§ 2. Можно ли доверять адвокату?: Вопрос о доверии адвокату в “деле Йукоса” отдельно не возникал. Но

Содержание
  1. Глава 3. Единство и борьба адвокатов в “деле Йукоса”: коллизионная защита против адвокатского абсурда
  2. Адвокаты и конвой
  3. Доверие к адвокату
  4. Рекомендуем ознакомиться:
  5. О стратегии адвокатов в судебном процессе. обсуждение на liveinternet — российский сервис онлайн-дневников
  6. Можно ли доверять адвокату?
  7. Юридическая Россия
  8. Вы себе адвокат или прокурор ???
  9. Кто лучше- адвокат или прокурор?
  10. Вы по жизни больше кто… адвокат,прокурор или судья?
  11. Чем адвокат от прокурора отличается?
  12. Вы по жизни больше адвокат или прокурор?
  13. Очень жду) скажите какая профессия востребованей: юрист ( прокурор) , специалист по земельно-имущественным отношениям?
  14. В дружбу адвоката и прокурора верите?
  15. Вы себе адвокат или прокурор?
  16. Кто лучше адвокат или прокурор???
  17. Адвокаты и прокуроры учились по одним и тем же книжкам, но отстаивают совершенно разные мнения…?
  18. Юрист и прокурор это одна и та же профессия…?
  19. Является ли Бог прокурором, адвокатом и судьёй одновременно, который наказывает и награждает людей? В этом ли Его роль?
  20. Могут ли адвокаты обвинения использовать в суде информацию полученную от подруги потерпевшего??(она не была на месте чп)
  21. Где адвокат с прокурором любят сражаться?
  22. Опишите пожалуйста все тонкости работы адвоката и прокурора. Зарание спасибо
  23. Если бы мы сами судили себя, то не были бы судимы.(с)… Мы сами для себя больше адвокаты, чем прокуроры и судьи?..
  24. Вы себя часто оправдываете? А кто у Вас в роли адвоката и прокурора? )) Всем Доброго!!!
  25. Вы себе адвокат или прокурор?)))
  26. Если Бог судья то. кто адвокат и прокурор?
  27. Адвокат разрушил сторону обвинения. А судья вынес приговор как запросил прокурор. ПОЧЕМУ?

Глава 3. Единство и борьба адвокатов в “деле Йукоса”: коллизионная защита против адвокатского абсурда

§ 2. Можно ли доверять адвокату?: Вопрос о доверии адвокату в “деле Йукоса” отдельно не возникал. Но

Не поддаются статистическому обобщению просчёты адвокатов в выборе средств коллизионной защиты.

Но даже обнаруженное их количество свидетельствует о нежелании адвокатов в большинстве своём знать и признавать правила коллизионной защиты.

Некоторые адвокаты проявили неприятие самой идеи коллизионной защиты. Самоё напоминание о коллизионной защите вызывало у иных адвокатов раздражение.

Каждый адвокат должен знать правила своей профессии. Поэтому никакие ссылки на незнание теории коллизионной защиты не могут быть оправданием ложной, мнимой защиты, когда адвокат создавал своими действиями мнимую коллизию.

Коллизионная защита – фундаментальная доктрина в теории адвокатуры и один из руководящих принципов адвокатской деятельности.

Точно и наиболее полно эта доктрина изложена в работе адвоката Бориса Фатыховича Абушахмина “Коллизионная защита” (Русский адвокат, 1998, № 7–8).

Изначально тема коллизионной защиты рассматривалась в рамках уголовного процесса, где пренебрежение её правилами проявляется наиболее наглядно и характерно. Самоё коллизия адвокатом Б.Ф. Абушахминым определялась как столкновение противоположных интересов и стремлений подсудимых и их защитников в целях устранения ответственности или её уменьшения.

Вопросы коллизионной защиты исследовались в рамках такого уголовного процесса, в котором одновременно было два и более подсудимых.

Было правильно изучение отдельных судебных дел, в которых было два и более подсудимых, для постановки вопроса о коллизионной защите и выявления её сущностных признаков, определения её базовых правил.

Тем более тогда, когда зародилась теория коллизионной защиты, по общему правилу адвокат допускался в уголовный процесс в качестве защитника только на стадии судебного разбирательства, а не со стадии предварительного расследования.

Смысл коллизионной защиты выражался в том, чтобы адвокат своими действиями не отягощал положения своего подзащитного посредством создания или усиления противоречий с другими подсудимыми.

На первый взгляд, смысл коллизионной защиты может быть понятен каждому, и вытекающее из него правило легко достижимо. Но как показывает судебная действительность, это далеко не так.

Некоторые адвокаты в оправдание своих неправильных действий заявляют, что они или не усилили имеющиеся реальные противоречия, или не создавали мнимых противоречий, а если сделали то и/или другое, то положение своего подзащитного не ухудшили. Но это только всего лишь попытка оправдаться, потому что положение их подзащитных всегда ухудшалось, не говоря уже о других подсудимых. Таковы неумолимые последствия нарушения правил коллизионной защиты.

Сами правила коллизионной защиты определяют границы дозволенного поведения адвоката в процессуальных действиях на всех стадиях судебного процесса. Коллизионная защита – это дозволенное поведение. Именно в коллизионной защите сконцентрирован принцип “не навреди”.

Адвокат Б.Ф.Абушахмин вывел парадокс коллизионной защиты: адвокат, обвиняющий других подсудимых, обвиняет своего подзащитного.

Им же было сформулировано одно из правил коллизионной защиты: “Следует стремиться не обострять имеющиеся противоречия, конечно же, не создавать новые, а пытаться искать и находить обстоятельства, ведущие к сближению интересов и стремлений подсудимых.

Нужно помнить, что при всех противоречиях есть и общая линия защиты всех подсудимых, и этой линии должны придерживаться все адвокаты. Обостряя либо создавая противоречия в процессе, часто забывают об этом.

В результате тот, кого адвокат изобличает в оговоре, получает наказание значительно тяжелее, но и его подзащитный получает соответственно больше того, что он имел бы, если бы коллизии не было или она была бы не столь острая”.

Изложенная адвокатом Б.Ф. Абушахминым теория коллизионной защиты требует изучения, дальнейшего развития и настоятельного применения заложенных в ней принципов.

“Дело Йукоса” как абстракция множества уголовных и гражданских (арбитражных) судебных процессов показало, что тема коллизионной защиты бесконечна. Она не ограничивается только уголовным процессом на стадии судебного разбирательства и отношениями в судебном процессе двух и более подсудимых.

коллизионной защиты шире, чем коллизия интересов обвиняемых в одном судебном процессе.

Проблема коллизионной защиты обнаруживает себя и на стадии предварительного следствия, и когда в уголовном деле один обвиняемый и в гражданском (арбитражном) процессе, особенно если они имеют касательство к уголовному преследованию, и даже при допросе свидетеля, у которого, казалось бы, нет самостоятельного процессуального интереса. Вопросы коллизионной защиты могут возникнуть в ситуации, когда в деле несколько потерпевших. Это тема не только уголовного, но всякого другого юридического процесса.

Правила коллизионной защиты распространяются на всех адвокатов в любых случаях. И на адвокатов свидетелей, потерпевших, истцов и ответчиков.

Через коллизионную защиту проверяется профессионализм адвоката. Понимание и следование правилам коллизионной защиты есть мерило профессионализма адвоката.

Значение коллизионной защиты не столько в том, что отступление от её принципов “усиливает” сторону обвинения, сколько в том, что эти нарушения влекут ложность самого судебного решения, незаконность решения, ложность обоснования решения, исправить которые в последующем становится трудно из-за его внешней правильности. Самоё содержание нарушения правил коллизионной защиты приобретает демонические черты “доказательства”, “внутренней убежденности”, против которых логические доводы зачастую бывают бессильны.

Иллюстрация. Обвиняется несколько подсудимых в совершении одного преступления в составе организованной группы. Все адвокаты считают, что их подзащитные не совершали никакого преступления, ни врозь, ни в группе. Но один из адвокатов, соглашаясь с тем, что никто никакого преступления не совершал, решил “облегчить” участь своего подзащитного и создал мнимую коллизию.

Этот адвокат на судебном следствии заявляет, что именно его подзащитный не знал о существовании преступной группы, в которой состояли другие подсудимые, и в ней не участвовал; о преступлениях, которые совершили другие подсудимые и ещё не установленные лица, его подзащитный не знал и сам их не совершал.

И тут же адвокат попросил, чтобы суд при назначении наказания учёл смягчающие вину его подсудимого обстоятельства.

Фактически адвокат домыслам и предположениям стороны обвинения, потому что никаких доказательств наличия преступления не было и государственный обвинитель не доказывал совершения провозглашенного преступления, придал убедительную форму и способствовал формированию “внутреннего убеждения” не только у государственного обвинителя, но и у суда.

Коллизия заложена в самом абсурде мышления.

Разве нет коллизии в чтении документов вслух под видом представления доказательств? Или нет коллизии в ходатайстве адвоката о вызове на допрос двух свидетелей в кассационную инстанцию, чтобы опровергнуть вину осуждённого, которая доказана, по утверждению самого адвоката, показаниями нескольких десятков свидетелей и несколькими сотнями документов? В последнем случае адвокат создал “коллизию” в сознании судей кассационной инстанции. Адвокат предложил судьям сделать выбор между виной своего подзащитного, которая, по мнению того же адвоката, доказана в суде первой инстанции всеми исследованными в суде доказательствами, и предполагаемыми показаниями двух свидетелей, которых ранее никто, в том числе и адвокат, не желал допрашивать.

Во всяком абсурдном заявлении заложена коллизия.

Коллизия может быть заложена в уголовный процесс заявлениями, сделанными в гражданском процессе. Так, если ответчик в гражданском процессе, например ревизор, под предлогом уменьшения размера взыскания с него, заявляет, что он не знал, что подсудимый предоставил ему недостоверные для проверки сведения.

А то, что эти сведения являются недостоверными, он (ревизор) узнал из сообщений обвинительного органа. Ревизор, чтобы снизить риск судебного решения, на всякий случай, заблаговременно, сам решил, что все предоставленные подсудимым сведения являются недостоверными. Ревизор в гражданском процессе искусственно ухудшил положение подсудимого в уголовном процессе.

Поскольку результаты гражданского процесса могут быть использованы против подсудимого в уголовном процессе.

Так называемый отзыв аудитором своего аудиторского заключения есть создание аудитором мнимой коллизии. Аудитор проверяет результаты коммерческой деятельности по тем данным, которые были предоставлены ему предпринимателем. И выводы аудитор должен делать только из этих данных, а не из предполагаемых самим аудитором.

Поэтому если аудитор считает, что его выводы правильные, то аудиторское заключение верно, независимо от того, достоверные или недостоверные данные предоставил аудитору предприниматель.

Если аудитор допустит ошибку или умышленно ложно оценит предоставленные ему данные, в результате чего сделает неправильное аудиторское заключение, а потом сам признает свою собственную ошибку или покается в злом умысле на причинение вреда предпринимателю, то тогда такое ложное по вине аудитора заключение можно будет признать недействительным, ущербным, ничтожным и “отозвать”, возвратив всё полученное за проведение аудиторской проверки. Но “отзывать” или считать своё собственное аудиторское заключение ничтожным на том основании, что или сам предприниматель, или кто-либо другой, например налоговый орган, сообщил, что предоставленные для аудиторской проверки данные не соответствовали действительности, были ложными даже в силу решения суда, аудитор не должен. Если исходные данные были ложными, и поэтому аудиторское заключение было ложным (в силу ложности аргументов), то это вопрос налоговых органов или суда, а не аудитора. Аудитор не должен руководствоваться слухами и “внутренним убеждением”. Сам по себе “отзыв” аудиторского заключения порождает коллизию и неблагоприятные последствия для самого аудитора. В силу “отзыва” аудиторского заключения возникают сомнения в добросовестности самого аудитора, в его искренности. Ибо “отзыв” собственного аудиторского заключения есть абсурд. А не знал ли аудитор заранее, что ему были предоставлены “ложные” данные, или не сам ли аудитор сформировал эти “ложные” данные, чтобы создать впечатление благополучия коммерческой организации и ввести в заблуждение налоговые органы касательно верности налоговых расчётов?

Коллизия всеохватывающа и всепроникающа. Там, где абсурд, там непременно будет и коллизия. В частности, подмена адвокатом процессуального доказывания заявлениями политического характера тоже входит в предмет коллизионной защиты.

Коллизионная защита – это методология адвокатской деятельности на всех этапах (стадиях) и во всех видах судебных процессов. Правила коллизионной защиты вполне могут найти своё отражение в правилах адвокатской профессии.

Иллюстрация. Есть решение суда, которое постановляет, что перевод места предварительного расследования из города N. в город Z.

незаконен (по крайней мере, адвокат обвиняемого убежден, что решение суда именно таково). Следовательно, переводить предварительное следствие в город Z. нельзя.

Казалось бы, адвокат не должен участвовать в процессуальных действиях в городе Z. Но адвокат создал коллизию.

Адвокат всё же решил принимать участие в процессуальных действиях, в частности, знакомиться с материалами уголовного дела под предлогом того, а вдруг его доверитель предстанет перед судом, так и не узнав содержание этих материалов.

Во-первых, содержание материалов он неминуемо узнает. Узнает в судебном заседании, когда государственный обвинитель будет их зачитывать вслух. До этого читать так называемые материалы уголовного дела нет смысла, потому как никакого анализа этих материалов обвинительным органом в них нет. Это избыточное любопытство адвоката.

Во-вторых, если самоё проведение предварительного следствия в городе Z. незаконно, то всё незаконно, в том числе и чтение материалов уголовного дела (так называемое ознакомление).

Зачем же адвокату самому делать то, что он считает незаконным? Но адвокат создал ложную коллизию и тем самым придал вид законности проведению предварительного следствия в городе Z.

Адвокат своим действием (любопытства ради) дезавуировал решение суда, которое сам адвокат всенародно провозгласил как судебное признание произвола обвинительного органа. Получается, сам адвокат не верит в истинность этого судебного решения.

Адвокат в созданной им коллизии между судом и обвинительным органом встал на сторону обвинительного органа, по сути, против интересов своего доверителя. В этом случае, при поддержке адвоката, обвинительному органу остаётся только направить уголовное дело в суд города Z., что адвокату никак не хочется.

Паттерн. Автор исследования “Коллизионная защита” Борис Фатыхович Абушахмин заслуживает самого высокого научного признания. Защита теории коллизионной защиты уже давно состоялась и подтверждается постоянно нашей правовой жизнью. Тот, кто следует научным её принципам, имеет успех, кто противится им – наносит вред людям и самому правосудию, что, собственно, одно и то же.

В праве нет разницы между теорией и практикой. Всё едино. Если теория (логика мышления) правильна, то и решения в жизни верны и полезны. Тот, кто разделяет в своей голове теорию и практику жизни, глуп и опасен для людей.

Неспособность объяснить и преодолеть своим рассудком абсурд глупец прикрывает другими абсурдами, которые называет “практикой”. Для глупца практика всегда абсурдна, и он этот абсурд не пытается преодолеть. Он даже бахвалится своей глупостью, то есть пребыванием в абсурде. Однако практика теоретична.

Это подтверждает история человеческой жизни. Иначе не было бы человечества.

Власть едина и системна. Среди трёх ветвей государственной власти (исполнительной, законодательной, судебной) судебная наиболее теоретична.

Если судебная власть в низших иерархических проявлениях более абсурдна, чем логична, то в высшем её иерархическом проявлении, в Конституционном суде, наиболее теоретична, как стремящаяся к абсолютному преодолению абсурда логикой.

“Коллизионная защита” Бориса Фатыховича Абушахмина в теории адвокатуры есть пример наиболее абсолютного преодоления абсурда логикой в профессиональной правозащите.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. “ДЕЛО ЙУКОСА” КАК ЛАКМУС АДВОКАТСКОГО ПРАВОСОЗНАНИЯ

Раздел I. Адвокаты в “деле Йукоса” и адвокаты дьявола: “дело Йукоса” и мировая справедливость



Источник: https://infopedia.su/2x7269.html

Адвокаты и конвой

§ 2. Можно ли доверять адвокату?: Вопрос о доверии адвокату в “деле Йукоса” отдельно не возникал. Но
Коллеги! Владислав Николаевич Никитенко уже знакомил Вас с книгой «Дело Йукоса как зеркало русской адвокатуры». Инициатива публикации первого  маленького фрагмента принадлежит исключительно ему.

Хотя я сомневался в верности выбранного им пути публикации отдельных фрагментов, так как был убеждён в том, что  невозможно  понять отдельное без понимания теории адвокатуры как целого. И комментарии это покажут. Купить книгу нельзя. Но она доступна каждому.

 У этой книги нет «авторов» — она принадлежит всем. Явление всего лишь было изложено единомышленниками. Книга не рассчитана на так называемых «всех интересующихся».

Однако тешу себя надеждой, что и отдельные фрагменты ускорят размежевание среди праворуб'ов, которое уже явно прослеживается, чтобы объединиться на единой платформе правильной школы адвокатуры (права) под названием «каноническая школа адвокатуры» или «каноническая школа права».

Если окажется, что я и мои единомышленники зашли не в ту дверь, то вы изгоните нас из своего дома. Выбор фрагментов для публикации всецело будет принадлежать и впредь Владиславу Николаевичу. § 5. Адвокаты и конвой в «деле Йукоса» 

Казус. Конвой как публика.

Требует всяческого профессионального признания протест адвоката, который заявил суду о недопустимости, чтобы многочисленный конвой подсудимых занимал места в зале для публики. Не обнаружено, чтобы такие протесты были системой. Тем более, никто не высказал протеста против нахождения в зале судебного заседания конвойных с открытым огнестрельным оружием в руках.

Казус. Конвой и адвокат.

В “деле Йукоса” обратило на себя внимание зачастую раболепное поведение адвокатов по отношению к конвою подсудимых. В частности, адвокат, ратующий за присутствие в зале судебного заседания как можно большего количества представителей от средств всенародного оповещения, посчитал, что в зале есть свободные места, и обратился к суду, чтобы тот дал поручение начальнику конвоя допустить публику на свободные места. Судья на эту просьбу адвоката заявил, что суд начальнику конвоя не вправе давать указания, и дал указание судебному приставу впустить в зал желающих согласно количеству свободных мест.

Казус. Конвой как субъект процесса для адвокатов.

Судебное заседание. Находящиеся под стражей подсудимые отделены от остальных присутствующих в зале решеткой. Один из подсудимых обратился к суду с просьбой, чтобы суд сохранил тот порядок общения подсудимого с адвокатом, который существовал ранее. А именно – чтобы подсудимый мог разговаривать с адвокатом, который находился на расстоянии полуметра от решётки, и между ними не стоял конвойный. Таким образом, подсудимый и адвокат могли видеть и слышать друг друга. Теперь же конвой не даёт возможности адвокату приблизиться к решётке ближе одного метра, и между подсудимым и адвокатом стоит конвойный. Судья, вместо того чтобы обеспечить условия для консультаций адвоката и его доверителя, спросил у начальника конвоя о порядке общения адвоката и его подзащитного. Конвойный поведал, что линия охраны проходит в одном метре от решетки согласно плану охраны, который имеется у конвоя. Судья поинтересовался, а должен ли находиться конвойный между подсудимым и адвокатом. Конвойный ответил, что в этом нет необходимости. Получив от конвойного разъяснения, судья рассудил, что суд не может рассчитывать расстояние для общения между адвокатом и подзащитным, но если такая возможность у конвоя есть, то надо чтобы между адвокатом и подсудимым непосредственно не стоял конвойный, потому что это затрудняет общение защитника и обвиняемого. Конвойный уточнил, имеет ли в виду суд, чтобы часовой не мешал. Судья пояснил, что если возможно, то нужно чтобы адвокат и подсудимый видели друг друга. Конвойный сказал, что это возможно. Выслушав диалог между судом и конвойным, подсудимый заявил ходатайство об истребовании плана охраны подсудимых в зале судебного заседания. Это ходатайство было мотивировано тем, что поскольку план охраны ограничивает права подсудимого, то этот план должен являться публичным документом, для того чтобы подсудимый мог его обжаловать в компетентном государственном органе. И пока этот план не будет предоставлен суду, на него нельзя ссылаться. Суд поставил на обсуждение сторон это ходатайство. Адвокат поддержал ходатайство и пояснил, что режим общения защитника с подзащитным непрерывно ужесточается. Так, ранее начальник конвоя говорил, что при разговоре с подсудимым адвокат должен стоять на расстоянии полуметра от решетки. Однако теперь начальник караула заявляет, что это расстояние должно быть не полметра, а один метр. Стороне защиты неизвестны документы, устанавливающие расстояние между адвокатом и его подзащитным. Если этот документ существует и содержит указанные ограничения для общения адвоката со своим подзащитным, то сторона защиты будет его обжаловать. Потому что такой документ ущемляет возможности для стороны защиты. Другой подсудимый в поддержку ходатайства сказал, что подсудимые и защитники имеют право на общение, в том числе конфиденциальное. Поэтому, если существуют какие-то акты, например, должностные инструкции, которые это право нарушают, и они не могут быть отменены или обжалованы, то, соответственно, нужно принимать какие-то другие меры для того, чтобы это право обеспечить. Поэтому подсудимый считает, что необходимо посмотреть на этот план охраны, действительно ли он предусматривает такие ограничения в общении, чтобы сделать оценку тому, являются ли эти ограничения существенным нарушением права на общение защитника со своими подзащитными. Государственный обвинитель возражал против удовлетворения этого ходатайства, поскольку никакого отношения к предмету судебного разбирательства заявление подобных ходатайств и их разрешение не имеет. Государственный обвинитель подчеркнул, что он не увидел и не услышал каких- либо аргументов и доводов, сведений, которые бы позволяли прийти к выводу о том, что право на защиту кого-либо из подсудимых в судебном процессе нарушается. Относительно внутренних регламентов конвойной службы государственный обвинитель рассудил, что если эти регламенты касаются в какой-то мере подсудимых, то у подсудимых имеется возможность общаться с адвокатами в том порядке, в каком это определено законодательством. А именно путём обращения к администрации следственного изолятора либо к руководству тех подразделений, которые осуществляют конвоирование, сопровождение, охрану и тому подобные мероприятия в отношении подсудимых. Поэтому нет никаких оснований для удовлетворения заявленного подсудимым ходатайства, заключил государственный обвинитель. По поводу суждения государственного обвинителя заявивший ходатайство подсудимый сказал, что он, подсудимый, уверен, что прокурор, даже выступающий в роли государ ственного обвинителя, всё равно понимает свою ответственность за защиту прав и правоохраняемых интересов граждан, в том числе, и являющихся подсудимыми. Поскольку в присутствии прокурора было заявлено предыдущей сменой конвоя, что порядок действия конвоя в зале судебного заседания определяется судом, а нынешней сменой конвоя заявлено, что этот порядок определяется ещё и инструкциями, которые неизвестны не только стороне защиты, но и суду, то и было заявлено ходатайство об истребовании этих инструкций, чтобы с ними ознакомиться. В этой ситуации, продолжил подсудимый, обращение к руководству следственного изолятора невозможно, потому что руководство следственного изолятора определило, что на зал судебного заседания их полномочия не распространяются. Обращение же к конвою с обжалованием их решения и поведения также невозможно, потому что инструкции, на которые он ссылается, ему, подсудимому, не известны. Соответственно, обжаловать неизвестные документы подсудимый не имеет возможности. Другой подсудимый отметил, что речь идёт об уточнении процедуры взаимодействия с тем конвоем, который находится непосредственно в зале судебного заседания. А Уголовно- процессуальный кодекс России, напомнил он прокурору, регламентирует порядок в зале судебного заседания и то, чьим распоряжениям в нём подчиняются. И суд определил, что в ходе судебного разбирательства и в перерывах судебного разбирательства суд не возражает против общения между подсудимыми, содержащимися под стражей, и их защитниками, если это общение каким-либо образом не создаст препятствия для судебного разбирательства. Суд отказал в удовлетворении ходатайства об истребовании плана охраны содержащихся под стражей подсудимых и определении расстояния, с которого адвокаты-защитники вправе разговаривать с обвиняемыми, поскольку такой документ не относится к предмету рассмотрения судебного разбирательства. Определение расстояния между защитником и подсудимым не относится к компетенции суда, так как компетенция суда определена Уголовно-процессуальным кодеком России. Также в этом же Кодексе отсутствует и положение о том, что суду каким-либо образом подчиняется конвойное подразделение, осуществляющее охрану и конвой подсудимых, содержащихся под стражей. Касательно конфиденциальности общения адвокатов с их подзащитными в зале судебного заседания суд указал, что поскольку начальник конвоя в судебном заседании заявлял, что создать полную конфиденциальность при общении адвокатов и подсудимых в зале судебного заседания невозможно, то с учётом этого обстоятельства судом был определён день, который полностью предоставлен для общения адвокатов с их подзащитными в следственном изоляторе. Обмениваться документами адвокаты и их подзащитные в зале судебного заседания могут с разрешения суда, заключил судья. Синтаксис казуса. Подсудимые взяли на себя инициативу отстаивания не только своих прав, но и права как такового. Даже если эту мысль борьбы за право им подсказали адвокаты, это не имеет значения. Задача адвокатов – бороться за право, а не только выражать молчаливую солидарность с такой борьбой подсудимых. Абсолютное право обвиняемого и адвоката, обоюдное право, всегда и непрерывно, то есть при любой необходимости для кого бы то ни было, консультироваться друг с другом. Если нет условий для консультаций, если им кто-то препятствует, то нет и реализации права на защиту. Нет права на защиту – нет судебного процесса. Такой процесс не может продолжаться. Потворствовать продолжению судебного разбирательства без права на защиту, при отсутствии возможности для консультаций есть нарушение прав обвиняемого со стороны адвоката. Судебный процесс с пороком права на защиту есть мнимый процесс. Нет общения, конвой не даёт, тогда нет судебного процесса. И адвокаты не должны потворствовать таким нарушениям, создавая видимость отправления своих функций. Обычно суд проявляет волю и власть над конвоем. Но проявление страха перед вооруженными людьми в мелочах есть фактически умаление судебной власти. Судья и прокурор пасуют перед конвоем, но одно из публичных предназначений адвокатуры – защищать достоинство судебной власти.

Казус. О конвое и суде.

Подсудимый и его адвокат заявили ходатайство, чтобы суд устранил чинимые конвоем препят ствия в общении защитника и его подзащитного. Суд в определении указал, что он подтверждает свою позицию, которая была изложена в ранее вынесенных судом определениях о том, что суд не возражает против общения адвокатов с подсудимыми, поскольку такое право подсудимым и их защитникам предоставлено нормами Уголовно-процессуального кодекса России. В частности, как во время перерывов, которые объявляются в ходе судебного разбирательства, так и во время судебного разбирательства, если это не будет создавать препятствия для судебного разбирательства и отвлекать каким- либо образом внимание участников процесса и самого суда. Вопрос о перемещении подсудимых по зданию суда и в зале судебных заседаний не входит в компетенцию суда, и жалобы подсудимых на действия конвоя не являются предметом рассмотрения по настоящему судебному разбирательству. Если у подсудимых имеются жалобы на действия конвоя, то они могут быть изложены руководству следственного изолятора с просьбой принятия соответствующих мер.

[Примечание. Для стороны защиты есть принцип: нет возможности для консультаций адвоката с доверителем – нет судебного процесса. Адвокат лишён возможности что-либо высказывать по существу предъявленного обвинения.]

Журналист Владислав Никитенко:

Я прочел книгу «Дело Йукоса как зеркало русской адвокатуры» не раз и не два. И теперь часто перечитываю ее с того места, на котором открыл. Сегодня открылось это и, благо дело, эту наработку я уже использовал.

Почему в тоталитарном СССР подсудимый сидел на своей скамье подсудимых и не отсвечивал, а в нашей «правовой России» и от-горшка-два-вершка-мошенник, и косая-сажень-в-плечах-убийца в зале суда сидят в железной клетке? И это притом, что в донельзя завоенизированной «Империи Зла» суды обходились без судебных приставов, а теперь у нас весь комплект – и приставы, и полицейские, и клетка даже даже бухгалтерши-растратчицы?!

А это где-нибудь в УПК регламентировано?! Нет! Я прочел «Зеркало» и удивился этому раньше, чем многие из Вас. А ведь даже я привык к такому порядку и мне в голову не приходило, что это ненормально. Теперь я действую иначе, к примеру, заявляю такое ходатайство:

Ходатайство защитника …………

В соответствии с Конституцией РФ и принципами уголовного судопроизводства Российской Федерации, каждый обвиняемый является невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана вступившим в законную силу решением суда.

В соответствии с Конституцией и ст. 9, 11 УПК не допускаются действия, унижающие человеческое достоинство.

Статья 7 УПК РФ устанавливает принцип законности в уголовном процессе и в соответствии с ней если какой-либо закон или уложение каких либо органов противоречит УПК, применяется Уголовно-процессуальный кодекс.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не содержит указаний на то, что суд и публика в зале должны смотреть на подсудимого как на диковинного или опасного зверя в клетке, который может бросится на добропорядочных гражан. В связи с чем ходатайствую перед судом о помещении подсудимых на скамью подсудимых вне клетки, которая унижает человеческое достоинство.

Прошу вынести решение по данному ходатайству в совещательной комнате с указанием на конкретную норму уголовно-процессуального закона. Данная норма, если таковая суду известна, будет мною впоследствии оспорена в Конституционном суде РФ, если подсудимые останутся в клетке.

Честь имею! Владислав Никитенко

И это притом, что я не знал, что свою позицию по этому поводу высказал и Европейский Суд по Правам Человека в деле «Ходорковский против России» (Khodorkovskiy v. Russia, жалоба N 5829/04)! Из Постановления Европейского Суда явно следует, что разговор адвоката со своим доверителем в присутствии конвойного и через прутья решетки нарушает права и свободы подсудимого.

Так отчего бы нам не прочесть труд пока не славящегося своей активностью на сайте Артура Воробьева и не использовать его и наши наработки в правозащите повсеместно?! Почему мы и наши доверители должны терпеть очевидное нарушение законов? Где в УПК написано, что обвиняемый или подсудимый должен этапироваться в зал суда в наручниках независимо от статьи, ему инкриминируемой? Конвою страшно? Ну так на то у нас и есть переаттестация! Если карлики аттестовали слабаков, так их, видных юристов в это носом ткнуть надо!

Источник: https://pravorub.ru/articles/18241.html

Доверие к адвокату

§ 2. Можно ли доверять адвокату?: Вопрос о доверии адвокату в “деле Йукоса” отдельно не возникал. Но

ФПА указала, что адвокат должен всегда сохранять честь и достоинство и не должен подрывать доверие к корпорации, в противном случае, это может считаться нарушением. Адвокат-клиентские отношения — это взаимодействие обладателей экспертного знания с обывателями, при котором вопрос доверия стоит особенно остро.

УслугаЦена
Первичная юридическая консультация онлайнБесплатно
Первичная юридическая консультация по телефонуБесплатно
Личная (устная) юридическая консультацияот 500 руб
Письменная юридическая консультацияот 1000 руб
Правовое заключениеот 3000 руб
Правовая экспертиза документаот 1000 руб
Правовая экспертиза сложного договораот 2000 руб
Составление протокола разногласийот 2000 руб
Составление приложения к договоруот 500 руб
Редакция договораот 500 руб
Составление индивидуального договораот 4000 руб
Составление различных соглашенийот 2000 руб
Составление претензийот 2000 руб
Участие в переговорах со стороны Клиентаот 1000 руб
Составление претензииот 2000 руб
Ответ на претензиюот 2000 руб
Досудебное урегулированиеот 5000 руб
Составление заявления о выдаче судебного приказаот 3000 руб
Составление апелляционной жалобыот 4000 руб
Составление возражения на исковое заявлениеот 3000 руб
Составление мирового соглашенияот 3000 руб
Составление ходатайстваот 1000 руб
Оценка перспективы судебного разрешения спораот 1500 руб
Ознакомление с материалами дела в судеот 2000 руб
Подача процессуальных документов в судот 1000 руб
Получение исполнительного листа в судеот 2000 руб
Комплексное представительство в судеот 12000 руб
Составление претензии в страховую компаниюот 3000 руб
Досудебное урегулирование спора со страховой компаниейот 5000 руб
Составление административного искового заявленияот 4000 руб
Определение границ земельного участкаот 20000 руб
Составление претензии к работодателюот 3000 руб
Расторжение бракаот 15000 руб
Раздел имуществаот 30000 руб
Взыскание алиментовот 15000 руб
Увеличение размера алиментовот 15000 руб
Определение порядка общения с ребенкомот 20000 руб
Лишение родительских правот 25000 руб
Установление отцовстваот 25000 руб
Усыновлениеот 25000 руб
Представительство в подразделениях ФССП РФот 2500 руб
Сбор доказательств и документовот 2000 руб
Телефонные переговоры  c контрагентамиот 2000 руб

Доверие к адвокату. Принимая решение о выборе защитника по уголовному делу, представителя. Доверие клиента.

Основа нашей деятельности это — ДОВЕРИЕ клиента, работа на достижение максимального желаемого результата, минимальность в сроках и затратах на правовую помощь.

У Вас должно быть доверие не у коллегии,а к конкретному адвокату! Если требуется защита Ваших интересов,то по адресу!! Как повезет! Сегодня там харашо, а завтра как получится!

Израильский адвокат Яшар Якоби на 9 канале. Адвокат и клиент: вопрос доверия

Вопрос о доверии адвокату в “деле Йукоса” отдельно не возникал. Но самоё “дело Йукоса” зародило сомнение в адвокате. Вопрос о доверии всегда.

Важность доверия при взаимоотношениях между адвокатом и его доверителем. Принципы осуществления результативной защиты. Доверие к адвокату.

Принимая решение о выборе защитника по уголовному делу, представителя по гражданскому делу или арбитражному спору.

Израильский адвокат Яшар Якоби на 9 канале. Адвокат и клиент: вопрос доверия

Адвоката не нужно опасаться! Давайте рассмотрим примерную ситуацию, когда и почему у подзащитного может возникнуть недоверие к своему адвокату. 1. Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны. Профессиональная тайна адвоката обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный.

Рекомендуем ознакомиться:

Источник: https://skm3.ru/pomosh-advokata/70520-doverie-k-advokatu.php

О стратегии адвокатов в судебном процессе. обсуждение на liveinternet — российский сервис онлайн-дневников

§ 2. Можно ли доверять адвокату?: Вопрос о доверии адвокату в “деле Йукоса” отдельно не возникал. Но

Кратко, Стратегия – это план достижения основной цели, смысловым установкам которого подчинены постановка и решение всех промежуточных задач.

План будет стратегическим только тогда, когда он содержит такой стиль, метод деятельности участника, которым он будет руководствоваться в любой ситуации.

Непревзойдённое по точности и простоте определение стратегии дал Карл фон Клаузевиц: тактика – использование боевых средств в сражении, а стратегия – использование сражений для целей войны. Лучше и яснее не скажешь. 

Позиция – исходное положение, сложившаяся обстановка. Просто. Но обстановку надо уяснить. А это далеко не каждому по силам.

Какой стратегический план у стороны защиты в судебном процессе?

[Стадия предварительных судебных слушаний.]

Заявление подсудимого (выдержка от 3 марта сего года):

1. Появление на процессе хорошо известных личностей государственных обвинителей свидетельствует о желании заболтать суть дела, запутать суд и общественность, поскольку на самом деле всё слишком шокирующе просто.

2. Хитрить, прятаться за процессуальные увертки не буду, а буду отвечать на любые вопросы по предъявленному обвинению.

3. Прошу общественность в ходе процесса сравнивать понятность и открытость моей позиции с закрытостью и непонятностью сути обвинения.

4. Не буду говорить о политической мотивированности процесса в открытых судебных слушаниях, чтобы не затруднять понимания шокирующей простоты дела. О моих политических взглядах всем и так известно из моих статей и публикаций. 

Следует исходить из того, что подсудимый не считает, что он совершал какие-либо преступления. Поэтому его уголовное преследование не имеет под собой никакой материальной базы, никакого логического основания. Исходя из этой очевидной для подсудимого аксиомы и сделанного им заявления, можно очертить его Стратегию в судебном процессе:

Первое. Подсудимый намеревается своими доводами (суждениями, умозаключениями) демонстрировать абсурдность, нелогичность заявлений (утверждений) государственных обвинителей, то есть беспочвенность его уголовного преследования. Это [стратегическая] цель подсудимого.

Второе. Для достижения этой цели подсудимый будет отвечать на любой заданный ему вопрос. Но таким образом, чтобы каждый свой ответ использовать для доказывания абсурдности утверждений государственных обвинителей.

Чтобы максимально выполнить этот план, подсудимый не будет уклоняться от ответов на какой-либо вопрос, используя формальные возможности, предоставляемые обвиняемому процессуальным законом. При этом подсудимый намеревается излагать свои мысли в простой для понимания публики логической форме.

Простота формы его изложения также будет подтверждать нелогичность словесных построений стороны обвинения.

Третье. Чтобы не поставить под угрозу достижение своей стратегической цели в судебном процессе, подсудимый исключает всякую необходимость делать заявления политического характера. Иными словами, жизненный интерес подсудимого в судебном процессе будет ограничен только правовыми процессуально-логическими формами. 

Это стратегия подсудимого. И он ей уже начал следовать.

Например, если выдвинуто обвинение в хищении имущества и место нахождения его (имущества) известно всем, своеобразный «общеизвестный» факт, то почему орган уголовного преследования не предпринимает мер к сохранению, в частности, в форме ареста этого имущества? Более того, этот орган всячески уклоняется от такого ареста. Этим самым подсудимый демонстрирует неискренность, потаённость замыслов стороны обвинения, абсурдность самого обвинения.

Какова будет стратегия его адвокатов-защитников? Будет ли стратегия адвокатов подчинена стратегии их доверителя? Иначе говоря, у стороны защиты будет одна стратегия? Или у адвокатов будет самостоятельная стратегия, отличная от стратегии их подзащитного?

Адвокаты заявили два ходатайства. 

Первое, которое адвокаты назвали «комплексным», о прекращении «в связи с отсутствием состава какого-либо преступления» уголовного преследования подсудимого, поскольку это преследование осуществляется с иными целями, нежели цели правосудия и обеспечения справедливого разбирательства.

Казалось бы, само требование содержит внутреннее противоречие: с одной стороны «отсутствие состава преступления», с другой – неправосудные цели. Однако противоречия нет.

По смыслу ходатайства адвокаты исходят из того, что отсутствие состава какого-либо преступления всем очевидно, в том числе и государственным обвинителям.

Но если уголовное преследование всё же, несмотря на такую очевидность, продолжается, то государственное обвинение преследует какие-то иные цели, нежели цели правосудия. 

Адвокаты в первом («комплексном») ходатайстве указали, что это «уголовное дело должным образом не возбуждалось и не расследовалось, обвинение безосновательно, содержит неустранимые системные нарушения закона и исключает возможность справедливого рассмотрения дела судом».

В Ходатайстве описаны: «политическая основа уголовного преследования», «фабрикация уголовного дела и иные злоупотребления», «отсутствие основания возбуждения уголовного дела», «отсутствие повода для возбуждения уголовного дела», «давление на свидетелей», «безосновательность и правовая порочность предъявленных обвинений», «неустранимые пороки обвинения в хищении», «неустранимые пороки обвинения в «отмывании (легализации) преступных доходов», «отсутствие в деле доказательственной базы, соответствующей требованиям закона», «предварительное следствие и собирание доказательств по делу фактически не проводилось», «попытки незаконного создания преюдиции», «манипулирование доказательствами путём искусственного выделения, соединения и параллельного расследования дел об одних и тех же обстоятельствах», «нарушение равенства сторон в части доступа к доказательствам и их собиранию», «сокрытие доказательств от обвиняемых и их защитников», «незаконное производство обысков и выемок в отсутствие судебных решений». 

В Ходатайстве сделаны выводы: содержание уголовного дела не позволяет определить ни предмет доказывания, ни пределы предъявленного обвинения, ни пределы судебного разбирательства, то есть отсутствует сам предмет судебного разбирательства; в уголовном деле отсутствует доказательственная база, соответствующая требованиям закона.

Второе ходатайство о прекращении уголовного преследования по обвинению в совершении хищения (присвоении вверенного имущества) и легализации (отмывании) денежных средств в части, касающейся хищения имущества дочерних обществ и легализации доходов от его реализации.

Во втором ходатайстве апеллируют к принципу справедливости, согласно которому нельзя дважды наказывать за одно и то же деяние.

В Ходатайстве приводятся разные [окончательные] судебные акты (приговоры и решения), в которых постановлено (указано), что являются уклонением от уплаты налогов те деяния, которые сторона обвинения в этом уголовном деле квалифицирует как хищение и легализацию (отмывание) похищенных средств.

Однако за те же самые деяния подсудимый уже был осуждён. Цель этих деяний, согласно приводимым судебным актам, — минимизация налогообложения, а не хищение. В Ходатайстве делается вывод о том, что сторона обвинения делает попытку организовать осуждение подсудимого дважды за одно и то же.

Таким образом, адвокаты-защитники ходатайствуют о прекращении уголовного преследования (в этой части) по причине наличия в отношении обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению.

В этих двух ходатайствах уже заложена стратегия адвокатов. Само по себе заявление, на первый взгляд, «непоследовательных» и «несогласующихся» между собой ходатайств уже есть проявление и следование намеченной стратегии. 

Если стратегия доверителя адвокатов строга и проста, то стратегия адвокатов состоит в стремлении найти противоречия между стороной обвинения и судом. Адвокаты не говорят, что подсудимый был правильно осуждён по первому уголовному делу. Нет, они это отрицают.

Но пытаются поставить сторону обвинения и суд в логический тупик, противопоставив выводы многочисленных судов и заявления государственного обвинения. Что само по себе заслуживает всякого профессионального признания. Осталось дело за малым. Верно избрать синтаксис. Хотя бесконечные упоминания адвокатов о каких-то «доказательствах», например дополнительных или недостаточных, настораживают.

Употребление общеизвестных слов из процессуального закона в нарушение их смысла может создать иллюзию состязательности, равноправия, объективности, всесторонности, тщательности, глубины, логичности, безабсурдности судебного процесса и свести на нет стратегию самого подсудимого (см., например, «Дело Йукоса» как зеркало русской адвокатуры. Часть 1, Раздел II, Глава 4.

  Учебник логики как незримая часть законодательства в «деле Йукоса». С. 252-280). В частности, ходатайство о прекращении уголовного преследования «в связи с отсутствием состава какого-либо преступления» также вызывает неуверенность, что стратегия защиты точно определена. Отсутствие состава преступления и отсутствие события преступления кардинально разнятся отношением к прошлому событию.

Когда нет «состава», то что-то было «нехорошее», но только до конца не «сложилось» или не удалось «сложить». А вдруг обвинителю всё-таки удастся что-то «сложить»?

Адвокаты явно отступили от стратегической установки их доверителя – исключить «политическую мотивированность». Политическую тему нельзя брать адвокатам в качестве стратегического стиля, тем более если его не допускает сам подсудимый.

В противном случае, всякого рода заявления адвокатов о том, что под видом уголовного преследования осуществляется расправа над подсудимым, можно расценить как способ заранее оправдать себя при неблагоприятном для подсудимого решении суда.

Мол, это был не правовой процесс, а политическая расправа. А перед политикой адвокат бессилен. 

Разрешение такой коллизии в вопросах уместности политических заявлений в судах было предложено в 1905 году Владимиром Ильичём Лениным. Его письмо Елене Дмитриевне Стасовой и товарищам в Московской тюрьме приведено и осмыслено в «Деле Йукоса» как зеркало русской адвокатуры (Часть 1, Раздел III «Дело Йукоса» как политический процесс, Глава 1. С. 291-294)

Дополнение. Не каждый адвокат понимает цель своего участия в судебном процессе. Заявления адвоката, что его цель – «защищать какими-то всеми способами своего подзащитного», не имеет смыслового и, следовательно, процессуального назначения без дополнительного в каждом отдельном случае наполнения.

Поскольку даже само слово «защищать» с точки зрения процессуального назначения адвоката имеет противоречивый характер. Не имея чёткого представления о своей основной цели в судебном процессе, адвокат не сможет выработать свою процессуальную стратегию.

А без стратегии деятельность адвоката превращается в «партизанщину».

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/yukos-zerkalo/post103253072/

Можно ли доверять адвокату?

§ 2. Можно ли доверять адвокату?: Вопрос о доверии адвокату в “деле Йукоса” отдельно не возникал. Но

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

Вопрос о доверии адвокату в “деле Йукоса” отдельно не возникал. Но самоё “дело Йукоса” зародило сомнение в адвокате. Вопрос о доверии всегда стоит как перед каждым адвокатом, так и перед всей адвокатурой. Право на доверие к себе каждый адвокат должен подтверждать постоянно.

Собственно, вся дисциплинарная практика адвокатуры направлена на поддержание доверия к адвокату, поскольку всякое нарушение адвокатом правил адвокатской профессии обязательно подрывает доверие к адвокатуре.

“Дело Йукоса” подтверждает, что доверие к адвокатуре подрывает и формальное выполнение адвокатом своих функций в судебном процессе, и создание видимости активности адвоката, и имитация правозащитной деятельности, и заслонение политической риторикой рутинной работы по доказыванию в судебном следствии.

Доверие к адвокатуре уничтожает в судебном процессе сам адвокат, не желающий считаться с правилами коллизионной защиты. Доверие к адвокату подрывается фельетонизмом в адвокатуре.

Источник доверия к адвокату – сам адвокат. От характера личности отдельных адвокатов зависит характер всей адвокатской корпорации и её положение в обществе. Степень сплочённости адвокатуры – в голове каждого адвоката. Чем сильнее, сплочённее адвокатура в целом, тем легче будет каждому адвокату. Однако “дело Йукоса” показало не столько сплочённость, сколько разобщённость адвокатов.

Вопрос о том, можно ли доверять адвокату, носит настолько обобщённый характер, что его можно считать краеугольным для судьбы адвокатуры как явления. От ответа на этот вопрос зависит всё.

От него зависит и отношение к адвокатуре в целом, и отношение к каждому адвокату. Отношение со стороны доверителей, со стороны коллег, со стороны властей, со стороны общества в целом.

Именно такими вопросами занимается Теория адвокатуры.

Но почему вдруг возник такой вопрос? Можно ли хотя бы на минуту допустить, что адвокату нельзя доверять? Ведь доверие – это самая суть адвокатской профессии. Потому и называются люди, которым они оказывают помощь, доверителями. Если не будет доверия к адвокату, не будет и самого адвоката.

Если люди не будут доверять адвокатам, те из них, кто зарабатывает на жизнь именно адвокатским, а не каким-либо иным ремеслом, останутся без работы. Если адвокаты не будут доверять друг другу и не смогут полагаться друга на друга, не сможет существовать и адвокатская корпорация.

Как сказано в Евангелии: “Если царство разделится само в себе, не может устоять царство то; и если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот” (Марк. 3:24-25).

Если адвокаты не смогут доверять друг другу, полагаться друг на друга в трудных ситуациях (а вся работа адвоката – это работа в трудных ситуациях), они не смогут защищать не только частные интересы доверителей, не только публичные интересы всегда по российским меркам недостаточно развитого гражданского общества, но и собственные интересы адвокатов.

Адвокаты не смогут защитить самих себя от многочисленных и мощных врагов адвокатуры. От такого теоретического вопроса, как доверие, зависит благополучие каждого адвоката, хотя бы он и никогда не задумывался о какой бы то ни было теории и отрицал какое бы то ни было её значение. Более того, от доверия к адвокату зависит не только его благополучие, но и благополучие, то есть здоровье, самого правосудия.

Но, несмотря на такую вопиющую недопустимость того, чтобы доверие адвокату ставилось под сомнение, данный вопрос является актуальным и острым. Самый свежий и наглядный пример – дело о страховании адвокатов.

В некие лихие головы пришла идея о принудительном страховании “профессиональной ответственности” адвокатов. Первое, что попирает эта идея, – принцип доверия между адвокатом и доверителем. Она провоцирует атмосферу противостояния.

При таких обстоятельствах адвокат не сможет сосредоточиться на защите интересов доверителя, ему нужны будут силы для борьбы с самим доверителем. Доверитель же будет непременно сомневаться в профессиональной добросовестности адвоката. В итоге будет страдать сама правозащита.

Однако пока будет пребывать в недуге правозащита, не может быть здорово и правосудие в целом.

Введение нормы о страховании риска профессиональной ответственности адвокатов противоречит основополагающим принципам оказания юридической помощи. Страхование допустимо в условиях хоть какой-то предсказуемости, а это возможно (с трудом) только в коммерческой деятельности.

В условиях произвола никакого страхования быть не может. Если речь идёт о преступной недобросовестности адвоката при оказании юридической помощи, наказание должно наступать по общим уголовно-правовым нормам.

Вопросы возмещения причиненного имущественного вреда навсегда урегулированы гражданским правом.

Никто никак не обосновывает, почему и зачем страховать адвокату какую-то свою ответственность, не приводит ни одного реального случая причинения адвокатом вреда и взыскания с адвоката причиненного им ущерба.

Если введение обязательного страхования гражданской ответственности автовладельцев хоть как-то можно объяснить, например, зловещей статистикой автодорожных происшествий, значительным процентом подобного добровольного страхования, то для обложения данью адвокатов вообще нет статистики. Когда, кто, сколько взыскал с адвокатов по причине судейского произвола? Но статистика, а это одна из основ юридической науки, для жаждущих дани не нужна.

Цель другая. Цель не только обогатиться, но и нанести удар адвокатуре, тому самому гражданскому обществу, о котором там много говорят и которым так все озабочены. Судейский произвол пытаются подменить темой вины адвокатуры. Мол, правосудие хромает по вине несовершенных адвокатов.

Но отчего же так происходит? Враги адвокатуры стремятся подорвать самые устои этого института гражданского общества, а сами же адвокаты этому не только не сопротивляются, но и частью способствуют.

Среди самих же адвокатов, причём далеко не среди последних из них, оказываются люди, готовые пренебречь общесословным интересом ради своего собственного частного интереса. Так сказать, пренебречь Теорией ради “практики”.

Так, и вправду, можно ли доверять адвокатам, если они предают друг друга? Очевидно, что таким адвокатам доверять нельзя. Если адвокат не может доверять адвокату, то никто не будет ему доверять.

Но откуда в профессии, чья суть доверие, появились люди, которым нельзя доверять?

Если мы будем пытаться ответить на этот вопрос следуя канонам теоретического мышления, мы неизбежно придём к проблеме формирования адвокатской корпорации.

Кто приходит в адвокатуру? Какие люди берутся защищать права людей, участвуют в выборах руководящих органов адвокатуры и в самой деятельности этих органов, представляют адвокатуру и говорят от её имени? Едва ли кто-то может сказать, что он вполне доволен антропологическим качеством современной российской адвокатуры. Именно это с позволения сказать “качество” и ставит на повестку дня теоретический вопрос: “Можно ли доверять адвокату?”.

В адвокатуру идут все. Идут со своим непониманием того, что есть правозащита и чем она отличается от правоохраны и других видов правоотправлений. У многих людей уже давно выработались и закрепились устойчивые навыки и ухватки, с канонами правозащиты никак не согласующиеся.

Да и самоё адвокатуру некоторые воспринимают как своего рода пенсионный покой от трудов “правоохранных”. Став адвокатом, то есть внешне обратившись в правозащиту, бывший служащий властных иерархических структур сохраняет стандарты порочного профессионального поведения, воспитанные у него в этих структурах.

Такое внешнее обращение допускает следование всё тем же порочным стандартам.

Школа адвокатуры, как и любая школа, начинается с первого урока. Первый урок школы адвокатуры – это изучение правил профессии.

Первая преграда для проникновения в адвокатуру чуждого ей духа и первый этап воспитания собственно адвоката – это приём в корпорацию по профессиональным правилам.

Между тем приём в адвокаты исключительно по правилам адвокатской профессии достаточен для того, чтобы всесторонне оценить претендента на способность быть адвокатом.

Его способности суждения, его склонности к самообразованию и его знания принципов права как искусства добра и справедливости. Неловко экзаменовать бывшего прокурора на знание уголовного процесса, а бывшего судью – на знание гражданского процесса.

А вот проверить знание ими правил адвокатской профессии – необходимо. При этом, однако, не надо путать правила профессии с кодексом адвокатской этики.

Правила профессии – наиболее действенный способ для адвокатуры держать самоё себя в ежовых рукавицах.

Правила профессии предназначены для поддержания поведенческого стандарта, способного обеспечить наилучшее выполнение профессиональным цехом в целом и каждым его членом в отдельности возлагаемых на них задач.

Неприменение правил упрощает такой стандарт, низводит его идеал до абстрактной формальности, а реальность – до слабости и безвольности. Предел деградации реального стандарта – трусость, делающая адвоката практически недееспособным.

Адвокатура должна проводить селекцию членов корпорации. Если этого не делать и игнорировать поведенческие реакции членов профессионального цеха, это может привести к тому, что цех будет засорен членами с аномальными профессиональными поведенческими реакциями.

Адвокаты должны знать правила своей профессии. Они обязаны знакомиться с прецедентами дисциплинарной практики по адвокатским делам. Письменные прецеденты – это история адвокатуры, её традиции, её культура и стиль, это открытость адвокатуры обществу.

Вечная проблема российской адвокатуры – мельчание сословия. Адвокаты всё меньше знают историю адвокатуры, обычаи, правила и традиции профессии. Никто не читает, к примеру, “Правила адвокатской профессии в России” Александра Николаевича Маркова.

Правила адвокатской профессии можно охарактеризовать как корпоративное право адвокатуры и назвать дисциплинарным уставом адвокатуры, то есть собственно практикой адвокатуры, которая только и позволяет всем профессиональным правозащитникам осознавать себя профессиональной публичной корпорацией. Если корпорация отказывается жить по дисциплинарным правилам, то такая корпорация дряхлеет и утрачивает публичный смысл. Правилами профессии формируется целенаправленная воля, закладываются основы профессионального духа.

Правила профессии и её методические стандарты должны основываться на глубоких научных изысканиях. Такие изыскания также могут играть роль источника дисциплинарного права, но не в качестве нормативных актов, а в качестве общих принципов, глобальных ориентиров правотворчества и правоприменения.

Примером подобных изысканий следует считать систематизацию правил профессии адвокатом Александром Николаевичем Марковым в начале двадцатого века или мэтром Франсуа Этьеном Молло в девятнадцатом веке. Собственно, прецедентами, собранными в этих трудах, можно руководствоваться и в современной дисциплинарной практике.

Иной раз и прецедент трёхсотлетней давности может обладать неожиданной свежестью и острой актуальностью в наши дни.

Процесс воспитания адвоката должен быть непрерывным. На него должна работать целая научно-методическая система, занимающаяся образовательной, издательской и теоретичес-кой деятельностью. Но каноны воспитания определяются школой, воспитывать нельзя вне школы. Школа формирует общий интерес.

Если же каждый из адвокатов будет пренебрегать всеобщим интересом в пользу собственного, эгоистического интереса, они тем самым будут работать на пользу всеобщего интереса какой-нибудь другой группы. Той, для которой адвокатура является только помехой. Вот почему антропологический состав адвокатуры должен соответствовать её предназначению. Этого требует Теория адвокатуры.

Если практика адвокатуры противоречит правильной Теории, тем хуже для практики.

Хотя надо признать, что адвокатура – единственная корпоративная часть в системе правосудия, в отличие от прокурорской, следственной и судейской, которой свойствен внутренний самоконтроль и самоочищение.

Только адвокатура выработала правила профессии, которые постоянно публикуются и, соответственно, доступны для ознакомления каждого.

Правила профессии формулируются в особом дисциплинарном производстве выборно-представительными органами адвокатского сословия, которые можно назвать корпоративным адвокатским судом.

“Дело Йукоса” не миновало и адвокатские суды, прежде всего в лице Совета Адвокатской Палаты города Москвы.

Но при знакомстве с решениями Совета Адвокатской Палаты города Москвы по дисциплинарным делам (в данном случае Совет выполняет функции сословного суда) возникает недоумение по поводу несоответствия между процессуально-правовым блеском решений, которые писали исключительно адвокаты, и процессуальной нищетой адвокатов в судах общей юрисдикции, то есть в судах государственных. В сословном суде всё доказывается, обосновывается по рутинным правилам формальной логики, весь путь, приведший суд к тому или иному решению, становится понятен каждому и правильность решения не вызывает ни у кого сомнения. Но в суде общей юрисдикции (государственном) адвокаты почему-то утрачивают всякую способность суждения. Сравните на примерах из “дела Йукоса” поведение адвокатов в адвокатском суде и тех же адвокатов в судах государственных.

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://vikidalka.ru/3-43831.html

Юридическая Россия

§ 2. Можно ли доверять адвокату?: Вопрос о доверии адвокату в “деле Йукоса” отдельно не возникал. Но

Это не науки…. а если поступать на них то тебе нада историю. общество. право знать…)))

Торопливость при разборе судебного дела преступна. Не спеши карать, спеши выслушать П.Сир Адвокат Трепашкин Михаил Иванович Судья Пресненского.

Это не науки, а должности.

Гуманитарные,, , гуманитарные,, ,но знания математики и там пригодятся,,, есть такой предмет как статистика различных направлений,, ,

УДАЧИ!!!

Конечно, это гуманитарные направлении…

Вы себе адвокат или прокурор ???

Судья!

9. Обвинение всегда порождает защиту. 10. Адвокат и обвинительная власть. 11. Защита от обвинения со стороны потерпевшего.

Я себе судьяя

Сам себе режиссер, а прокурор нам не нужен. Зачем?

Адвокат.. адвокат..

Осужденный))))

Адвокат, но не себе, тьфу-тьфу, не сглазить…)

Помощь частному обвинителю — лучший адвокат по уголовным делам в Москве. По уголовным делам частного обвинения адвокат может участвовать и в роли представителя…

Сам себе взятку?

Охранник ))))))

Я все в себе давно раскопала и давно в них не нуждаюсь…

Арестант ))

Свидетель

Частный обвинитель. Помощь адвоката в суде, консультация адвоката, адвокаты Москвы.

Лучше не судить и неоправдывать, просто жить….

А я САМ себе!!!

Я себе и адвокат и прокурор и судья !!!и я сама себе арестую!!! !но больше всего прокурор_______________

кстати ты забыла делать метки!!!!

Я человек но моя попа везде найдет приключения=)

Я есть я !!!и все!!!!

Суд, государственный обвинитель и адвокат Этика взаимоотношений. Смирнов, В. 1995.Обвинение осуществляют прокурор государственный обвинитель, общественный…

Кто лучше- адвокат или прокурор?

Оба хороши :))))))))))))))

Адвокат потерпевшего или адвокат для потерпевшего, частного обвинителя, истца по уголовному делу.

Добрый судья.

Лучше генеральный прокурор!

Это просто разные вещи. не скажешь, кто лучше, они выполняют разные функции.

Для кого как…. подсудимому — квалифицированного адвоката, а потерпевшему — строгого прокурора….

Хрен редьки не слаще.

В процессе прений прокурор и адвокат с позиций обвинения и защиты подводят итог этойВ своих речах обвинитель и защитник всесторонне рассматривают событие преступления…

Прокурор,

Вы по жизни больше кто… адвокат,прокурор или судья?

Подсудимый

Иногда у адвоката создается впечатление, что прокурор впервые видит затейливые строчки данного писания . Обращаясь к суду, государственный обвинитель, читая обвинительное…

Свидетель…

Я философ

Вообще-то адвокат, только в разумных пределах…

Приводящий свой приговор над самим собой в исполнение 🙂

Бухгалтер

Юрист, адвокат — Москва, 095 790 94 16.2. Частный обвинитель наделяется правами, предусмотренными частями четвертой, пятой и шестой статьи 246 настоящего Кодекса.

Я из присяжных заседателей.

Наблюдатель собственного процесса суда.

))) Палач…)))))

Прочитала вопрос и захотела ответить, что в жизни я больше конечно адвокат, всегда пытаюсь найти оправдание людям.
А когда прочитала ответы на этот вопрос, то и отвечать так почти совсем перехотелось.

Я набюдатель и думаю у меня нет права судить, обвинять или защищать .У каждого могут быть свои взгляды и мотивы. То что я считаю правильным для другого может быть неправильным ришением.

1. О видимости понимания адвокатом обвинения в деле Йукоса предъявление обвинения, изложение обвинения .Если государственный обвинитель не изложил сущность обвинения…

Помощник прокурора..

Жизнь-такая штука, что приходится быть всем., по-немногу… но не увлекаюсь…

И то и то и то и еще масса ролей=))

Адвокат

Здрасте! В жизни нужно быть и и адвокатом, и прокурором, и судьей. Но надо знать меру!

Представлять интересы частного обвинителя может его представитель, в роли которого выступает адвокат.

Я знаю одно хорошее изречение: «Не суди, да не судим будешь». Но бывают такие моменты в жизни, что, иногда, обращаешь свой взор на поступки людей и про себя думаешь, вот я бы так не поступила.. .

Я в большей степени, наверное, являюсь наблюдателем, наблюдателем со стороны, подмечая некоторые особенности людей в их характере по их же поступкам и словам и выношу для себя лично полезные заключения..

.

Чем адвокат от прокурора отличается?

Адвокат умный прокурор нет))

Адвокат-обвинитель , басня о независимом правосудии и новая стычка ВС и Мосгорсуда. версия для печати.

Адвокат хочет убавить срок, а прокурор добавить!:))

Только трактовкой закона

Выбором судьбы. закончив университет… нормальные — выбирают адвокатуру. ненормальные — милицию

Мотивацией

Тем что он не мент

Защитники предпринимателя А. адвокаты Агошков Г.А. и Жолудев И.В. в ходе судебногоГосударственный обвинитель в прениях отказался от обвинения предпринимателя А. в…

Гонораром

Оба козлы…. один срок наматывает, другой деньги отматывает

Вы по жизни больше адвокат или прокурор?

Обвиняемый.

Таким образом, истинному, правильному и справедливому правосудию в одинаковой степени необходимы и государственный обвинитель, и адвокат — защитник…

Я сама по себе

Адвокат скорее .

Канечно адвокат. Прокурор это всегда вредно для жизни и здоровья.

Я по жизни мал-мала.. загулял. . мана-мана

Я по жизни, всадник золотое копье!

В связи с оправдательным приговором подзащитная адвоката Шумара Е.А. имеет возможность взыскать с частного обвинителя компенсацию за причиненный моральный и имущественный…

Адвокат

Конечно прокурор. Но люблю временами в адвоката поиграть

Я больше потерпевшая, по ходу)

Всё что бы то, не делал другой человек (плохое), это не есть он сам.. . Его поступки, это следствия каких- либо внешних факторов .
Он не поступил бы так ( плохо) , если бы не было воздействия со стороны …

Оперативник

Представление адвокатом интересов потерпевшего по делам частного обвинения.Однако без помощи адвоката частному обвинителю будет достаточно сложно защитить свои права и…

Наблюдатель)

В большей степени адвокат, в меньшей прокурор

По душе -адвокат…. но жизнь вынуждает быть прокурором

Стараюсь понять…

Очень жду) скажите какая профессия востребованей: юрист ( прокурор) , специалист по земельно-имущественным отношениям?

Юрист. Конечно же будет лучше такая профессия которая тебе будет по душе!))

Прокурор помощник адвоката? На первый взгляд это может показаться полным бредом, нообеспечивался плотный контакт с государственными обвинителями, прощались некоторые…

Ну каждому по- разному, прокурор ну ооочень нервная работа, все нервы испортишь, здоровье ухудшишь (ну а вообще у самой к чему душа лежит..)

В дружбу адвоката и прокурора верите?

В одной связке друг без друга никуда

Подпись заявителя или его адвоката по делу частного обвинения. После того как суд принимает заявление от потерпевшего, тот переходит в категорию обвинителя.

В их взаимопонимание ))))

Так кумовья же !!!

Самозабвенно… ) до слез и соплей обвиняемого…)))

Конечно! Деньги нужны всем…

С зоны все подтвердят..

Оглашая обвинительное заключение акт , государственный обвинитель выступает сВ процессе изучения уголовных дел нам не встретилось ни одного случая, когда адвокат…

Оба зависимы друг от друга, и на обоих у обоих есть компромат, в случае чего его могут и поднять…

Да. они ещё в зависимости. (=финансовой)

Как лебедя со щукой…

Вы себе адвокат или прокурор?

Приступник

Адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве представителя потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя по предъявлении удостоверения адвоката и ордера…

Мы себе скорее ПРОКУРАТОР.

Третье-режиссер

Я себе сценарист.

И ни о и ни другое. Зачем себя обвинять или оправдывать? Это психологические комплексы, котроые надо изживать

Сценарист, режиссер и советник

Ваш адвокат. Шустов Владислав Михайлович.Участниками уголовных дел частного обвинения являются потерпевший частный обвинитель и обвиняемый.

Я сам себе адвокат, а Вам -прокурор :).

Я себе творец….

М то и другое

Кто лучше адвокат или прокурор???

Прокурор

Обвинитель -я, м. Тот, кто обвиняет кого-, что-л. в чем-л. Злоупотребления, пороки, происки, глупости нашли в нем неумолимого обвинителя. Плетнев, Жизнь и сочинения И. А. Крылова. юр. Лицо

Судья.

Прокурор имеет больше полномочий и ответственности, и зарплата побольше.

https://www.youtube.com/watch?v=3ZxdbrpmwCk

Луче жена друга прокурора сестры адвоката племянница президента …и ниииработать каждый день и деньгаф много и бибисина …такая …всякая 5 штук луче 9 …ну или 8 и вертолет …и яхта ..можно одну. . но большучую с такими штуками всякими пАлезными. . ну или не очень, но только ааабизательно розово-золотыми …иии …ну все ..

Путин лучше

Адвокаты и прокуроры учились по одним и тем же книжкам, но отстаивают совершенно разные мнения…?

Это их работа. При чем здесь психология?

Научные публикации адвокатов коллегии — Рядом с обвинителем Российский адвокат, 2002, 1.

Они соревнуются в знаниях

Юрист и прокурор это одна и та же профессия…?

Нет

Обвинитель и адвокат. Наталья Грэйс.Обвинитель переполнен негативом, постоянно вед т уч т всех наших упущений, пороков, дурных поступков и неудач.

Нет это разные

Юрист и представляет интересы в суде, а помимо этого может быть судьей

Является ли Бог прокурором, адвокатом и судьёй одновременно, который наказывает и награждает людей? В этом ли Его роль?

Не ряди бога в мундиры!

В судебном заседании обязательно присутствует государственный обвинитель прокурор Так как защитником по уголовному делу может быть только юрист со статусом адвоката, то…

О.. еще появилось Нечто на горизонте?.. А с Яхвой драться то кто будет? Кто сильнее?

Бог это единая бесконечность, бесконечность вариантов одновременно, бесконечность слов.Бог это программа вечного идеала.

Вы работаете алгоритмом Евклида, а Карен работает алгоритмом=программой Вечного Идеала!

У меня есть подозрения, что Всепроникающий Разум на Землю зашёл не в лучшем качестве…. следовательно Энергия посланная сюда имеет огромные Степени Не свобод… хотя в перспективе они ещё за Пределы, всё того -же Всепроникающего Разума не вышли…

Для кого то в этом роль бога, для кого то это пряник и кнут одновременно, для кого то источник доходов.
Надо понимать, что на самом деле такого существа не существует. И этот факт никто так и не опроверг, ибо нет ни единого факта существования бога. А в науке бремя доказательств лежит на утверждающем что либо.

Нет он программист. Дал закон (программу) а человек сам себе и прокурор и судья и адвокат. Всё зависит от того противоречит он этой программе или нет.

Этические основы судебной речи обвинителя. Стадии адвокатской деятельности.Адвокат юрист, специализирующийся на оказании юридической помощи гражданам и организациям.

Все наши человеческие слова неспособны выразить всё, Кто Бог, или что Он делает, как поступает.. . «Как небо над землею, так Мои мысли над вашими» — говорит ещё Ветхий завет. Бог конечно будет раз тоже Прокуратор и Судя, но это в конце нашей жизни.

Но сейчас Он больше Отец, любящий, побуждающий всех своим Святым Духом следовать по пути добра, истины, справедливости, мудрости и т. д. . Земная жизнь — это «пространство и время», где возможно заслужить вечную награду — Царство Божье.

Бог считается со свободой каждого в это время земной жизни, Судя и Прокуратор будет на деле каждый сам себе своей нынешней жизнью в гармонии или в дисгармонии с Богом…

Бог объявил Свое имя Моисею, когда тот спросил Его о ом, что сказть сыновьям Изриля.

13 Но Моисей сказал истинному Богу: «Предположим, я приду к сыновьям Израиля и скажу им: „Меня послал к вам Бог ваших предков“, а они спросят меня: „Как его имя? “ Что мне им ответить? » 14 Бог сказал Моисею: «Я СТАНУ ТЕМ, КЕМ ПОЖЕЛАЮ СТАТЬ» . И добавил: «Вот что ты скажешь сыновьям Израиля: „Я СТАНУ послал меня к вам“».

15 Затем Бог снова сказал Моисею:
Крупным шрифтом выделено значение имени Бога, (Иегова) , которое образовано от еврейского глагола лиг»ёт, т. е. становиться, быть. Да, Бог становится тем, кем пожелает, чтобы тсполнить Свои замыслы.

Для нас у него в основном такая роль!

Могут ли адвокаты обвинения использовать в суде информацию полученную от подруги потерпевшего??(она не была на месте чп)

Безусловно могут! Но адвокаты защиты должны опротестовывать всеми возможными способами, дополнительно мотивируя свои доводы заинтересованностью данного свидетеля, состоящего в близких родственных либо интимных отношениях с потерпевшим, который заинтересован в определенном исходе дела. Но это нужно подкреплять доказетльствами — теми же показаниями свидетелей об их интимных отношениях, доказательствами ее отсутствия на месте происшествия и т. д..

Потерпевший, частный обвинитель и гражданский истец в уголовном процессе могут иметь представителя. Согласно ч. 1 ст. 45 УПК РФ представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца…

Могут использовать любую информацию, которая, по их мнению, поможет их подзащитному. Только вот оценку предъявленным доказательствам дает суд-насколько можно доверять свидетелю, насколько показания являются допустимыми и относимыми.

Где адвокат с прокурором любят сражаться?

А. что у Вас опять суд будет?

Адвокат по ДТП предлагает ознакомиться с формой постановления о прекращении уголовного дела в связи с отказом частного обвинителя от обвинения

Программа ТV Окончательный вердикт

Опишите пожалуйста все тонкости работы адвоката и прокурора. Зарание спасибо

Рукалицо. поступи, потом узнаешь. а какая разница, учат все равно одних юристов

В ходе судебного заседания обвиняемый и адвокат ходатайствовали о возвращении дела прокурору, государственный обвинитель возражала против возвращения дела прокурору.

С такими знаниями грамматики русского языка тебе там делать нечего

Льготы адвокату и нотариусу… Я под стоом))))

Если бы мы сами судили себя, то не были бы судимы.(с)… Мы сами для себя больше адвокаты, чем прокуроры и судьи?..

Если бы мы сами себя судили, то не осталось бы на Земле людей. мы сами себе адвокаты. в нас всегда сидит «я так поступил(а) ПОТОМУ ЧТО….» и мы всегда находим повод.

Если адвокат отстаивает права обвиняемого, то прокурор находится на стороне обвинения.Государственный обвинитель. Если кого-то обвиняют в уголовном преступлении, именно…

Ну это да, у чужих мы пылинку в глазу замечаем, а у себя бревна не видим.

«… -Тогда суди сам себя, — сказал король. — Это самое трудное.
Себя судить куда трудней, чем других. Если ты сумеешь правильно судить себя, значит, ты поистине мудр… «

Добрый вечер!! ! У кого есть совесть, тому она точно не даст жить спокойно.

В детстве были адвокатами себе, с взрослением переквалифицируемся.

А Кто там в мифологической литературе какой-то секты всё время в Высшие Судии набивается? Или справедливо правило «любая секта, начавшая с рэкета через столетия почитается религией» ?

На Вашей стороне выступает Государственный Обвинитель прокурор либо его старший помощник , а Защитник адвокат поддерживает обвиняемого.

Мы чаще прокуроры для других и адвокаты для себя, а надо наоборот

Нет, больше — судьи, всё же других не судим, «разрешишь на Земле, то будет разрешено на Небесах» , Земля и Небо не разделимы, всё же не можем судить ни себя, ни другого, внутри и прощение и Любовь..

Очень даже часто бывает наоборот,,,. И себя судить не лучший вариант-это приводит к чувству вины, комплексам, неуверенности и много еще чему. Понять почему так получилось и постараться улучшить. Ведь на все есть своя причина..

Cудья — наша совесть, вот уж саамый суровый судья иной раз)) ) а себе да, есть привычка находить оправдание! От всего сердца поздравляю вас Ольга с праздником Рождества Христова) )

Мы все подсудимые.. . без презумпции невиновности…. самим ежедневно надо её доказывать… .да.. . есть и судьи, и адвокаты…. они — близкие, знакомые, друзья…. обычно, в одном лице….

:)) )и к ним надо прислушиваться, чтоб не позвали прокурора — совесть… .

а быть себе адвокатом…. бывает.. . ну.. . разве в самой глубине души…. пытаясь её поддержать…. пока там — суд да дело…

.:)) )

Третий час разбирательства. Адвокат поднимает руку Предлагаю объявить перерыв . Судья тихо и устало Основания ? Адвокат Я устал, и хочу пива .

Всегда хочется оправдать себя , любимого ))) Но не будем поддаваться на эту дьявольскую удочку , Ольга ))) Будем судить себя строго и беспристрастно ))) Хотя бы попытаемся это сделать …:)))

По справедливости — это уже только близко к святости. К сожалению, мы не безгрешны, живя по большей части как хочется, а не как Бог велит, и не всегда другим прощая многое, а себе ничего. Слепое себялюбие не дает.
Анекдот в тему.

Обретший по жизни неправедной богатства преставился. Стучится в Рай. Выходит ангел»Вы не в те ворота» — «Почему? Я очень много благотворительностью занимался, жертвовал на церковь, неустанно молился во славу Бога…

» — «Вы не беспокойтесь, мы Вам все вернем»

Вы себя часто оправдываете? А кто у Вас в роли адвоката и прокурора? )) Всем Доброго!!!

Я ругаю себя

Профессия юриста Прокурор. Работа сделанна в 1998 году. Профессия юриста Прокурор — Реферат, раздел Право, — 1998 год — Одесская Государственная Юридическая Академия…

Да все в одном.. . сама на себя обиделась, сама себя простила… сплошные заморочки

В последнее время чаще оправдываю, смысл самой себя грызть видеть перестала) ) всегда найдется кто-то, кто сделает это за меня..

Сама себя ругаю беспощадно, но если кто-то скажет тоже самое вслух, взрываюсь и начинаю себя всячески оправдывать, убеждать другого человека как он неправ.

Нет у меня ни адвокатов, ни прокуроров. только сама я себе разрешаю грызть коленки и корону одевать..

Сама себе судья и больше себя обвиняю.

Адвокаты, прокуроры и судьи. У адвоката спрашивают — Сколько вы бер те? — 1000 долларов за 3 вопроса. — Так дорого?! — Да.

Вы себе адвокат или прокурор?)))

Друг, товарищ и брат…

Старший адвокат истца представляет доказательства.Тем самым бремя доказывания — важнейший вопрос всякого процесса — ложилось на обвинителя.

И то.. . и другое…

Следователь

Или

Чаще адвокат, но иногда и прокурор…

Я анархист, у меня свои законы

Екатерина II была того же мнения Адвокаты и прокуроры у меня не законодательствуют иИнструкция, повторив указание декрета 1 о суде, что в качестве обвинителей и защитников…

Прокурор

Я себе-строгий судья…)

Самый строгий, но справедливый судья..

Свидетель =)

Совесть моя — мой лучший судья…

М.Саакашвили заочно предъявлено обвинение — адвокат. Свидетелями по делу Саакашвили проходят журналисты Имеди , экс-губернатор и Ираклий Окруашвили.

Psiholog.

Если Бог судья то. кто адвокат и прокурор?

Кащеящие

Прокурор и адвокат Являются ли они сторонами в судебном разбирательстве, в том числеВ категорическом требовании закона защитник всегда выступает после обвинителя есть и…

Человек: для себя — адвокат, для других — прокурор…. обычно…

Бог — Отец — судья. Иисус — адвокат. Дьявол — прокурор.

Это на земле все непонятно как

Бог не нуждается в помощниках. Его суд совершенный.

Он же и адвокат, и прокурор.. .Есть, наверное, весы, на одной чаше которых светлое, а на другой тёмное.. .

Они и покажут…

В случае если прокуратура или обвинительный отдел полиции удовлетворены собранными материалами, они выносят обвинительное заключение. Нужна помощь адвоката?

Он же.

Совестьтвоя вот и прокурор строжайший и адвокат. предстанешь пред бога она проснется и будет корит тебя за все твои грехи вот тебе и весь ад

А с чего Вы взяли, что Бог -судья. Вот Вам родители судьи — нет — какие они судьи — они же Вас любят, так и с Богом, а вот адвокат и прокурор — это слуги системы.

Последние два Там будут уже не нужны.

От того, что Бог создал человека по своему образу и подобию, не следует, что человек в делах своих судейских и прочих творит подобно Ему

Тема 6. Адвокат-представитель потерпевшего, частного обвинителя, свидетеля, гражданского истца и ответчика в уголовном процессе.

Насколько я помню, из мытарств блаженной Феодоры, бесы осуждают умершего пред Богом за грехи, Ангелы оправдывают за все добрые дела.

Человек сам себе судья и адвокат и прокурор.
1 Ионна. 4:20 «ибо если сердце наше осуждает нас, то кольми паче Бог, потому что Бог больше сердца нашего и знает все» — любимая цитата

Суд состоит в том, что свет пришел в мир. Но люди возлюбили более тьму нежели свет. И при чем тут Бог, прокурор и адвокат?

Адвокат — Иисус (любовь)
Прокурор — закон (справедливость)

Прокурор — истина…, адвокат — Бог…

Адвокат истца должен быть готов к возможности заключения мирового соглашения.Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя.

Прокурор и Судья ущущие тебя оправдать.. . На кой ляд тогда адвокат ?? Только всё испортит.

Он и адвокат и прокурор.

Адвокат — Иисус Христос.
Обвинитель — сатана.

Как в той сказке: «Я твой прокурор, я твой адвокат, я твой судья»

Адвокат разрушил сторону обвинения. А судья вынес приговор как запросил прокурор. ПОЧЕМУ?

Значит, и не разрушил вовсе….

Адвокат по ДТП предлагает ознакомиться с формой постановления о прекращении уголовного дела в связи с отказом частного обвинителя от обвинения

В уголовке почти никогда не оправдывают, потому что надо наказывать следователя и всех причастных персонажей в погонах.

Речь о чем?

Значит, разрушение было мнимым. Неподготовленный человек может неверно оценить силу аргументов сторон.

Видать, не разрушил

Источник: http://rid-2009.ru/spravki/advokat_obvinitel/

Studio-pravo
Добавить комментарий