевич

Доцент кафедры коммерческого права Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Глава 2, § 2.2.4; Глава 3, § 3.1; 3.2.1; 3.2.2; 3.2.3; 3.3.1; 3.3.2; 3.3.3; 3.4.1; 3.4.2; Глава 5, 5.4.

About the authors:

Victor A. Vaypan

Deputy Dean and assistant professor of the Business Law Department of the Law Faculty of Lomonosov Moscow State University, vice-chairman of the Moscow branch of the Association of Lawyers of Russia, Ph.D. in Law, Honored Lawyer of Moscow

Chapter 4, § 4.3.

Andrew У. Gabov

Deputy Director of the Institute of legislation and comparative legal studies affiliated to the Government of the Russian Federation, Doctor of Laws, Honoured lawyer of the Russian Federation.

Chapter 2, § 2.2.1; 2.2.2; 2.2.3.

Maria A. Egorova

Deputy Dean of M.M. Speransky Law Facul-ty of the Institute of Law and National Security of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA), acting head of the Business and Corporate Law Department, Doctor of Laws, associate professor.

Chapter 1; Chapter 2, § 2.1; 2.3; Chapter 3, 3.2.4; 3.3.4; 3.4.3; Chapter 5, 5.2; 5.3.

Alexander Y. Kinev

Member of the Central Election Commission of the Russian Federation, head of the Cornpetition Law Department of M.M. Speransky Law Faculty of the Institute of Law and National Security of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA), Doctor of Laws.

Chapter 4, § 4.1; 4.2.

Dmitry A. Petrov

Associate professor of Commercial Law Department of St. Petersburg State University, Ph.D in Law, associate professor.

Chapter 2, § 2.2.4; Chapter 3, § 3.1; 3.2.1; 3.2.2; 3.2.3; 3.3.1; 3.3.2; 3.3.3; 3.4.1; 3.4.2; Chapter 5, 5.4.

Список сокращений

АКОРТ – Ассоциация компаний розничной торговли

ВАС РФ – Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

ВС РФ – Верховный суд Российской Федерации

ВТО – Всемирная торговая организация

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации

ГКАП России – Государственный комитет РСФСР по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур

ЕАЭС – Евразийский экономический союз

ЕС – Европейский союз

ЗоЗК – Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»

КоАП РФ – Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

КС РФ – Конституционный суд Российской Федерации

МТП – Международная Торговая Палата

МЭР РФ – Министерство экономического развития Российской Федерации

НК РФ – Налоговый кодекс Российской Федерации

ПАФД – Принципы европейского договорного права: коммерческое агентирование, франшиза и дистрибуция

ПЕДП – Принципы европейского договорного права

Порядок 2010 – Порядок проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарном рынке

СЗ РФ – Собрание законодательства Российской Федерации

СРО – Саморегулируемая организация

ССД – Соглашение о совместной деятельности

ТПП РФ – Торгово-промышленная палата РФ

УНИДРУА – Международный институт по унификации частного права

УФАС … округа – Управление Федеральной антимонопольной службы России … округа

ФАС … округа – Федеральный арбитражный суд … округа

ФАС России – Федеральная антимонопольная служба Российской Федерации

ЮНКТАД – Конференция ООН по торговле и развитию

Введение

В период экономического кризиса вопросы антимонопольного контроля стоят как никогда остро. С одной стороны, рыночная экономика требует постоянного мониторинга состояния рынка и его структуры.

С другой стороны, очень остро стоит проблема государственного содействия бизнесу, снижения административных барьеров для его функционирования, общей либерализации всех пластов законодательства, включая антимонопольное регулирование.

Государственный контроль сделок по экономической концентрации является одним из центральных институтов антимонопольного законодательства и занимает ведущее место в деятельности антимонопольного органа. Достаточно сказать, что на сайте ФАС России этим вопросам посвящен специальный раздел[1].

Вопросы слияний и поглощений составляют ядро деятельности антимонопольных органов в любой стране мира.

Отечественный Закон о защите конкуренции[2] (далее – ЗоЗК) является образцом наиболее «молодого» законодательства, что, однако, должно расцениваться не как недостаток, а как преимущество, поскольку российское антимонопольное законодательство не только восприняло наиболее прогрессивные институты и правовые антимонопольные механизмы, используемые в различных правовых системах, но еще и в значительной степени адаптировало их к условиям применения именно в российской правовой системе с учетом отечественных правовых традиций и специфики правоприменения.

Экономическая концентрация с точки зрения юридической формы представляет собой классический правовой институт, который нашел отражение в специальной главе Федерального Закона о защите конкуренции.

Однако, несмотря на огромное количество сделок, подпадающих под признаки экономической концентрации, и выраженную специфику правового регулирования, этот пласт правоотношений до настоящего времени не подвергался глубокому научному исследованию.

Юридическая доктрина содержит разрозненные работы, освещающие отдельные казуистические аспекты данной проблемы, отсутствуют и серьезные монографические исследования по данному вопросу Экономическая концентрация рассматривается в юридической литературе, в основном, в содержании комментариев к Закону о защите конкуренции[3] либо в виде отдельных разделов в учебниках для вузов, посвященных вопросам антимонопольного регулирования[4] или проблемам, связанным с деятельностью корпораций (корпоративным правом)[5]. При этом акценты ставятся не на внутреннем содержании общественного отношения, подлежащего правовому регулированию, а на определении внешних параметров этого регулирования, имеющих непосредственное отношение к процессу государственного контроля над экономической концентрацией. Подробно освещаются вопросы связи содержания правового регулирования с субъектным составом сделок по экономической концентрации, обсуждаются проблемы, связанные с определением пороговых значений и установлением критериев государственного контроля, а также проблемы ex ante и ex post контроля, занимающие практически центральное место в доктринальной литературе.

Однако, к сожалению, за рамками научных исследований до настоящего времени оставались фундаментальные вопросы экономической концентрации: правовое содержание понятия «экономическая концентрация»; его объем; соотношение экономической концентрации с иными понятиями антимонопольного регулирования, такими как «монополистическая деятельность», «соглашение», «картель», «согласованные действия»; место понятия «экономическая концентрация» в ряду правовых средств корпоративного права, таких как сделки по созданию и реорганизации юридических лиц, сделки по передаче акций и долей хозяйственных обществ, сделки с производственными средствами коммерческих организаций, а также сделки с активами финансовых организаций. Не подвергались специальному исследованию и правовые последствия сделок по экономической концентрации не только административного характера, но и гражданско-правовой природы.

В отношении экономической концентрации в правовом поле существует несколько неразработанных проблем.

Во-первых, это определение содержания понятия «экономическая концентрация», в отношении которого имеются два основных мнения: 1) экономическая концентрация должна включать в себя только те виды сделок и действий, которые поименованы в главе 7 ЗоЗК; 2) экономическая концентрация представляет собой только те виды сделок и действий, на которые распространяется действие правового режима государственного контроля над экономической концентрацией. К сожалению, и то, и другое мнение существуют без учета экономического содержания указанного понятия. Вместе с тем п. 21 ст. 4 ЗоЗК в дефиниции понятия «экономическая концентрация» исходит как раз из экономических характеристик этого явления, связывая содержание понятия «экономическая концентрация» с воздействием сделок и действий на состояние конкуренции. В нашем исследовании предпринят именно этот подход, и экономическая концентрация рассматривается с самой широкой точки зрения как совокупность любых сделок и действий, которые могут оказать влияние на состояние конкуренции, причем имеется в виду не только негативное, но также и позитивное воздействие на состояние конкуренции. Кроме того, это влияние может иметь как фактический, так и потенциальный (вероятностный) характер.

Второй наиболее трудноразрешимой проблемой является выявление соотношения экономического и правового содержания понятия «экономическая концентрация».

Именно эта задача и определила научную методологию данного исследования, в котором была предпринята попытка выявления основных точек соприкосновения рыночных аспектов концентрации как структурного элемента рынка и режима правового регулирования общественных отношений, возникающих в связи с имеющим место рыночным (экономическим) взаимодействием хозяйствующих субъектов. Предпринятая авторами попытка выработки междисциплинарного интерфейса категории «экономическая концентрация» позволила сформулировать и ввести в научный оборот новую правовую теорию – «субъектную доктрину рынка», – которая представляет собой «сплав» известной экономической доктрины «структура – поведение – эффективность» с теорией гражданского правоотношения и юридических фактов. Поскольку нами было установлено, что в поле сугубо экономического анализа невозможно формирование режима правового регулирования в силу кардинального различия методологии экономического и правового анализа, в представленном исследовании был обоснован правовой инструментарий, основанием для применения которого являются сугубо экономические критерии, представленные различными элементами рынка: рыночной концентрацией и рыночной властью. Это стало возможным при выявлении правовых аналогов указанных экономических явлений.

В предлагаемой работе впервые в юридической доктрине сформулирована так называемая «субъектная доктрина рынка», которая позволила взглянуть на вопросы экономической концентрации в полном объеме с учетом как экономических, так и правовых аспектов ее содержания.

Поскольку работа выполнена исключительно юристами, в ней предпринята попытка правового анализа экономических конструкций экономической концентрации, т. к. основной целью исследования все же являлось совершенствование правовых механизмов антимонопольного регулирования.

В работе предложено несколько альтернативных классификаций экономической концентрации, базирующихся как на правовых, так и на экономических критериях.

В соответствии с этими классификациями построена и структура исследования, которое в итоге обосновывает самый главный вывод: в основе правового регулирования экономических отношений должен лежать принцип экономического детерминизма, согласно которому право как способ регулирования субъективных отношений между лицами должно выполнять обслуживающую роль по отношению к экономическим отношениям, имеющим сугубо объективную природу. В этом смысле именно экономические последствия актов деятельности субъектов должны определять специфику и содержание применимого к ним режима правового регулирования. В отношении антимонопольного регулирования этот вывод приобретает еще большую значимость в связи с тем, что в указанных отношениях принимает самое непосредственное участие публичный субъект права в лице антимонопольного органа.

Указанный подход позволил точно отдифференцировать экономические элементы рынка в виде рыночной концентрации и рыночной власти от сугубо правовых элементов, в роли которых выступают сделки и действия по экономической концентрации, являющиеся объектом правового регулирования в Законе о защите конкуренции.

Изучение правовой природы различных разновидностей сделок и действий по экономической концентрации с учетом их влияния на состояние рыночной концентрации и рыночной власти позволило пересмотреть основные подходы к формированию правовых режимов для каждой группы сделок, поименованных в гл.

7 ЗоЗК, предложить наиболее эффективные способы правового регулирования для каждого вида сделок, устранить существующие противоречия в материально-правовом аспекте антимонопольного регулирования, а также обосновать наиболее оптимальные процессуально-правовые режимы государственного контроля над совершением таких сделок и действий, включая основания ответственности за их совершение (или несовершение), основания признания их недействительными и применения иных видов санкций, предусмотренных законом.

Основу представленного исследования составляет научно-исследовательская работа, которая была проведена в рамках Государственного задания Правительства РФ д.ю.н., профессором кафедры предпринимательского и корпоративного права юридического факультета им. М.М. Сперанского Института права и национальной безопасности РАНХиГС при Президенте РФ Егоровой М.А.

Для усиления теоретической и практической базы исследования к написанию монографии были привлечены ведущие ученые, практики и правоприменители. Раздел, посвященный раскрытию проблем корпоративных сделок по экономической концентрации, написан ведущим специалистом в сфере корпоративных отношений, д.ю.н. Габовым А.В.

, заместителем директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ.

Части работы, в которых рассматриваются процессуальные аспекты государственного контроля и вопросы административной ответственности, написаны ведущим специалистом, имеющим огромный опыт правоприменительной практики в области административного права в антимонопольном регулировании, Членом Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, д.ю.н. Кинёвым А.Ю. Теоретические и практические аспекты экономической концентрации подробно раскрыты ведущими научно-педагогическими работниками крупнейших российских кафедр предпринимательского права: заместителем декана юридического факультета, доцентом кафедры предпринимательского права Юридического факультета МГУ, к.ю.н., доцентом Вайпаном В.А. и доцентом кафедры коммерческого права Санкт-Петербургского государственного университета, к.ю.н., доцентом Петровым Д.А. Выражаю глубокую благодарность авторскому коллективу за участие в данной работе.

Коллектив авторов выражает надежду, что представленные в данном издании научные выводы и предложения по совершенствованию законодательства вызовут интерес у широкого круга специалистов, занимающихся проблемами антимонопольного регулирования, судей, научных работников и получат их поддержку.

И. о. зав. кафедрой предпринимательского и корпоративного права заместитель декана юридического факультета имени М.М. Сперанского Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

д. ю.н., профессор кафедры М.А. Егорова

1.1.1. Понятие «рыночная концентрация» в экономической науке

В экономической теории концепция «экономической концентрации» является составной частью структуры рынка как базовой экономической категории.

Рыночная (экономическая) концентрация экономической наукой понимается как «сосредоточение экономически значимых признаков или характеристик в руках незначительного количества хозяйствующих субъектов (единиц или носителей информации)»[6]. Под рыночной концентрацией, т. е.

концентрацией как продавцов, так и покупателей, понимается плотность размещения рыночных структур, а также совокупность удельных весов агентов рынка по объему предложения и спроса[7]. При этом рыночная концентрация предполагает определенную аккумуляцию не только материальной (т. е.

основанной на доле рыночного участия), но и представительской власти, которая может выражаться не только в деятельности на рынке самой компании (фирмы, предприятия), но и в деятельности его представителей (агентов, франчайзеров, дистрибьюторов и т. и.)[8]. По О.Т.

Лебедеву рыночная концентрация заключается в объединении рыночной доли ведущих фирм[9] при определении степени их олигополии, а также различного уровня и качества взаимоотношений между олигополистами и симметричности или несимметричности (т. е. неравенства взаимных прав) членов группы[10].

Приведенные определения экономической интерпретации категории «рыночная (экономическая) концентрация»[11] свидетельствуют о наличии значительного разброса приоритетных критериев, определяющих существенные признаки данного понятия. Как можно заметить, существует сразу несколько критериев, на основании которых строится дефиниция понятия «экономическая концентрация»:

– количество хозяйствующих субъектов;

– плотность размещения рыночных структур;

– совокупность удельных весов агентов рынка;

– наличие материальной и представительской власти;

– объединение рыночной доли ведущих фирм;

– уровень и качество взаимоотношений между олигополистами.

Однако во всех интерпретациях понятия «экономическая концентрация» ее базовым элементом с точки зрения экономического анализа выступает категория «предприятие[12]» как обособленная экономическая единица, проводящая определенную стратегию рыночного поведения.

Предприятие является субъектом экономической концентрации, в то время как под ее объектом следует понимать рыночную деятельность (поведение) предприятий на рынке, направленную не только на продвижение производимой продукции и товаров до потребителей (вертикальное взаимодействие), но и выстраивание системы взаимоотношений между прямыми конкурентами конкретного предприятия на определенном релевантном рынке (горизонтальное взаимодействие).

При этом понятие рынка также основывается на категории «предприятие», поскольку:

1) рынок рассматривается как система взаимодействующих предприятий (субъектов), в отношении которых действует правило взаимозаменяемости товара;

2) предприятия (субъекты) группируются по вертикальному (товарному) и горизонтальному (конкурентному) признакам[13];

3) рынок определяется как «механизм или приспособление, осуществляющее контакт между покупателями и продавцами»[14], т. е. между предприятиями, их взаимодействие;

4) рынок представляет собой «совокупность существующих и потенциальных покупателей товара», т. е. «предприятий» (субъектов)[15];

5) рынок является «местом встречи продавцов и покупателей для осуществления сделки» (т. е. – субъектов) с целью удовлетворения их взаимных интересов[16].

Таким образом, сущность содержания категории «рыночная концентрация» заключается не столько в ее отношении к рынку обращения товаров (работ или услуг), сколько в том, что она отражает потенциальную возможность рыночных субъектов определять условия их взаимодействия между собой, в том числе и путем создания одним или несколькими субъектами рынка режимов набольшего или наименьшего благоприятствования как для своих прямых конкурентов, так и для своих непосредственных потребителей.

В этом смысле на любом рынке первостепенное значение приобретают два основных типа отношений: 1) вертикальные – между продавцами товара (работ, услуг) и его покупателями; 2) горизонтальные – между непосредственными конкурентами (производителями или перепродавцами товара).

Источник: https://www.litres.ru/a-u-kinev/ekonomicheskaya-koncentraciya-opyt-ekonomiko-pravovogo-issledova/chitat-onlayn/

Антимонопольный контроль экономической концентрации

§1. Понятие «экономическая концентрация» и его содержание

Одной из основных функций российских антимонопольных органов является осуществление контроля за экономической концентрацией.

В соответствии с легальным определением, приведенным в ст. 4 Федерального закона «О защите конкуренции», под экономической концентрацией понимаются сделки, иные действия, осуществление которых оказывает влияние на состояние конкуренции.

Из данного определения следует, что экономическая концентрация может осуществляться в двух формах: путем осуществления действий (реорганизации или создания коммерческих организаций) и посредством заключения сделок.

Однако не любые действия или сделки хозяйствующих субъектов могут считаться экономической концентрацией.

Определяющим является то воздействие на состояние конкурентной среды на конкретном товарном рынке, которое такие действия или сделки оказывают.

В более широком смысле экономическая концентрация может рассматриваться как определенный процесс, который предполагает изменение состояния конкурентной среды на товарном рынке и наличие причинно-следственной связи между таким изменением и действиями хозяйствующего субъекта или его сделками.

В отличие от экономической концентрации, связанной с указанными действиями или сделками коммерческих организаций, аналогичное изменение состояния конкурентной среды может быть связано с экономическим ростом отдельных хозяйствующих субъектов, входом или выходом с рынка отдельных хозяйствующих субъектов. Однако подобные процессы, происходящие на товарном рынке, не являются предметом антимонопольного контроля.

Рассмотрим, какие изменения состояния конкурентной среды могут свидетельствовать об экономической концентрации.

Каждое предприятие, осуществляющее деятельность на товарном рынке, обладает определенным набором активов: имущество, включая основные производственные средства, имущественные права, нематериальные активы.

Именно эти средства позволяют хозяйствующему субъекту вести предпринимательскую деятельность, осуществлять производство и продажу товаров, оказание услуг и, в конечном счете, участвовать в конкурентной борьбе.

Федеральный закон «О защите конкуренции» использует в отношении обладателя таких активов понятие «объект экономической концентрации», под которым понимается лицо, чьи акции (доли), активы, основные производственные средства и (или) нематериальные активы приобретаются или вносятся в уставный капитал, и (или) лицо, права в отношении которого приобретаются.

Соответственно под субъектами экономической концентрации далее будут пониматься лица, намеревающиеся совершить действия или заключить сделки, способные оказать влияние на состояние конкурентной среды.

Обратите внимание: при осуществлении экономической концентрации в форме реорганизации (слияния или присоединения) субъекты и объекты экономической концентрации фактически совпадают.

Необходимо отметить, что непосредственное приобретение активов предприятия по своему эффекту практически идентично приобретению корпоративных или управленческих прав у собственника этих активов либо слиянию с ним (присоединению к нему).

Рассуждая таким образом, справедливо сделать вывод о том, что конкурентная борьба осуществляется между не зависящими друг от друга хозяйствующими субъектами (группами лиц), которые контролируют указанные активы.

Соответственно, экономическая концентрация предполагает такое изменение структуры прав собственности или управления объектом экономической концентрации или его имуществом, которое может привести к изменению производственного потенциала отдельных хозяйствующих субъектов.

Упомянутое изменение состояния конкурентной среды может производиться различными путями. Во-первых, два предприятия могут объединить свои активы, осуществив слияние или присоединение.

Во-вторых, хозяйствующий субъект может увеличить свои активы путем приобретения имущественного комплекса — основных произвол-ственных средств и (или) нематериальных активов на основании договора купли-продажи.

В-третьих, хозяйствующий субъект может приобрести права распоряжения определенным количеством на общем собрании участников хозяйственного общества или иным образом влиять на принимаемые таким обществом решения.

В любом случае экономическая концентрация приводит к изменению рыночного потенциала отдельных хозяйствующих субъектов (усилению одних и ослаблению других) или к снижению количества независимо действующих производственных объектов. В крайнем проявлении экономическая концентрация может привести к сосредоточению в одних руках контроля всех предприятий на рынке.

Необходимо рассмотреть еще один подход к пониманию экономической концентрации. В данном случае концентрация может рассматриваться как показатель состояния рынка.

Более подробно правила оценки уровня концентрации товарного рынка регламентируется Порядком проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке.

Для оценки уровня концентрации может применяться несколько показателей, в том числе коэффициент рыночной концентрации, индекс Герфиндаля — Гиршмана, индекс Линда.

В целом данные показатели основываются на оценке уровня концентрации, исходя из соотношения долей нескольких наиболее крупных хозяйствующих субъектов, присутствующих на товарном рынке.

На основании оценки уровня концентрации рынок может быть признан высококонцентрированным, умеренноконцентрированным или низкоконцентрированным. Высокий уровень концентрации предполагает сосредоточение производственных активов в руках незначительного количества хозяйствующих субъектов.

Стоит отметить, что сам по себе высокий уровень концентрации на рынке не является признаком монополизации рынка или нарушения конкурентного законодательства. К высокому уровню концентрации могут привести вполне законные действия хозяйствующих субъектов.

Для предотвращения чрезмерной концентрации производственных средств у отдельных хозяйствующих субъектов Федеральный закон «О защите конкуренции» возлагает на антимонопольный орган функции контроля за состоянием конкурентной среды на товарных рынках и недопущения критического повышения уровня концентрации. При этом под чрезмерным в данном случае понимается такой уровень концентрации, при котором отдельные субъекты получают возможность влиять на общие условия обращения товара на рынке (см. определение понятия «конкуренция»).

Выполнение указанных функций предполагает, что при определенных условиях хозяйствующие субъекты и иные лица обязаны:

  • 1) предварительно получить согласие антимонопольного органа на создание (реорганизацию) коммерческой организации, совершение сделок с ее акциями (долями) или ее имуществом или
  • 2) уведомить антимонопольный орган о таких действиях или сделках, а антимонопольный орган в пределах своей компетенции рассмотрит указанные ходатайства и уведомления.

Соответственно, нарушение данного порядка является основанием для привлечения виновных лиц к административной ответственности и признания сделок недействительными.

Таким образом, под осуществлением контроля экономической концентрации понимается выполнение антимонопольным органом государственной функции по рассмотрению ходатайств о даче предварительного согласия на создание и реорганизацию коммерческих организаций, совершение сделок с акциями (долями) и имуществом коммерческих организаций, если эти действия или сделки могут привести к изменению рыночного потенциала отдельных хозяйствующих субъектов или уменьшению количества независимых хозяйствующих субъектов, действующих на товарном рынке, а также по рассмотрению уведомлений о совершении указанных действий или сделок.

Соответствующие обязанности по получению предварительного согласия антимонопольного органа или по его уведомлению лежат на субъектах экономической концентрации — сторонах указанных сделок, участниках реорганизации или учредителях коммерческой организации.

Федеральный закон «О защите конкуренции» определяет условия, при которых действия или сделки хозяйствующих субъектов подлежат антимонопольному контролю. Такие условия можно разделить на две группы:

  • 1) относящиеся к финансовым показателям деятельности субъектов и объекта экономической концентрации;
  • 2) относящиеся к форме и содержанию совершаемого действия или сделки.

Кроме того, необходимо принимать во внимание следующее: условия, относящиеся к финансовым показателям деятельности хозяйствующих субъектов, не исследуются и не применяются, если субъекты или объект экономической концентрации либо какой-либо хозяйствующий субъект, входящий с ними в группу лиц, включены в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара более 35% (подробнее о реестре см. в описании полномочий антимонопольных органов).

Далее данные условия будут подробнее рассмотрены применительно к каждому виду действий или сделок, подлежащих антимонопольному контролю.

Необходимо также отметить, что в сферу антимонопольного контроля прежде всего попадают действия и сделки в отношении активов российских финансовых организаций и находящихся на территории РФ основных производственных средств или нематериальных активов либо в отношении голосующих акций, долей, прав российских коммерческих и некоммерческих организаций.

Также при осуществлении контроля экономической концентрации установленный Федеральным законом «О защите конкуренции» порядок применяется в определенных случаях и к сделкам, которые осуществляются за пределами Российской Федерации. В соответствии с его ст.

261 порядок проведения контроля экономической концентрации, установленный гл. 7 этого Закона, применяется в отношении иностранных лиц и (или) организаций, осуществляющих поставки товаров на территорию РФ на сумму более 1 млрд руб.

в течение года, предшествующего дате осуществления сделки, иного действия, подлежащих государственному контролю.

Предварительное согласие антимонопольного органа требуется на приобретение более 50% голосующих акций (долей) юридического лица, учрежденного за пределами территории РФ, либо иных прав, позволяющих определять условия осуществления таким юридическим лицом предпринимательской деятельности или осуществлять функции его исполнительного органа.

Таким образом, иностранные граждане или организации, которые не владеют и не распоряжаются активами российских компаний и не осуществляют поставок на территорию РФ товаров на сумму более 1 млрд руб., не подпадают под сферу действия Федерального закона «О защите конкуренции».

Источник: https://studref.com/322322/pravo/antimonopolnyy_kontrol_ekonomicheskoy_kontsentratsii

Понятие экономической концентрации

§1. Понятие «экономическая концентрация» и его содержание

Под экономической концентрацией понимаются, прежде всего, сделки, связанные с созданием и реорганизацией коммерческих организаций при определенных условиях, сделки с акциями и долями также при определенных условиях (размер активов, выручка от реализации и др.) и некоторые другие сделки, осуществление которых оказывает влияние на состояние конкуренции [1].

Формы экономической концентрации

В мировой практике принято различать три вида экономической концентрации (для ее обозначения употребляется термин ): горизонтальную, вертикальную и конгломератную. Критерием классификации слияний являются взаимоотношения между участниками экономической концентрации — субъектами хозяйствования в сфере конкуренции.

Горизонтальное слияние определяется как слияние, при котором один субъект хозяйствования приобретает другого субъекта, производящего и продающего те же самые или аналогичные товары в том же самом регионе. Горизонтальные слияния представляют существенную опасность для конкуренции.

Вторым видом экономической концентрации являются вертикальная концентрация, при которой один из участников концентрации приобретает или потребителя, или поставщика своих товаров.

Вертикальная экономическая концентрация может создать препятствия для вступления на рынок других субъектов хозяйствования либо понуждать (побуждать) других субъектов осуществлять подобную вертикальную концентрацию, с тем, чтобы выдержать конкуренцию. Это, в свою очередь, может ограничивать доступ на рынок потенциальных субъектов предпринимательства.

Целью вертикальной концентрации, участниками которой являются субъекты хозяйствования, занимающие доминирующее положение на рынке, может быть создание препятствий вступления на рынок других субъектов, участие которых на рынке будет мешать получению ими сверхприбыли вследствие использования такого положения.

Следовательно, вертикальная концентрация способна оказать существенное негативное влияние на действующие рынки, конкурентные отношения, в частности, посредством создания препятствий вступления на рынок.

Противодействие этой угрозе, возникновению указанных негативных последствий и составляет цель антимонопольного законодательства, препятствующего осуществлению вертикальной экономической концентрации, которая способна нанести вред конкуренции.

Третий вид концентрации — это конгломератная концентрация, участниками которой являются субъекты хозяйствования, не действующие на одном и том же или на вертикально связанных уровнях рынка. Эта концентрация включает все другие случаи концентрации, которые не охватываются горизонтальными и вертикальными видами концентрации. Это, в частности, может быть концентрация, участники которой:

а) не находятся в договорных хозяйственных отношениях между собой;

б) являются субъектами хозяйствования, производящими однотипную продукцию, однако не являющиеся конкурентами ввиду их действия на различных географических рынках;

в) являются субъектами хозяйствования, функционально связанными при производстве или сбыте продукции [2].

Разграничение различных видов экономической концентрации имеет не сугубо теоретическое значение, но большой практический смысл, поскольку существенные отличия между ними предопределяют необходимость различного подхода при их анализе антимонопольными органами для решения вопроса о разрешении или отказе в разрешении на ее осуществление.

Наибольшую угрозу для конкуренции представляет горизонтальная концентрация, поскольку она способна усиливать положение субъекта хозяйствования на рынке, непосредственно воздействует на рыночную структуру и создает препятствия вступления на рынок.

Поэтому законодательство в большинстве государств, прежде всего, регулирует этот вид концентрации.

Однако в законодательстве учитывается и то, что другие виды концентрации (вертикальная и конгломератная), хотя не охватывают субъектов, действующих на одном и том же рынке, но также способны оказать вредное воздействие на конкуренцию, устанавливать либо увеличивать препятствия вступления на соответствующие рынки, устранять с рынка конкурентов либо иным образом создавать реальную угрозу для конкуренции [3].

На домонополистической стадии капитализма господствовала свободная конкуренция. Свободная конкуренция означает борьбу всех против всех в мире капитала.

В этой борьбе крупные предприятия обладают решающими преимуществами перед мелкими.

Чем крупнее предприятие, тем больше оно имеет возможностей улучшить производство, ввести новую технику, осуществить технологические усовершенствования и таким путем снизить издержки производства товаров.

Крупные предприятия могут несравненно шире пользоваться кредитом, чем мелкие.

Крупные предприятия могут снизить издержки производства также путем экономии на расходах, связанных с сооружением и содержанием производственных зданий, с закупкой и транспортировкой сырья и материалов производства, со сбытом готовой продукции.

Экономические законы капитализма, действующие в условиях полного господства свободной конкуренции, неумолимо ведут к тому, что слабые предприятия опускаются на дно, а на поверхность выплывают наиболее крупные акулы капитала [4].

Экономические законы обусловливают неудержимые процессы концентрации и централизации капитала.

Концентрация и централизация капитала неразрывно связана с концентрацией производства, с ростом удельного веса, значения и роли все более крупных предприятий.

Концентрация производства, достигшая известного уровня развития, неизбежно порождает монополии. Таким образом, переход к монополиям был подготовлен концентрацией производства, а концентрация производства развивалась в свою очередь на основе свободной конкуренции [5, с.576].

Комбинирование и диверсификация производства

Концентрация производства чаще всего связана с комбинированием, то есть сочетанием на одном предприятии различных, обычно смежных между собой процессов или отраслей производства.

Комбинирование различных производств в огромной мере увеличивает преимущества крупного производства. Прежде всего, комбинирование удешевляет производство, открывает возможность рационального, комплексного использования сырья, позволяет лучше использовать оборудование.

Далее, комбинирование избавляет промышленные предприятия от дележа прибыли с торговцами и владельцами сырья.

Наконец, комбинированные предприятия имеют возможность перекрыть потери на одних видах изделий прибылями по другим видам изделий, а это дает им более устойчивое положение по сравнению с конкурентами.

Наряду с комбинированием важной формой концентрации производства и капитала в современном капитализме является диверсификация.

Диверсификация (от лат. diversificatio — изменение, разнообразие) — это распространение хозяйственной деятельности на новые сферы (расширение ассортимента производимых изделий, видов предоставляемых услуг, географической сферы деятельности и т.д.).

В узком смысле слова под диверсификацией понимается проникновение предприятий в отрасли, не имеющие прямой производственной связи или функциональной зависимости от основной их деятельности. В результате диверсификации предприятия превращаются в сложные многоотраслевые комплексы.

В период после второй мировой войны диверсификация получила широкое распространение в США, а также в Англии, Западной Германии и других капиталистических странах.

При диверсификации предприятия производят не только смежные, но и другие, самые различные виды продукции. Предприятия, изготовляющие детали или части изделий, переходят к производству таких деталей для различных готовых изделий.

Предприятия, производящие готовую продукцию, расширяют номенклатуру выпускаемых товаров.

В условиях неустойчивости рыночного спроса диверсификация позволяет предприятию при падении спроса на одни изделия быстро расширять производство других изделий. Та же цель достигается тем, что крупные фирмы вкладывают свои капиталы в предприятия различных отраслей и сфер деятельности [6].

Диверсификация дает возможность быстро переключать предприятия с производства одного вида изделий на производство другого. Это и является основным преимуществом диверсификации, получившее название — эффект от разнообразия.

Суть данного эффекта заключается в том, что производство многих видов продукции в рамках одного крупного предприятия выгоднее, чем производство тех же видов товаров на небольших специализированных предприятиях. Основные источники эффекта разнообразия:

— многоцелевое совместное использование производственных мощностей;

— концентрация сбытовой сети (товары и услуги продаются через единую сеть, не обязательно совместную);

— возможность передачи информации, знаний, технического и управленческого опыта от одних производств к другим;

— многосторонняя подготовка работников и разнообразие получения ими информации.

Это имеет большое значение при сезонности спроса, например, в текстильной промышленности или в производстве запасных автотракторных частей. В ряде случаев, в особенности в США, диверсификация явилась следствием накопления у монополий огромных сверхприбылей, ищущих прибыльного применения. Зачастую комбинирование и диверсификация происходят параллельно.

Вместе с тем диверсификация требует от высшего руководства концентрации усилий на многих сферах деятельности и ослабляет контроль за ситуацией на конкретном рынке, это может привести к ослаблению конкурентной позиции предприятия. Затраты на вхождение в новую отрасль могут быть достаточно велики и снизить размер предполагаемой прибыли. Поэтому необходимо говорить о рациональном характере диверсификации.

Page 3

Крупные и развитые предприятия могут получать экономию от масштаба. Экономия от масштаба (economie of cale) — это экономическая закономерность, согласно которой суммарные издержки производства единицы продукции на длительном интервале времени падают по мере роста объема выпуска продукции. Экономия от масштаба обусловлена следующим:

­ во-первых, по мере роста объема выпуска продукции постоянные издержки распространяются на все большее количество продукции.

­ во-вторых, по мере увеличения размера предприятия появляется возможность специализации труда, в результате чего работники трудятся более производительно.

­ в-третьих, экономия обусловлена более полным использованием основных фондов. Существует так называемое правило двух третей, согласно которому стоимость основных сооружений и оборудования увеличивается только на две трети от роста объема производства.

Однако эти три фактора экономии от масштаба действуют не во всех отраслях и не при всех объемах выпуска продукции.

Так, первый фактор действует в основном для малых предприятий, второй и третий — главным образом для производственных предприятий.

Хотя, для очень крупных предприятий стоимость единицы продукции по мере роста объема производства может даже возрастать, например, по причине увеличения сложности управления.

Концентрация производителей на отраслевых рынках приводит к росту размеров фирм. В анализе отраслевой организации рынков принято считать, что размер фирм и их число в отрасли связаны с уровнем отдачи от масштаба производства.

Это, как правило, проявляется в том, что крупным субъектам рынка удается производить и сбывать изделия с менее высокими средними издержками, чем это могут себе позволить относительно небольшие производители. Экономия на затратах при росте масштабов производства получила название эффекта масштаба.

Достаточно часто эффект масштаба анализируется с трех точек зрения:

­ выпуска одного вида продукции;

­ выпуска всей продукции одного предприятия;

­ выпуска продукции компании, состоящей из нескольких производственных единиц.

Каждый из названных аспектов требует специального рассмотрения. Мы же отметим лишь общие моменты.

К ним относится, прежде всего, то обстоятельство, что крупные фирмы способны сократить перерывы в процессе производства.

Это выражается и в сокращении времени наладки оборудования, приходящегося на единицу производимого изделия, и в более рациональной организации производственной деятельности, и в росте опыта работников фирмы.

Кроме того, с увеличением масштабов производства снижаются затраты на единицу продукции в связи с тем, что, хотя накладные расходы в эффективно работающих фирмах растут, удельный вес в затратах на единицу изделия сокращается.

Оптовая закупка ресурсов позволяет крупным фирмам, с одной стороны, добиваться снижения цен на ресурсы, с другой — более рационально их использовать.

К тому же у крупных фирм налажены устойчивые связи, как с поставщиками, так и с организациями дистрибъюции и транспортными компаниями.

Следует также иметь в виду, что в крупных фирмах, как правило, концентрируются более квалифицированные инженеры, специалисты, рабочие, поскольку они способны обеспечить приличный уровень вознаграждения и предоставляют возможность трудиться на передовой технике.

Вместе с тем рост размеров предприятия не безграничен. Кривые обучения по мере роста фирмы становятся более пологими. Рост вознаграждения за труд постепенно приостанавливается. Необходимость в рабочей силе приводит к расширению географии ее привлечения. Рациональность переработки ресурсов при использовании традиционной технологии постепенно достигает некой стабилизации.

Снижается скорость доставки ресурсов на фирму и усложняется доставка готовой продукции. Да и управлять крупным подразделением сложнее, чем мелким. Следовательно, растут и все виды расходов. Это означает, что эффект масштаба имеет свои пределы. Отсюда появляется необходимость оптимального сочетания темпов роста фирмы и изменения издержек производства на единицу продукции.

До некоторого минимально эффективного уровня выпуска продукции эффект масштаба значителен, что проявляется в снижении средних издержек по мере наращивания объемов производства и масштабов выпуска. Однако наступают отрицательные последствия чрезмерного роста масштабов производства и будет наблюдаться рост средних издержек.

Таким образом, эффект масштаба всегда исторически конкретен и зависит от того, насколько быстро изменяется технология производства, насколько интенсивно совершенствуется система управления фирмой, как точно высший менеджмент компании уловит ту точку, в которой следует изменить отношение к росту масштаба производства.

Плодами эффекта масштаба удается воспользоваться не всем фирмам, а лишь немногим счастливчикам. И те фирмы, которым это удается, очевидно, имеют отличный от других механизм перераспределения ресурсов. Следовательно, в структуре отраслевого рынка однородности природы фирм не наблюдается, хотя бы по отношению к тому, насколько каждая из них умеет воспользоваться эффектом масштаба [7].

Источник: https://studbooks.net/2124957/ekonomika/ponyatie_ekonomicheskoy_kontsentratsii

Studio-pravo
Добавить комментарий