§ 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и нормы

Содержание
  1. Общепризнанные принципы международного права
  2. Принцип неприменения силы, а также угрозы силой
  3. Принцип самоопределения народов
  4. Принцип территориальной неприкосновенности государств
  5. Принцип суверенного равенства государств
  6. Принцип, который не допускает какого-либо вмешательства во внутренние дела государства
  7. Принцип неприкосновенности, а также нерушимости государственных границ
  8. Принцип сотрудничества международного характера
  9. Принцип в процессе которого осуществляется разрешение споров международной направленности мирным путем
  10. Принцип защиты, а также уважения прав гражданина
  11. Принцип, который основывается на добросовестном исполнении определенных обязательств международного характера
  12. Общепризнанные нормы и принципы международного права
  13. Нормы и принципы современного международного права
  14. Общепризнанные принципы и нормы международного права Передача «Обретение смыслов»

Общепризнанные принципы международного права

§ 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и нормы
Определение 1

Принципы общепризнанного характера конкретного права международной направленности – это специальные обобщенные нормы, которые служат для отражения характерных черт, а также для отражения основного содержание международного права и при этом обладающие высшей силой юридического порядка.

К тем или иным общественно признанным принципам международного права относятся такие принципы: неиспользование силы, а также угрозы силой, равноправия и самоопределения народов, неприкосновенности определенной территории государства, невмешательства в дела внутреннего характера государства, нерушимости, а также неприкосновенности границ, конкретного мирного способа для осуществления процесса по разрешению конфликтов, уважения человеческих прав, суверенного равенства государств, сотрудничества, добросовестного выполнения четких обязательств.

Основополагающие принципы права международной направленности – это тоже определенные нормы, но только те нормы, которые являются очень важными и обобщенными.

Кроме этого, абсолютно каждый принцип на самом деле представляет собой специальный международно-правовой институт, то есть целую группу норм, свернутых в одну, именно из-за этого каждый принцип по большей части конкретизируется достаточно значительным числом норм – практически в любых частях, а также отраслях международного права.

Можно отметить такие черты, которые в свою очередь, являются присущими всем общепризнанным принципам международного права. Так принципы общепризнанного порядка:

  • являются специальными нормами императивной направленности;
  • составляют основы всей системы права международного характера;
  • имеют определенную достаточно универсальную сферу каких-либо действий по кругу субъектов, в пространстве и виде международных отношений;
  • не имеют никакой иерархии;
  • толкуются в четком контексте иных принципов основополагающего характера международного права;
  • имеют обратную силу.

В роли определенных основных документов, в которых в свою очередь закреплены принципы общепризнанной направленности международного права, выступает Устав ООН 1945 года, а также специальная Декларация о принципах права международного порядка, касающаяся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года (Декларация принципов международного права 1970 года), Заключительный документ специального Совещания по безопасности, и, что самое главное сотрудничеству в Европе 1975 года (Заключительный документ СБСЕ 1975 года).

Замечание 1

На основе определенных общепризнанных принципов право международного характера из совокупности определенных разрозненных норм превратилось в конкретную упорядоченную и, что самое главное единую нормативную систему. Для того чтобы более точно понять всю суть системы, необходимо рассмотреть содержание каждого из общепризнанных принципов права международного порядка.

Принцип неприменения силы, а также угрозы силой

Стоит отметить, что до начала 20 века государства считали своим суверенным правом неограниченное право на военные действия. Устав ООН в свою очередь, запретил применение вооруженной силы и при этом поставил в один ряд угрозу силой и ее применение.

Отсюда можно сделать вывод, что угроза силой будет противоправной в тех же ситуациях, когда противоправно и использование данной силы.

В соответствии со второй статьей Устава ООН «все Члены ООН воздерживаются от определенной угрозы силой или ее применения как против территориальной целостности государства, так и каким-либо иным образом, несовместимым с целями ООН».

Устав ООН в свое время, осуществляет необходимые деяния для того чтобы предусмотреть возможность использования конкретной силы или угрозы, силой лишь в двух ситуациях (исключения из конкретного принципа свидетельствующего о неприменении силы и угрозы силой): по решению Совета Безопасности ООН в том случае, если происходит угроза миру, любому нарушению мира или документа агрессии (об этом говорится в 39, а также 42 и 53 статье Устава ООН); в порядке осуществления права на самооборону в ситуации вооруженного нападения, до тех пор, пока Совет Безопасности не примет требующихся мер для поддержания международного мира и, что наиболее важно безопасности (об свидетельствует 51 статья Устава ООН). Право на самооборону появляется у государства только в ситуации вооруженного нападения на него иного государства.

Замечание 2

К сожалению, в отношениях международной направленности известны определенные ситуации нарушения принципа неприменения силы и угрозы силой. Например, бомбардировки США в Югославии без санкции Совета Безопасности ООН в 1999 году, а также нападения в вооруженном порядке США и стран – союзников США на Ирак в 2003 году.

Принцип самоопределения народов

В соответствии с Декларацией о общепризнанных принципах международного права 1970 года принцип самоопределения вполне может быть реализован в таких формах: определенный статус автономии в четких рамках государства, которое существует (например, какая-либо Автономная Республика Аджария, которая в свою очередь входит в состав Грузии); создание государства собственного порядка (например, появление суверенного государства Республика Мальта на месте колонии Великобритании в 1964 году); выход из состава государства (например, выход Эритреи из состава Эфиопии в 1993 году, выход Южного Судана из состава Судана в 2011 год). При этом достаточно важно отметить, что право на самоопределение подразумевает под собой свободу выбора между данными возможностями.

Принцип территориальной неприкосновенности государств

Территория – является одним из самых важных элементов любого государства. Эго некая основа материальной направленности, среда, где проживает население, пространственный предел власти публичного характера государства.

В соответствии с конкретной Декларацией принципов международного права 1970 года каждое государство «обязано воздерживаться от абсолютно любых деяний, которые в свою очередь, направлены на частичное или полное нарушение национального единства и целостности территориального порядка любого другого государства».

Специальный заключительный документ СБСЕ 1975 года отметил и, конечно, закрепил принцип территориальной целостности, уже как определенный принцип самостоятельного характера.

В соответствии с данным документом государства взяли на себя такие обязательства: уважать целостность территориальной направленности друг друга; воздерживаться от каких-либо деяний, не совместимых с Уставом ООН, против территориальной целостности, в частности от использования силы или угрозы силой; воздерживаться от превращения территории друг друга в объект какой-либо военной оккупации; не признавать абсолютно никакую оккупацию или другие приобретения такого рода законными. Принцип целостности территориального характера имплементирован в определенное национальное законодательство большинства государств.

Замечание 3

Так, в соответствии с 4 статьей частью 3 Конституции Российской Федерации Россия «обеспечивает целостность и при этом неприкосновенность своей территории». В роли специального примера нарушения этого принципа можно привести захват Кувейта Ираком в 1991 году.

Принцип суверенного равенства государств

Стоит отметить, что суверенитетом могут обладать только государства. В соответствии с первым пунктом 2 статьи Устава ООН: «Организация в свое время основана на конкретном принципе равенства суверенной направленности всех ее Членов». Составляющими такого принципа суверенного равенства государств являются конкретные понятия «суверенитет», а также «равноправие».

Важно, что сам суверенитет осуществляется в конкретных рамках международного права, иначе он означал бы произвол. Разграничение сфер деяния суверенитета – одна из функций международного права.

Если посмотреть с одной стороны, то право международной направленности обеспечивает суверенитет, а, если с другой, то препятствует злоупотреблению им.

Именно из-за этого суверенное равенство государств является реальным только в рамках права международного характера.

Замечание 4

Что касается равноправия, то оно в свое время означает, что абсолютно каждое государство является определенным субъектом права международной направленности. Все государства при фактическом неравенстве юридически равны.

В соответствии с Декларацией принципов права международного характера 1970 года и специальным Заключительным документом СБСЕ 1975 года вполне можно отметить такие элементы содержания принципа суверенного равенства государств. Также важно знать, что все государства юридически равны.

Каждое государство в свое время использует права, которые присущи полному суверенитету; обязано уважать правовую субъектность иных государств, при выполнять полностью и, что самое главное добросовестно свои международные обязательства, и, конечно, жить в мире с иными государствами.

Каждое государство обладает определенным правом самостоятельно проводить свою политику внешней направленности, принадлежать к конкретным международным организациям и при этом быть (не быть) участником специальных международных договоров.

Также каждое государство обладает правом на нейтралитет.

Принцип, который не допускает какого-либо вмешательства во внутренние дела государства

В соответствии с пунктом 7 статьей 2 Устава ООН, ООН не имеет абсолютно никакого права «на вмешательство в дела, по существу, которые в свою очередь, входят в компетенцию любого государства».

В соответствии со специальной Декларацией определенных принципов права международного характера 1970 года суть принципа невмешательства во внутренние дела государства кроется в следующем: государство (или же группа государств) не имеет права ни прямо, ни каким-либо другим образом, что означает косвенно вмешиваться во внутренние и внешние дела иного государства; вмешательство в любой форме является нарушением права международной направленности; формой вмешательства вполне может быть вооруженное, экономическое, политическое и различные другие формы, в свое время направленные против правосубъектности государства; запрещается абсолютно любая деятельность, которая направлена на какое-либо изменение строя государства путем насилия (например, через деятельность террористического или подрывного характера); запрещается вмешиваться во внутреннюю борьбу в ином государстве; государства имеют полное право без вмешательства выбирать свою политическую, а также экономическую, социальную и, конечно, культурную системы.

Принцип невмешательства в дела внутреннего порядка государства является одним из наиболее часто нарушаемых принципов. Использование каких-либо вооруженных сил – это вовсе крайняя форма вмешательства в дела внутреннего характера.

Пример 1

В качестве примера нарушения такого принципа вполне может служить вторжение в 1983 году на Гренаду войск США для того чтобы осуществить свержение левого правительства М.

Бишопа или вторжение в Панаму войск США в 1989 году в декабре месяце для свержения президента Ф. Родригеса, а также генерала М. Норьеги.

Указанные выше примеры использования вооруженной силы являются крайней и, что наиболее важно самой агрессивной формой вмешательства во внутренние дела любого государства.

Принцип неприкосновенности, а также нерушимости государственных границ

Важный и вполне очевидный факт, что каждое государство имеет свою собственную территорию, которая в свое время ограничена сухопутными, водными и, конечно, воздушными границами.

Определение 2

Иными словами, граница – это определенный пространственный предел деяния суверенитета государства над его сухопутной, водной, воздушной территорией и недрами.

Государственной границей является конкретная линия и проходящая по этой линии поверхность вертикального характера, устанавливающая специальные пределы территории государства (то есть пределы его суши, вод, недр и воздушного пространства).

Режим границы государственного порядка определяется международными договорами сопредельных государств и законодательством каждого из них.

Границы в свою очередь, устанавливаются на основе международного договора между путями государственного характера делимитации и демаркации границ.

Определение 3

Делимитация – это конкретное определение в том или ином договоре общего направления и положения границы. Государства, которые между собой о чем-то договариваются составляют краткое описание прохождения линии границы и наносят данную линию на карту.

Определение 4

Что касается демаркации – то можно сказать, что это определенный процесс по проведению линии границы на местности.

Для демаркации обычно сооружаются специальные знаки пограничного характера, а также составляются определенные протоколы о демаркации, в которых в свою очередь отмечаются места установки пограничных знаков и, конечно, описывается линия границы в протоколах о демаркации.

Определение 5

Неприкосновенность границ – это специальная функция осуществляющая предохранение границ от любого посягательства извне.

Тут стоит отметить, что никто не должен покушаться на границу с какой-либо целью ее изменения; все граждане обязаны соблюдать конкретный порядок, который был установлен по пересечению границы; никто не может пересекать границу без соответствующего разрешения или правил; каждое государство в свою очередь имеет определенное право осуществлять контроль по пересечению его границы людьми, животными, а также различными транспортными средствами.

Определение 6

Нерушимость границ – это специальное состояние, которое является признанным, а также юридически закрепленным в стабильности существующих границ государств, выражающееся в признании границ, которые существуют в качестве юридически установленных в соответствии с правом международной направленности; отказе от каких-либо притязаний территориального порядка на данный момент и в будущем; отказе от абсолютно любых других посягательств на границы, включая угрозу силой или ее использование.

Принцип сотрудничества международного характера

В соответствии с конкретным Уставом ООН (пунктом 3 статьей 1) государства в свое время обязаны «осуществлять международное сотрудничество в разрешении определенных международных проблем экономического, а также социального, культурного и, конечно, гуманитарного характера».

Декларация специальных принципов права международного характера 1970 года конкретизировала содержание принципа сотрудничества, которое по большей части заключается в следующем.

Сотрудничество международного порядка направлено на поддержание мира, а также безопасности; всеобщее уважение человеческих прав; осуществление международных отношений в экономической, социальной, культурной, технической и торговой областях; содействие экономическому росту во всем мире, особенно в тех странах, которые достаточно активно развиваются.

Замечание 5

Что касается принципа сотрудничества, то он означает не только само право, но также и обязанность государств осуществлять необходимые действия по сотрудничеству.

Это в свою очередь достаточно тесно связано, прежде всего, с тем, что реализация всех остальных принципов международного права возможна только путем сотрудничества, помимо того, сегодня резко увеличилось число проблем глобального характера, с которыми государства не справляются в одиночку.

К данным проблемам вполне можно отнести терроризм международной направленности, глобальные экологические проблемы и ряд иных.

Принцип в процессе которого осуществляется разрешение споров международной направленности мирным путем

В соответствии с Уставом ООН (пунктом 3 статьей 2) государства «осуществляют необходимые действия по решению своих проблем, а именно международных споров мирными средствами для того чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность, а также справедливость». В качестве возможных средств урегулирования спора Устав ООН (статья 33) указывает такие средства: переговоры, посредничество, примирение, арбитраж, процесс разбирательства в судебном органе, какие-либо другие мирные средства по своему выбору.

Принцип защиты, а также уважения прав гражданина

В соответствии с Уставом ООН (статья 1) одной из самых главных целей ООН является «поощрение и, что наиболее важно развитие уважения к правам человека, и, конечно, основным свободам для всех, без различия пола, расы, языка и соответственно религии».

В роли самостоятельного принципа уважения человеческих прав был сформулирован в специальном Заключительном документе СБСЕ 1975 года этого принципа кроется в следующем.

Субъекты права международной направленности взяли на себя определенные обязательства:

  • осуществлять необходимые действия чтобы содействовать всеобщему уважению конкретных прав человека, а также его основных свобод;
  • уважать, и при этом обеспечивать всем гражданам, которые находятся в пределах их юрисдикции, права и, конечно, свободы без какого-либо различия по четко обозначенному признаку;
  • принять определенные законодательные, а также другие меры, которые потребуются для того чтобы обеспечить международно-признанные права гражданина;
  • обеспечить человеку определенное право, чтобы он узнал свои права и поступал в соответствии с ними;
  • гарантировать какому-либо гражданину, чьи права были нарушены, специальные эффективные средства защиты правового порядка, включая обращение в судебные и, конечно международные политические органы.

Пример 2

В качестве примера по нарушению принципа уважения, а также защиты прав человека может выступать специальный процесс размещения военнопленных из Афганистана на военной базе США – Гуантанамо (Куба), где они в свое время находились без органа судебной власти и следствия, подвергались пыткам, в том числе по национальному и, конечно, религиозному признаку.

Принцип, который основывается на добросовестном исполнении определенных обязательств международного характера

В соответствии с пунктом 2 статьей 2 Устава ООН все члены ООН «добросовестно занимаются исполнением принятых на себя по настоящему Уставу обязательств». В соответствии с 26 статьей Венской конвенции свидетельствующей о праве договоров международного характера 1969 года «каждый договор, который действует обязателен для его участников и при этом обязан ими добросовестно выполняться».

Также стоит отметить, что можно определить содержание какого-либо конкретного принципа основанного на добросовестном выполнении обязательств где:

  • государства вовсе не обязаны принимать на себя определенные обязательства, которые в свою очередь тем или иным образом противоречат обязательствам, которые уже действуют перед странами третьего мира;
  • право государства имеющее внутренний характер необходимо согласовывать с обязательствами по международному праву;
  • государства не имеют права ссылаться на свое законодательство, для того чтобы оправдать невыполнение каких-либо международных обязательств;
  • недопустим односторонний отказ от обязательств, которые были приняты.

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/pravo/pravovedenie/obschepriznannye-printsipy-mezhdunarodnogo-prava/

Общепризнанные нормы и принципы международного права

§ 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и нормы

Источники (формы выражения права).

В литературе нередко отстаивается тезис о том, что единственным источником уголовно-процессуального права является процессуальный закон.

Авторы, отстаивающие эту позицию, как правило, аргументируют свое мнение ссылкой на ст.

1 УПК РФ, где закреплено правило о том, что порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается УПК РФ, основанным на Конституции РФ, и является единым (обязательным) для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства.

В пользу данного вывода могли бы свидетельствовать и положения ст. 71 п. «о» Конституции РФ, согласно которым правовое регулирование в области уголовного судопроизводства отнесено к исключительному ведению РФ и, по идее, должно осуществляться только федеральными законами.

Однако из анализа, как юридической литературы, так и нормативных актов, регулирующих уголовное судопроизводство, следует вывод о том, что отдельные уголовно-процессуальные нормы содержатся и в ряде других нормативных актов, которые законами не являются, но, тем не менее, регламентируют те или иные направления процессуальной деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры, суда и иных участников уголовного судопроизводства.

Поэтому, анализируя действующие источники уголовно-процессуального права, реально можно выделить их три основные (относительно самостоятельные) группы:

1) общепризнанные принципы и нормы международного права;

2) законы Российской Федерации;

3) подзаконные нормативные акты органов государственной власти и управления России.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные нормы и принципы международного права являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство, и непосредственно порождают права и обязанности тех или иных участников уголовно-процессуальной деятельности.

Формулировка ч. 4 ст. 15 Конституции РФ не содержит упоминания о приоритете общепризнанных международных норм перед нормами национального законодательства. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции – они являются лишь неотъемлемой частью правовой системы России. Системы, где высшее место в иерархии нормативных актов, как и ранее, занимает Конституция Российской Федерации.

Принятие данной конституционной нормы породило некоторую неопределенность в практике органов предварительного расследования, прокуратуры и судов, в части, касающейся вопроса о том, какие именно нормы и какого именно международного договора являются неотъемлемой частью ее правовой системы и непосредственно порождают процессуальные права и обязанности.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 8 от 31 октября 1995 г.

«О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»[3], внес определенную ясность в этот вопрос, указывая, что судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах) являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью ее правовой системы и подлежат непосредственному применению в уголовном судопроизводстве[4].

Пленум внес определенную ясность и в вопросе о том, какими же именно международно-правовыми актами следует руководствоваться при применении тех или иных норм международного права в практической деятельности по расследованию и раскрытию преступлений и судебному разрешению дел. Так, учитывая специфику уголовного судопроизводства, из всей совокупности международно-правовых актов о правах человека, в качестве источников уголовно-процессуального права, следует, прежде всего, выделять:

– Всеобщую декларацию прав человека (Принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года);

– Международный пакт о гражданских и политических правах (Принят и открыт для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 года);

– Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов // Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 13.12.1985 г.;

– Минимальные стандартные правила обращения с заключенными;

– Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме и другие

Непосредственное действие норм международно-правового характера не исключает и прямого изменения отраслевого национального законодательства в связи с ратификацией того или иного международно-правового акта о правах человека законодательным органом РФ, как это, например, имело место Федеральным законом № 26–ФЗ от 21 февраля (20 марта) 2001 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод»[5], кардинально изменившем содержание целого ряда норм УПК РСФСР (1960 г.).

Именно этот путь является наиболее продуктивным, позволяя осуществлять как эффективное правовое регулирование, изменившихся общественных отношений, так и избежать возможных коллизий, связанных с непосредственным применением общепризнанных норм и принципов международно-правового характера.

Далее развивая судебную практику по вопросам применения общепризнанных принципов и норм международного права Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»[6] также разъяснил, что под общепризнанными принципами и нормами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо, а общепризнанная норма международного права – это правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государства в целом в качестве юридически обязательного (п. 1).

Пленум Верховного Суда РФ также обратил внимание судов на то, что правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеет приоритет в отношении законов Российской Федерации.

Правила же международного договора России, согласие на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативно-правовых актов, изданных органом государственной власти, заключившим данный договор (п.8)

2.2. Законы Российской Федерации

Конституция РФ.Конституция РФ не только занимает высшую ступень в иерархии действующих нормативных актов (ч. 1 ст. 15), но и традиционно служит основополагающей юридической базой для любой отрасли права и законодательства.

Имея высшую юридическую силу, Конституция РФ имеет прямое действие и применяется на всей территории РФ непосредственно (ч. 1 ст. 15 Конституции), не нуждаясь в том, чтобы те или иные ее положения были воспроизведены в, специально принимаемых законах, подзаконных нормативных актах, ведомственных инструкциях и т. п.

В соответствии с этими конституционными положениями, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, судам при рассмотрении уголовных дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующие рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия. Суд, решая дело, применяет непосредственно Конституцию РФ, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории РФ до вступления в силу Конституции РФ, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом РФ по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ, противоречит Конституции РФ, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

В случаях, когда норма Конституции РФ является отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регулирующий возникшие правоотношения[7].

При разрешении вопросов, связанных с регулятивной функцией конституционных норм, следует учитывать, что эти нормы по своему положению находятся на более высоком иерархическом уровне, чем отраслевые нормы. Поэтому законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ не должны (и не могут) противоречить Конституции РФ.

Нормы нового УПК РФ (текстуально и содержательно) восприняли целый ряд конституционных норм, устранив двусмысленность в правовом регулировании ряда уголовно-процессуальных институтов, имевшую место в УПК РСФСР (1960 г.).

Так, нормы ч. 1 ст. 10 и ч. 2 ст. 94 УПК РФ восприняли конституционное положение о том, что, согласно ст. 22 Конституции, задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, без судебного решения, может иметь место на срок не более 48 часов.

Положение ст. 23 Конституции о том, что применение меры пресечения «заключение под стражу» и продление сроков содержания под стражей может осуществляться только по решению суда нашло, что нашло свое отражение, соответственно, в нормах ст. 108 и 109 УПК РФ.

В силу ст. 23 Конституции РФ, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, ее осмотр и выемка в учреждениях связи могут осуществляться лишь на основе судебного решения. Этот процессуальный порядок нашел свое отражение в нормах ч. 1 ст. 13, ч. 2 ст.

29 и ст. 185 УПК РФ. Подобный же процессуальный порядок (судебное решение) предусмотрен нормами Конституции (ст. 25) и для контроля телефонных, телеграфных и иных переговоров граждан, что также нашло свое отражение в нормах ч. 1 ст. 13, ч. 2 ст. 29, ст. 186 УПК РФ.

В силу ст. 25 Конституции РФ: «Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения». Названное конституционное положение непосредственно нашло свое отражение и в нормах нового УПК РФ (ст. 12, ч. 2 ст. 29 ч. 5 ст. 177).

Непосредственно в нормах УПК РФ закреплен и конституционный принцип презумпции невиновности (ст. 49), а также следствия, из него вытекающие (ст. 14 УПК РФ).

Тем самым, законодатель точно расставил акценты в продолжающемся долгие годы научном споре о действительном правовом положении обвиняемого в уголовном процессе.

К числу процессуальных следует отнести и положения норм ч. 1 ст. 47, ст. 50 и 51, ст.

123 Конституции РФ, которые также нашли свое отражение в нормах УПК РФ, создавая комплекс дополнительных процессуальных гарантий прав личности в уголовном процессе.

Несмотря на то, что новый УПК РФ непосредственно воспринял целый ряд конституционных норм, В.П. Божьев правильно обращает внимание на то, что, что Конституция РФ остается действующим источником уголовно-процессуального права России, поскольку:

во-первых, при рассмотрении конкретных уголовных дел надобность в прямом применении названных норм все еще сохраняется.

во-вторых, конституционные нормы определяют пределы деятельности законодательной власти при разработке и принятии новых федеральных законов о суде и уголовном судопроизводстве.

в-третьих, они позволяют разрешить на практике коллизии между законами, действовавшими до вступления в силу Конституции и принятыми после ее опубликования.

в-четвертых, они дают возможность Конституционному Суду РФ в предусмотренных законом случаях проверить соответствие тех или иных норм УПК Конституции РФ.

в-пятых, конституционные нормы способствуют деятельности Пленума Верховного Суда РФ по разъяснению уголовно-процессуального законодательства[8].

Федеральные конституционные законы РФ. Как источники права федеральные конституционные законы (ФКЗ) впервые названы в Конституции РФ 1993 г. Ранее действующее законодательство РФ подобной формы выражения права не предусматривало.

Называя ФКЗ РФ в качестве источников права, Конституция РФ прямо указывает на то, что они принимаются по вопросам, строго перечисленным в Основном законе страны, как-то: закон о чрезвычайном положении (ст. 56), закон о статусе субъекта РФ (ст. 66), закон о судебной системе РФ (ст.

118), закон о полномочиях, порядке образования и деятельности Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и иных федеральных судов (ст. 128).

В настоящее время принят ряд ФКЗ, отдельные нормы, которых имеют непосредственное отношение к правовому регулированию уголовно-процессуальной деятельности.

Источник: https://studopedia.su/4_10523_obshchepriznannie-normi-i-printsipi-mezhdunarodnogo-prava.html

Нормы и принципы современного международного права

§ 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и нормы

Международное право, являясь одним из компонентов межгосударственной системы, представляет собой целостную самостоятельную систему.

Система современного международного права, которая базируется на комплексе юридических норм, как и всякая целостная система, характеризуется принципиальным единством входящих в нее компонентов и одновременно упорядоченным подразделением на относительно самостоятельные части.

Компонентами системы международного права являются: цели международного права; международно-правовые нормы; принципы международного права; источники международного права; отрасли международного права; институты международного права.

Международно-правовая цель ― это модель желаемого состояния той или иной сферы мирового сообщества в будущем, которую субъекты согласились реализовать совместными усилиями.

Основные цели международного права определены в Уставе ООН.

Это: поддержание мира; и безопасности, развитие дружественных отношений; между государствами сотрудничества в разрешении международных проблем; защита прав человека и др.

Норма международного права является первичным элементом системы международного права. Она является согласованным субъектами и юридически закрепленным правилом поведения в определенных международных отношениях.

Под нормой международного права следует понимать правило поведения, которое создается государствами и другими субъектами международного права и признается ими в качестве юридически обязательного.

Нормы международного права следует отличать от норм международной вежливости (морали), к которым, например, относится большинство правил дипломатического протокола.

Эти нормы также соблюдаются субъектами международного права, однако, если нарушение норм международного права дает основание для международно-правовой ответственности, то нарушение моральной нормы такой ответственности не предполагает.

Международно-правовая норма, выполняя регулятивную функцию, упорядочивает поведение участников международных отношений.

В отличие от норм внутригосударственного права, которые создаются органами государства, нормы международного права создаются самими субъектами международного права, поскольку в межгосударственной системе нет надгосударственного законодательного органа.

Создание норм международного права достигается путем соглашения между государствами или другими субъектами международного права (например, международными организациями).

Во многом на них влияют юридические нормы, действующие в отдельных странах, а также обычаи, что доказывает процесс взаимозависимости международного и внутригосударственного права. С другой стороны, нормы, международного права могут воздействовать на национальное право. Они могут быть использованы для регулирования отношений внутри государства. Однако происходит это исключительно по воле самих государств.

Формы согласования норм международного и внутригосударственного права, как и механизм реализации норм международного права отдельными государствами, могут быть разными. Наибольшее распространение получила форма национально-правовой имплементации. Как форма осуществления взаимосвязи не менее эффективно применяется форма инкорпорации.

Несмотря на различие направлений, наука международного права признавала юридическую обязательность норм международного права. Исключением являлась немецкая доктрина конца XIX ― начала XX в.

, отстаивающая точку зрения, согласно которой отсутствие в международных отношениях власти, стоящей над государствами, означает, что международное право не имеет юридической силы как обычное право, а его нормы являются лишь моральными предписаниями, «правилами мудрости, а не нормами права». Современной концепцией.

по существу отрицающей обязательную юридическую силу норм международного права, является концепция американского юриста М. Макдугала.

Санкции за невыполнение международно-правовой нормы. В общей теории права применительно к внутригосударственному праву под санкцией обычно понимается указание на те меры государственного принуждения, которые применяются к нарушившему запрет или не выполнившему веление нормы права.

Санкции в международном праве предполагают ответственность субъекта международного права за нарушение норм международного права. Санкции, как правило, применяются международными организациями, главным образом Организацией Объединенных Наций.

Все большее значение приобретает международный контроль и инспектирование (инспекции международных организаций, инспекции государств — участников договора, взаимные инспекции). Способы классификации международных норм могут быть различными в зависимости от положенных в их основу признаков.

Если в качестве базового критерия выбрать происхождение нормы, то можно говорить о нормах договорных и нормах обычных.

Договорные нормы — это нормы, согласованные, признанные и закрепленные международным соглашением.

Обычные нормы возникают и признаются в качестве юридически обязательных правил поведения в результате повторяющихся действий субъектов международных отношений.

Это сложившиеся в практике неписаные правила, за которыми субъекты международного права признают юридическую силу. Статут Международного суда (ст.

38) определяет международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы.

Так, в течение длительного времени только международным обычаем регулировались процедура и порядок подготовки и заключения международных договоров.

Точно так же на протяжении многих веков существовал в виде международного обычая принцип добровольного исполнения международных обязательств («pacta sunt servanda»), ныне закрепленный в Уставе ООН и Венской конвенции о праве международных договоров.

Квалификация обычая как нормы международного права является сложным вопросом. В отличие от договорных норм, обычай не оформляется каким-либо единым актом в письменном виде.

Поэтому для установления существования обычая используются вспомогательные средства: судебные решения и доктрины, решения международных организаций, односторонние акты и действия государств.

Вместе с тем обычные нормы имеют такую же юридическую силу, как и договорные.

Круг субъектов международного права, на которых распространяется действие тех или иных норм, обуславливает их разделение на универсальные и партикулярные.

Универсальные международно-правовые нормы регулируют отношения всех субъектов международного права и составляют общее международное право.

Партикулярные международно-правовые нормы регулируют отношения между субъектами, составляющими ограниченный, строго определенный круг участников международных отношений.

Таковы, например, нормы международного права, установленные Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, другими соглашениями, принятыми в рамках Совета Европы. Это также нормы, принятые в рамках Европейского союза, Организации американских государств.

Это нормы, заключенные в двусторонних соглашениях, специальных международных договорах. Такие нормы имеют обязательную юридическую силу лишь для субъектов международного права, являющимися сторонами договора.

По способу правового регулирования международные нормы подразделяются на диспозитивные и императивные.

Диспозитивная норма международного права позволяет субъектам в ее рамках избирать параметры своего поведения, определяя в зависимости от обстоятельств объем и содержание взаимных прав и обязанностей в конкретных правоотношениях.

Так, согласно общему международному праву, территориальные воды являются частью территории государства и иностранное рыболовство в них запрещается.

Конвенция ООН по морскому праву определяет также правовой статус континентального шельфа прибрежного государства (морское дно и недра подводных районов, простирающиеся за пределы его территориального моря на всем протяжении естественного положения его сухопутной территории на расстояние 200 морских миль), закрепляет суверенные права прибрежного государства над континентальным шельфом (разведку и разработку природных ресурсов). Никто не может делать этого без разрешения прибрежного государства. Однако это не исключает право двух государств договориться (заключить соглашение) по поводу совместного ведения дел в этих районах.

Диспозитивной является норма, которая содержится в п. 2 ст. 9 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

Она гласит, что текст договора принимается на международной конференции путем ания за него двух третей государств, присутствующих и участвующих в ании.

Однако государства тем же большинством вправе решить вопрос о применении другого правила: принимать текст договора простым большинством, квалифицированным или единогласно.

Императивная норма международного права (jus cogens) устанавливает конкретные формы и пределы действий субъектов, которые не могут по своему усмотрению изменить установленные объем и содержание прав и обязанностей. К таким нормам относятся прежде всего нормы договоров, учреждающих международные организации, договоры о границах и т. д.

Наиболее точное определение норм jus cogens — императивных норм общего международного права, имеющих высшую юридическую силу, — дано в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

, в соответствии с которой императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер.

Особенность императивных норм заключается в том, что любое отклонение от них делает действия государств ничтожными. На основании ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме международного права.

Выделение норм jus cogens было вызвано признанием государствами ряда международно-правовых норм, которые составляют основу мирового правопорядка. Отклонение от таких норм рассматривается как посягательство на общее международное право.

К категории jus cogens относятся принципы международного права, которые являют собой наиболее общее выражение установившейся практики международных отношений, юридически закрепленные начала современного международного права, его фундамент.

Принципы международного права способствуют стабилизации международных отношений, ограничивая их определенными нормативными рамками, и закрепляют все новое, что появляется в практике международных отношений, и таким образом способствуют их развитию.

Основные принципы современного международного права не могут быть отменены государствами ни индивидуально, ни коллективно. Соблюдение принципов международного права является строго обязательным для всех участников международных отношений.

Их действие распространяется даже на те области отношений субъектов, которые по каким-либо причинам не урегулированы конкретными нормами.

Следовательно, любые попытки не соблюдать принципы международного права недопустимы, так как наносят урон сохранению и поддержанию цивилизованных отношений между государствами.

Единого документа, который исчерпывающим образом перечислял бы принципы международного права, нет. Основные принципы международного права отражены в Уставе ООН, другие — в резолюциях Генеральной Ассамблеи, третьи — в документах регионального характера.

Наиболее полно содержание принципов международного права раскрыто в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, в соответствии с Уставом ООН, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г.

, и Декларации принципов, которыми государства — участники будут руководствоваться во взаимных отношениях содержащейся в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г.

Все принципы международного права взаимно связаны, и каждый из них должен рассматриваться в контексте всех других принципов.

Согласно ст. 38 Статута Международного суда, «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями», наряду с договорными нормами и обычаем, являются основным источником международного права. Суд применяет их, решая переданные ему на основании международного права споры.

Основу современных международных отношений составляет принцип суверенного равенства государств.Он нацелен на обеспечение уважения юридического равенства государств (независимо от различий экономического, социального, политического характера). Этот важнейший принцип международного права отражен в п. 1. ст.

2 Устава ООН, который гласит: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее членов». Данный принцип закреплен в уставах международных организаций системы ООН, в уставах региональных международных организаций, в многосторонних и двусторонних соглашениях государств и международных организаций.

Принцип суверенного равенства государств означает, что каждое государство обязано уважать суверенитет других государств, т. е.

их право в пределах своей территории осуществлять законодательную, исполнительную, административную и судебную власть без какого-либо вмешательства со стороны других государств.

Понятие суверенного равенства включает следующие элементы: обеспечение юридически равного участия государств в международных отношениях; обладание государствами принципиально равных прав и обязанностей; обладание каждым государством права на полный суверенитет; обязанность государств во взаимных отношениях уважать различия в историческом и социально-политическом развитии, разнообразие позиций и взглядов, внутренние законы и обычаи; право государств определять и осуществлять по своему усмотрению и международному праву отношения с другими государствами.

Принцип неприменения силы и угрозы силой. Согласно п. 4 ст. 2 Устава ООН, все члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций.

Следует подчеркнуть, что этот принцип распространяется не только на государства-члены ООН, но и на все государства мира. Вместе с тем Устав ООН (ст. 42—47, 41 и 50) допускает применение как вооруженной, так и невооруженной силы (полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых).

Однако применение такой силы носит коллективный характер и требует одобрения Совета Безопасности. Вопросы применения принудительных мер регулируются на основании гл. VII Устава ООН.

Если Совет Безопасности констатирует, что события, происходящие на территории какого-либо государства, угрожают международному миру и безопасности, такие события перестают быть внутренним делом данного государства и действия ООН в отношении этих событий не будут вмешательством во внутренние дела.

Впоследствии формула Устава ООН была конкретизирована в документах, в целом ряде деклараций, принятых в форме резолюций ООН: Декларации о принципах международного права 1970 г., Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или от ее применения в международных отношениях 1987 г. и др. международных актах.

Принцип территориальной целостности государств. Этот принцип общего международного права, который утвердился с принятием Устава ООН, действует на всех континентах, независимо от того, существуют или нет специальные соглашения по этому вопросу.

Его назначение — защита территории государства от посягательств извне. Речь идет о любых действиях против территориальной целостности и неприкосновенности.

Например, транзит любых транспортных средств через иностранную территорию без разрешения территориального суверена является нарушением не только неприкосновенности границ, но и неприкосновенности государственной территории в целом, поскольку именно она используется для транзита.

Все природные ресурсы являются составными компонентами территории государства и также неприкосновенны. Поэтому их разработка иностранными лицами или государствами без разрешения территориального суверена также является нарушением территориальной неприкосновенности.

Принцип нерушимости государственных границ непосредственно связан с принципом территориальной целостности государств. Этот принцип составляет одну из важнейших основ безопасности европейских государств. Принцип нерушимости границ, согласно Заключительному акту 1975 г., действует только в отношении европейских государств — участников этого пакта, а также США и Канады.

Принцип мирного разрешения международных споров закрепляет юридическую обязанность государств использовать мирные средства разрешения международных споров. Этот принцип заключен в п. 3 ст.

2 Устава ООН, в которой указано, что все члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость.

К системе мирных средств разрешения международных споров относятся: дипломатические переговоры; обращение к третьим сторонам или международным органам; обращение в Международный суд ООН. Согласно ст. 36 Статута Международного суда, юрисдикция суда факультативна: государства могут (но не обязаны) сделать заявление об обязательности юрисдикции Международного суда.

Принцип всеобщего уважения прав человека. Становление принципа всеобщего уважения прав человека и основных свобод для всех в качестве одного из основных международно-правовых принципов непосредственно связано с принятием Устава ООН.

В Уставе ООН впервые была закреплена универсальная норма, в соответствии с которой государства обязаны уважать права и свободы человека и основные свободы. Согласно ст.

55 Устава ООН, государства берут на себя обязательство содействовать «всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии». В ст. 56 Устава ООН подчеркнуто, что все члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для этой цели.

Этот принцип в дальнейшем был конкретизирован во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., в принятых в 1966 г. Международном пакте о гражданских и политических правах, а также Международном пакте о социальных, экономических и культурных правах и десятках других международно-правовых актах.

Принцип самоопределения народов и наций. Самоопределение означает право народов выбирать такой путь развития, который в наибольшей степени соответствует их историческим, географическим, культурным, религиозным традициям.

Принцип уважения права каждого народа свободно выбирать пути и формы своего развития в качестве императивной нормы современного международного права получил отражение в Уставе ООН. Одна из важнейших целей ООН, закрепленная в п. 2. ст.

1 Устава состоит в развитии дружественных отношений между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов. Указанная цель конкретизируется во многих других положениях Устава.

Этот принцип получил свое подтверждение в других международно-правовых актах, в частности в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г.. Пактах о правах человека 1966 г., в Заключительном акте СБСЕ и др.

Принцип сотрудничества.

Идея международного сотрудничества государств независимо от различий в политическом, экономическом и социальном строе в различных сферах международных отношений является основным положением в системе норм, содержащихся в Уставе ООН. Этот принцип зафиксирован также в уставах многих международных организаций, в международных договорах, многочисленных резолюциях и декларациях.

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств возник в форме международно-правового обычая pacta sunt servanda, который означает, что договоры следует выполнять. В современном международном праве этот принцип является основополагающим и закреплен в Уставе ООН.

Согласно Декларации о принципах международного права 1970 г., каждое государство обязано добросовестно выполнять обязательства, принятые им в соответствии с Уставом ООН, а также общепризнанными принципами международного права.

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств закреплен в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_58754_normi-i-printsipi-sovremennogo-mezhdunarodnogo-prava.html

Общепризнанные принципы и нормы международного права Передача «Обретение смыслов»

§ 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и нормы

Цикл передач «Обретение смыслов». Выпуск №111.  

Степан Сулакшин: Добрый день, друзья. Сегодня мы рассматриваем запланированную в прошлый раз с вашим участием не термин и даже не словосочетание, а некую очень важную формулу – «Общепризнанные принципы и нормы международного права».

Почему, наряду с односложными терминами и категориями, которые в основном заполняют наш с вами словарь, на сей раз выбрана такая сложная словесная формула? Потому, что она взята из российской Конституции.

Может быть, опережая разговор, я сделаю намек на то, что это, что называется, эксклюзив в правовом политическом пространстве и практиках всего мира, и очень важно понять, найти смысл подобного эксклюзива.

Начинает Вардан Эрнестович Багдасарян.

Вардан Багдасарян: Положение об общепризнанных принципах и нормах, вопреки распространенному в России и поддерживаемому и популяризируемому юристами мнению, отнюдь не является универсальным. Анализ Конституций всех стран мира привел к констатации того факта, что в подавляющем большинстве Конституций положения об общепризнанных принципах и нормах международного права нет.

Такое положение есть лишь в 25 Конституциях разных стран мира, причем подавляющее большинство этих стран – это постсоветские, посткоммунистические страны.

В российской же Конституции чаще всего, целых 6 раз, происходит апелляция к общепризнанным принципам и нормам международного права, начиная с ее преамбулы.

Но, даже если мы обнаруживаем положение «общепризнанные принципы и нормы» в других Конституциях, там оно используется в совершено другом контексте, не в таком, как в российской Конституции. Там речь идет о нерушимости территорий, об отказе от претензий на внешние территории, и только в этом контексте.

Можно процитировать, к примеру, Конституцию Монголии.

Это не самое суверенное государство, тем не менее, там эта формула принципиально иная, чем в российской Конституции: «Исходя из общепризнанных норм и принципов международного права, Монголия будет вести миролюбивую внешнеполитическую деятельность». И все. Речь не идет, как в российской Конституции, о полном принятии неких принципов и норм международного права, которые включены в российское законодательство.

В Конституции Вьетнама говорится о действующих принципах и нормах международного права в части регулирования иностранного капитала, находящегося на территории Вьетнама.

В Конституции Хорватии, наоборот, исходя из принципов международного права, апелляции к ним, утверждается право хорватской нации на суверенное государство.

Примерно в таком же ракурсе, может быть, даже более усиленно, с апелляцией к общепризнанным принципам и нормам международного права в Конституции Грузии запрещается сепаратизм, отделение от Грузии каких-то территорий.

И совершенно иначе трактуется все это в Конституции России. Если посмотреть генезис, откуда все это взялось, обнаруживаются достаточно интересные прецеденты. Возникает вопрос: что есть общее между Конституцией Российской Федерации 1993 года и Основным законом Германии 1949 года, и что есть общее между этими странами?

Германия потерпела поражение во Второй Мировой войне. Одним из результатов этого поражения явилось закрепление и принятие Основного закона Германии, который предполагался как временный, переходный на оккупационный период. И не то же ли самое – через 2 года после распада СССР принимается Конституция 1993 года.

Прослеживается следующий генезис. После поражение Германии в Первой Мировой войне в статье 4-й Конституции Веймарской республики сказано: «Общепризнанные положения международного права имеют значение обязательных составных частей имперского германского права».

Далее, в Основном законе Германии после поражения ее во Второй Мировой войне записано: «Общепризнанные нормы международного права являются составной частью права Федерации.

Они имеют преимущества перед законами и непосредственно поражают права и обязанности для жителей федеральной территории».

Но вот принимается Конституция Российской Федерации, и формула на удивление та же, что и оккупационная формула, примененная к правовому полю Германии.

Статья 15-я: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Если международным договором Российской Федерации устанавливаются иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Конечно, есть апелляции к заключаемым международным договорам и в Конституциях других стран. И в Конституциях других стран говорится о том, что международным договорам отдается приоритетность – Конституции Нидерландов, Польши, Франции.

Но чтобы некие принципы, незаключенные, неподписанные, нератифицированные, принципы и нормы сами по себе, установленные без соответствующего подписания и ревизии со стороны Российского государства, принимались как часть российского законодательства, это исключительные проявления.

Эти проявления аналогичны тем, что имели место в Германии после поражения в двух войнах.

К чему восходит сама идея общепризнанных принципов и норм международного права? Можно предположить, что есть некий актор, который имеет право на принятие и установление этих общепризнанных принципов и норм, и это один подход. Но возникает вопрос, что это за актор.

Второй подход – может быть, эти общепризнанные принципы и нормы устанавливаются большинством государств мира, когда каждое государство мира – это один голос. Но в таком случае можно вспомнить ситуацию, когда Советский Союз был в международной изоляции, и отношение к нему подавляющего большинства стран было специфическим.

Так что же, Советскому Союзу нужно было отказаться от своей суверенности ввиду того, что большинство государств мира мыслило иначе? Возьмем предвоенную ситуацию 30-х годов в Европе. Подавляющее большинство государств было фашистским.

Что же, исходя из принципов международного права, всем государствам нужно было принять фашистскую парадигму?

В действительности общепризнанных принципов и норм международного права не существует.

Даже позиционируемая как общепризнанная Всеобщая декларация прав человека, когда она принималась в 1948 году, вызвала существенное оппонирование.

Советский Союз первоначально воздержался от ания, потому что тезис Советского Союза и сторонников советской модели заключался в том, что это очень формальные принципы.

Во Всеобщую декларацию прав человека закладываются либеральные принципы, и нет никаких социальных гарантий.

Тогда воздержалась и Саудовская Аравия, потому что она предлагала совершенно другую антропологическую и религиозную модель человека. В нашем государстве есть законодательное определение, что такое «общепризнанные принципы и нормы международного права».

Оно было принято в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации 10 октября 2003 года.

В нем говорится о том, что содержание принципов и норм международного права раскрывается, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений.

Очень информативное содержание. Во-первых, обращает на себя внимание появление в правовом документе слова «в частности». Значит, речь идет не только об Организации Объединенных Наций, а о ком-то еще, но о ком конкретно – не оговаривается. Говорится – документы Организации Объединенных Наций и плюс ее специализированных учреждений.

Оказывается, если исходить из Конституции Российской Федерации, все, что принято ООН и ее специализированными учреждениями, должно автоматически приниматься в Российской Федерации. Но многое, принимаемое в ООН, может прямо подрывать суверенитет России и идти в полный разрез с теми суверенными трактовками, которые выдвигает Россия.

С 2000 года под эгидой ООН учреждается международная комиссия по вопросам вмешательства и государственного суверенитета. Эта комиссия через год своей работы представила доклад под названием «Обязанность защищать».

В нем говорилось, что если в том или ином государстве нарушаются права человека, и государство идет на злодеяния, то международное сообщество имеет полное право вмешиваться в дела этого государства вплоть до военного вмешательства.

В 2005 году на Всемирном саммите ООН эта концепция приобрела статус официального документа.

По сути дела, подписываясь под тем, что общепризнанные принципы и нормы международного права действенны и обязательны для нас, мы даем зеленый свет на внешнее вмешательство в дела России.

ООН же принимает концепт о том, что внешние силы должны вмешиваться, когда нарушаются права человека в России, и об этом идет широкий дискурс на Западе.

В 2011 году Совет по правам человека ООН, специализированная ее часть, принимает резолюцию, направленную на защиту прав секс-меньшинств. Россия тогда ала против, но она оказалась в меньшинстве, и соответствующая резолюция была принята.

Значит, исходя из того, что эта резолюция имеет приоритетность и автоматически включается в нашу законодательную систему, она должна иметь прямое действие по отношению к России.

Таким образом, эта статья, присутствующая в Конституции России, явно диссонирует с концептом о суверенитете государства, она устанавливает паритетность внешнего актора, устанавливает режим внешнего управления по отношению к Российской Федерации.

Владимир Лексин: Что такое «общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договора», знает, наверное, большинство людей с высшим образованием, у которых был хотя бы небольшой курс права.

В нашем Центре, когда он еще размещался на другой территории, проходил по этому поводу очень интересный семинар. Это было совсем недавно.

Проводили его наш юрист Максим Вилисов и Юрий Александрович Тихомиров, очень известный юрист.

Тогда велось любопытнейшее обсуждение многих позиций, которые сейчас озвучил Вардан Эрнестович. Действительно, при распространенности этого словосочетания и входящих в него терминологических отдельных сюжетов принципы международного права именно в их реализации вызывают множество разного рода, мягко говоря, недоразумений.

Что вообще это такое? Кстати, в нашей Конституции в 45-й статье есть положение о том, что граждане Российской Федерации в случае, если они исчерпали все возможности для отстаивания своих прав и свобод в стране, могут обращаться в разного рода международные судебные органы, чем некоторые наши сограждане активно и пользуются.

Какова особенность того, что называется «международным правом»? Что это вообще такое? С моей точки зрения, это абсолютно необходимая составная часть всех правовых систем мира, поскольку все государства стали в той или иной степени быть взаимозависимыми и взаимосвязанными.

Все, кто каким-то образом касался юриспруденции, знают, что международное право – это совокупность юридических норм, признанных государствами, которые согласны с этими нормами в качестве руководящего принципа, регулирующего отношениями стран друг с другом.

Все, что связано с международными отношениями, с международным правом, это то, что должно определять только лишь формат отношений друг с другом, но не навязывать каждой стране ее политику, ее внутренние взгляды на внешние проявления других стран и так далее.

Это нормы регулирования отношений между отдельными странами.

Причем это все чисто добровольное. Ни один документ Организации Объединенных Наций не носит характера обязательного применения.

Кроме того, как уже было отмечено, не все страны участвуют в тех или иных международных акциях правового характера, поддерживают их или, наоборот, противятся им. В частности, Соединенные Штаты, грубо выражаясь, в гробу видели то, что называется морским правом.

До сих пор у них существуют по этому поводу весьма своеобразные законы, которые с международной практикой морского права связаны весьма и весьма относительно.

В то же время некоторые нормы международного права действуют достаточно четко до сих пор, и они мне представляются очень важными. Это касается, например, выдачи преступников, что иногда и делается. По крайней мере, есть возможность обратиться к другим странам по этому поводу.

Последние полвека обросли большим числом разного рода нормативных актов, что называется, общепризнанными принципами и нормами международного права. Прежде всего, это Декларация о принципах международного права ООН 1970 года. Это краеугольный камень всего того, что должно было бы быть. В ней есть 6 основных принципов.

Первый из них, и это очень важно: «Государства юридически равны». На этот принцип ссылаются юристы всего мира, но насколько он соответствует действительности? Второй принцип: «Каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету». Третий: «Каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств».

Далее: «Территориальная целостность и политическая независимость государства неприкосновенны со стороны других государств». Здесь речь идет об аннексиях, о захватах и так далее.

Далее: «Каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы».

И наконец: «Каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами».

В данном случае речь идет не о международном праве, а о международных обязательствах, то есть о том, что зафиксировано в конкретных международных договорах, договорной международной системе одной страны с другой.

В соответствии с нашим законодательством такого рода международные договоры должны проходить через 3 следующие стадии. Проекты этих договоров должны быть признаны соответствующими нашими инстанциями, которые этим занимаются, они должны быть ратифицированы со стороны государства, и они должны быть одобрены на самом высоком уровне.

Если эти договоры проходят такие процедуры, то тогда действительно появляется наше обязательство перед кем-то, и только в этом случае. Еще раз повторяю, речь идет только о том, что каждое государство обязано полностью и добросовестно выполнять свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.

Под каждым из этих пунктов я полностью подписываюсь. Я не думаю, что в мире есть хоть один человек, который не согласился бы с тем, что государства юридически равны, что каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету, и так далее. Золотые слова, и хорошо, что они хотя бы один раз прозвучали.

Есть ли в этом какой-то смысл или какие-то позиции, более-менее удовлетворяющие нашу страну? Да, несомненно, есть. В частности, то, что Организацией Объединенных Наций недавно были признаны границы по разделению морской акватории, и об этом много говорили.

Но есть, может быть, и более важные, но менее заметные для нас моменты. Один из них – это различные дела ООН, связанные с позициями мирового наследия. В частности, последние события, связанные с Байкалом, которые во многом удалось провести через наших разного рода странных природо-правозащитников, только благодаря тому, что Байкал был включен в список объектов мирового наследия.

Так вот, для того чтобы каждый раз определять, что такое «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры», нужно иметь в виду вот эти 6 принципов, которые были сформулированы еще в 1970 году, и каждый раз смотреть, насколько интересы нашей страны укладываются в те международные обстоятельства, которые нам предлагаются.

Особенно это относится ко 2-му пункту: «Каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету».

Я ни разу не слышал за последние лет 20, чтобы кто-нибудь в декларациях, в президентских посланиях, в публичных слушаниях апеллировал именно к этому основополагающему документу международного права.

Я думаю, что сейчас для России особенно важно вспоминать, что же записано в этих документах, и не упускать возможности использовать это в наших дипломатических и политических баталиях. Спасибо.

Степан Сулакшин: Спасибо, Владимир Николаевич. «Общепризнанные принципы и нормы международного права».

Почему мы взялись за эту тему? Еще раз подчеркну, мы ее сейчас обсуждаем в самом актуальном и значимом для нашей страны контексте.

Уже зачитывалось, что статья 15, пункт 4 Конституции России звучит так: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы».

Коллеги уже говорили, что это норма с двойным дном. Она имеет очень значимый политический заряд, и, мне кажется, самый актуальный анализ. В этом контексте он и является политологическим анализом, но он неразрывен с конституционным правовым анализом. Итак, первое замечание.

Начну с того, что в Конституции есть еще одна похожая форма словосочетания, а именно, «высшая ценность – это права и свободы человека». В чем их схожесть? Права и свободы – это одно и то же, потому что свобода – это одно из прав.

Но почему размножается терминологически, почему не сказано, что «высшей ценностью являются права человека»? Нет, свобода выделяется как некое особое право, и на этом делается акцент. Схожесть в том, что принципы и нормы международного права – это тоже одно и то же.

Принципы международного права – это, на самом деле, императивные, наиболее важные и значимые нормы международного права. Но их выделяют, опять-таки, для того чтобы подчеркнуть, что есть какие-то превосходные по значимости, по необходимости следования нормы международного права.

Значит, с принципами и нормами более-менее ясно, некий смысл тут есть.

Международное право – здесь дело уже обстоит хуже, потому что, с одной стороны, это совокупность норм, признанных государствами в двухсторонних либо многосторонних отношениях, либо в международных организациях, главенствующей из которых, конечно, является ООН. И именно принятый Устав ООН, Декларация о принципах международного права ООН 1970 года, Хельсинкский заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года дают набор этих самых принципов международного права.

Они, действительно, очень важные и очень значимые – и принцип неприменения силы и угрозы силой, и принцип разрешения международных споров мирными средствами, и так далее. Но никто не определил понятие «общепризнанности принципов и норм». Что такое «общепризнанность», неизвестно.

Причем «признанность» и «принятость», «общепризнанные» или «общепринятые» разные понятия. Вардан Эрнестович говорил, что кто-то может быть в меньшинстве в процедуре принятия этих самых норм международного права в международных организациях, и говорить об общепризнанности в правовом регламентном смысле неправильно. Неизвестно, что это такое.

Второй момент. В контексте российской конституционной нормы значится «правовая система страны». Этот термин тоже не определен. Существует дискуссия, научная, практическая, юридическая, существуют совершенно разные подходы, и под правовой системой понимают едва ли не все на свете.

А именно, это связь системы права, системы законодательства, правовой культуры с правовыми понятиями. То есть, получается, что правовая система страны – это ее бытие в пространстве правогенерации, правоприменения, правоэффективности, правореализации и тому подобное.

«Все на свете» – это, конечно, неопределенная позиция.

С другой стороны, под правовой системой в узком смысле понимают совсем утилитарную материальную вещь. Это упорядоченный массив, собрание статей, законов, других нормативно-правовых актов.

То есть это гораздо более узкая механистическая трактовка, но в эту трактовку, в набор актов вставить нормы не представляется возможным, потому что для этого норма должна иметь вид акта, а не принципа и нормы.

Принцип и норма – это всего лишь составная часть нормативно-правового акта. К чему я подвожу свою мысль? К тому, что формулу, десуверенизующую российскую правовую систему в обоих смыслах, в статью 15 записали неслучайно. Вардан Эрнестович рассказывал о тех политических обстоятельствах и целях, в которых такие нормы в конституции появляются.

На сегодняшний день вам должна быть известна, она широко освещена в медийном пространстве, активная позиция о том, что Россия несуверенна, что российский президент ничего не может делать, потому что статья 15-я запрещает ему, Государственной думе, Совету Федерации что-либо делать на неких собственных суверенных основаниях.

Я ничего не выдумываю, это принадлежность современного внутрироссийского политического дискурса, который касается форм деятельности, направленности приоритетов и будущего строительства российской государственности. Вот такое политическое последствие.

В связи с этим нет укорененного, естественного, конструктивного, порождающего смысловое развитие и пирамиду смыслового содержания у этого словосочетания, у этой формулы – «общепризнанные принципы и нормы международного права как составная часть правовой системы Российской Федерации». Его просто нет.

А что же есть? А есть скрытая политическая латентная нагрузка в целях снижения суверенитета нашей страны и в целях конституционно-правовой, политико-правовой, политической манипуляции.

Поэтому я призываю отказаться от поиска твердого, содержательного, конструктивного и по правилам смыслообразования построенного смысла этой формулы, но увидеть следующее ее содержание, которое я как всегда пытаюсь дать в виде дефиниции, а именно: общепризнанные принципы и нормы международного права как составная часть правовой системы, в частности Российской Федерации, это образец конституционно-правовой и политической манипуляции для ослабления суверенности государства.

Вот такой неожиданный вывод из этого анализа, и такое особое положение в нашем будущем междисциплинарном словаре государственного управления для этой формулы.

Спасибо за терпение в разбирательствах столь непростых материй. И позвольте обозначить следующую тему, это «Рациональный» или «Рациональность».

Понятно, что здесь есть дихотомические связи с интуитивностью и так далее, но будем разбираться. Всего доброго.

Источник: http://rusrand.ru/tv/meaning/obschepriznannye-printsipy-i-normy-mezhdunarodnogo-prava

Studio-pravo
Добавить комментарий