§-1.1. Этапы становления и актуальные проблемы административной

1.1 Основные этапы становления и развития административной ответственности несовершеннолетних

§-1.1. Этапы становления и актуальные проблемы административной

За последние годы появилось много статей, посвященных проблемам деликвентного поведения подростков; проступкам, пьянству, наркомании и бродяжничеству и т.д.

И если в годы, предшествовавшие перестройке, обществоведы, юристы, психологи обращаясь к этой теме, всякий раз должны были делать оговорки о нетипичности этих явлений, то сейчас наблюдается другая, не менее тревожная крайность; сгущение красок и нагнетание тревоги.

Казалось бы, это не так уж страшно: внимание общества привлечено к действительно актуальным вопросам.

Но на практике высказывания о лавинообразном росте правонарушений среди несовершеннолетних оборачиваются раскручиванием механизма, выталкивающего подростков и криминогенную среду.

Здесь и массовая постановка на учет ребят, которые эпизодически или даже однажды экспериментировали с наркотическими веществами; причисление подростковых компаний по месту жительства, совершающих правонарушения, к разряду организованной преступности.

Здесь в первую очередь нужно вмешательство педагогов, а не наркологов и милиции.

Но общество не имеет институтов социальной и психологической помощи подросткам; абсолютное большинство педагогов не владеет методами коррекции поведения помимо принуждения и подчинения.

В массовом сознании распространяются убеждения, что необходимо ужесточить наказания за правонарушения, совершенные несовершеннолетними.

Существенную помощь в решении данной проблемы, несомненно может и должна оказать наука, и в частности история. Ведь в деле эффективной разработки любой научной проблемы важную роль играет изучение истории возникновения того или иного явления, определение закономерностей его развития.

В первые годы после Октябрьской революции вся система охраны прав и интересов несовершеннолетних включала социальную защиту и помощь, воспитание и обучение детей и подростков, а также предупреждение правонарушений.

Причем тогда вея профилактическая и правоохранительная деятельность была возложена и на гуманистические по своей природе ведомства: наркоматы социального обеспечения, просвещения, здравоохранения.

К несовершеннолетним правонарушителям относились не как к «морально дефективным», а как к попавшим в сложную обстановку детям и подросткам, которым надо изменить условия жизни и воспитания.

Более того, эти ведомства всячески ограждали несовершеннолетних правонарушителей от милицейских, исправительно-судебных и других административных органов. Их вмешательство считалось возможным только в исключительных случаях, при чрезвычайных обстоятельствах [30;227].

Развивая положения о гуманистическом отношении к детям, декрет Совнаркома от 14(27) января 1918г. «О комиссиях для несовершеннолетних» утвердил формирование указанных комиссий [16;227].

Деятельность комиссий для несовершеннолетних — принципиально новых учреждений в структуре государственного управления, основывалась на принципах приоритета государственных начал над общественными, воспитательных мер над карательными, профессионализма в работе.

Сосредоточивалась на четырех основных направлениях: индивидуальная воспитательная работа; устройство беспризорных в детские государственные учреждения; помещение правонарушителей в режимные воспитательные учреждения; наблюдение за поведением детей, требующих особого внимания.

Наряду с комиссиями для несовершеннолетних создавались учреждения разных типов, необходимые дли социальной защиты прав детей и подростков, и предупреждения правонарушения в их среде — детские дома, приемники-распределители, первичные и стационарные учреждения перевоспитания, социальные инспекции и др.

, что в целом постепенно вело к созданию общегосударственной системы, именуемой в научной литературе тех лет системой социально-правовой охраны детства [ 5;68]. Так, на I Всероссийском съезде деятелей по охране детства А.И. Елизарова обосновала необходимость создании детской милиции.

В ее задачи входило выявление детей, совершивших проступки, и проведение предупредительной работы, как-то: изоляция детей от жестоких родителей и опекунов, помещение подростков в распределители [29; 46-48]. Предложение получило одобрение, и распоряжением отдела охраны детства Народного Комиссариата социального обеспечения №1722/Б от 14 июня 1919г.

были созданы первые детские приемные пункты и Институт братьев и сестер социальной помощи. Приемные пункты предназначались для кратковременного содержания задержанных несовершеннолетних на срок не более трех суток. За это время собирались необходимые сведения о подростке и он возвращался в семью или комиссией по делам несовершеннолетних рассматривался вопрос об его устройстве.

Братья и сестры социальной помощи занимались попечением беспризорных детей всех категорий. Приемники (распределители) создавались в областных центрах, крупных городах и на больших узловых станциях. Были рассчитаны

100 мест, а распределители — на 50. Они разделялись на два типа: для детей от 8 до 14 лет и для подростков от 14 до 17 лет.

Именно в этих учреждениях изучалась личность подростка с целью решения вопроса о принятии необходимых мер.

Об открытии каждого приемного пункта сообщалось местным органам милиции, с тем чтобы задержанные доставлялись по возможности не в дежурную часть милиции, а в эти приемные пункты.

На I Всероссийском съезде по борьбе с дефективностью, беспризорностью и преступностью несовершеннолетних, который состоялся в июне 1920г. в Москве по инициативе отдела охраны детства Наркомпроса было внесено предложение об именовании детской милиции социальной инспекцией, что больше соответствовало функциональному предназначению этих учреждений.

Декретом Совнаркома от 23 декабря 1921г. были созданы детские социальные инспекции, что положило начало формированию системы специализированных органов профилактики правонарушений. Социальные инспекторы дежурили на улицах, площадях, вокзалах, задерживали несовершеннолетних правонарушителей, беспризорных и доставляли их в приемники и распределители [17;506].

Это были вспомогательные органы социальной инспекции, комиссии по делам несовершеннолетних и органы охраны детства районных отделов народного образования, которые входили в систему Наркомпроса.

Представляется в этой связи правильным высказанное в литературе мнение о том, что с организацией приемников и распределителей был удачно найден тип учреждений, опираясь на которые можно было незамедлительно принимать меры по изъятию несовершеннолетних из вредно влияющей среды, а затем на основе изучения их личности решать вопрос о дальнейшем устройстве [18; 12]. Следует разделить и точку зрения об обоснованности на формирования таких учреждений именно в структуре Наркомпроса как подразделений, имеющих педагогическую направленность.

Таким образом, в первые годы советской власти в труднейших условиях гражданской войны и восстановительного периода была создана наряду с сетью социального воспитания взаимодействующая с ней сеть специальных органов по предупреждению беспризорности и правонарушений несовершеннолетних.

Центральны звеном, однако, длительное время оставались комиссии для несовершеннолетних.

При комиссиях но делам несовершеннолетних в исполкомах был предусмотрен штат обследователей-воспитателей. Они имели время и возможность подробно и обстоятельно изучить условия жизни и воспитания детей и подростков-правонарушителей, чтобы в конкретном случае предложить точные и подробные рекомендации.

Все беспризорные в возрасте до 16 лет направлялись только в детские приемные пункты, подчинявшиеся наркомату просвещения, а не в милицию. В таких пунктах работали педагога и врачи, представители социальной инспекции.

Положение о детской социальной инспекции не допускало ношения какого-либо оружия, а также повязок, знаков отличия на форменной одежде. На специальных курсах они получали педагогическую подготовку по особой программе, разработанной наркоматом просвещения при участии наркомата здравоохранения [26;94].

Тогда же действовали особые комитеты помощи подросткам, освободившимся из мест заключения. В круг обязанностей инструкторов входило подыскивание заработка освобожденным, содействие им при отправке на родину.

В ведении этих комитетов находились особые общежития, где до устройства на работу и до отправки домой подростки, освободившиеся из мест заключения, обеспечивались питанием, занимались общественно полезным трудом [16;95].

Значительным шагом в развитии правовых и организационных основ системы предупреждения правонарушений несовершеннолетних стал декрет Совнаркома от 4 марта 1920г. «О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях» [18;149].

Этим декретом были упорядочены и распределены компетенции комиссий и судов, впервые сформулирована координирующая и контролирующая роль комиссий в пределах их компетенции; отражена линия на оздоровление среды, формирующей правонарушающее поведение, и определены меры правового воздействия на нее. Комиссии (несколько позже они получили название комиссий по делам несовершеннолетних (КДН)) были переданы в ведение Народного комиссариата просвещения. Таким образом, сферы социальной защиты, помощи и социального воспитания детей были объединены в одном ведомстве.

В конце 20-х годов наметилась тенденция к отходу от основных принципов борьбы с преступностью несовершеннолетних. Кроме того, ситуация в сфере социально-правовой охраны несовершеннолетних и социальной профилактики правонарушений в их среде была противоречивой.

Одновременно с отмеченными положительными изменениями в деятельности такого звена системы, как КДН, накопился ряд проблем организационного и правового характера: неукомплектованность кадрами, их низкий профессиональный уровень, неудовлетворительное материальное обеспечение, затруднения в единообразном применении законодательства и др. В совокупности эти недостатки не позволили обеспечить адекватное реагирование на все негативные проявления в подростковой среде и создали предпосылки для постепенного формирования в общественном сознании отрицательной оценки деятельности КДН.

К сожалению, к середине 30-х годов был выдвинут тезис, что социализм и детская преступность не совместимы, и подростки — правонарушители объявлялись деклассированными элементами. Система мер борьбы с несовершеннолетними правонарушителями все больше и больше стала терять педагогико-воспитательную направленность, расширялись и ужесточались наказания.

Во исполнения постановления ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних» и постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935г. [19;155].

«О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» [20;252], поставивших субъективно сформулированную задачу быстрой ликвидации детской преступности, система борьбы с правонарушениями несовершеннолетних была реорганизована: ликвидированы комиссии по делам несовершеннолетних и детские социальные инспекции (Совнарком РСФСР 17 июля 1929г.

возложил обязанности инспекции только на органы милиции) [21;547]; исправительно-воспитательные учреждения переданы из Наркомпроса в Народный комиссариат внутренних дел СССР; расширялась сеть трудовых колоний, изоляторов и приемников-распределителей для несовершеннолетних.

Уже в 1931-1933гг. именно милиция заняла главенствующую роль в задержании беспризорных.

В этот период в органах Народного комиссариата внутренних дел СССР были созданы новые структурные подразделения — комнаты привода детей, ставшие прообразом современных инспекций по делам несовершеннолетних.

Их компетенции излагалась в утвержденной приказом НКВД СССР № 116 от 28 июня 1935г. инструкции «О порядке задержания и дальнейшего направления беспризорных детей». Приказом НКВД № 1208 от 21 декабря 1940г.

названные органы были переименованы в детские комнаты милиции и определена их компетенция [22], дополненная в инструкции «О порядке изъятия органами милиции безнадзорных и беспризорных детей с улиц, общественных и других мест возможного их пребывания» (утвержденной приказом НКВД № 312 от 28 июня 1944г) [23].

Таким образом, судьбы детей были переданы в руки карательных ведомств. Принцип приоритета воспитательных мер больше не фиксировался. Прецедент устранения подсудности несовершеннолетних общими судами и полного упразднения их тюремного заключения на практике закрепить не удалось.

После ликвидации КДН никакого другого органа, в комплексе решающего задачи борьбы с беспризорностью, безнадзорностью и правонарушениями детей и подростков, создано не было, если не считать формально учрежденных отделов трудного детства в органах народного образования, которые фактически не имели ни собственных штатов, ни элементарных возможностей для борьбы с преступностью несовершеннолетних.

Обстановка, сложившаяся в период Великой Отечественной войны, буквально заставила вновь пересмотреть структуру и характер деятельности органов, занятых предупреждением правонарушений несовершеннолетних.

Расширение применения принципа замены уголовного наказания мерами воспитательного и профилактического характера обусловило создание комиссий по устройству детей, оставшихся без родителей, в задачи которых входило устройство нуждающихся в этом детей и подростков в детские дома и семьи трудящихся, их трудоустройство, оказание им материальной помощи [28;37].

Однако налом возрождения комиссий по делам несовершеннолетних следует считать конец 60-х годов. Принятые в 1958г. Основы уголовного и Основы уголовно-процессуального законодательства Союза ССР, разработка и издание на их основе кодексов предопределили существенные изменения в правовом положении несовершеннолетних.

Повышение возрастного ценза уголовной ответственности подростков; расширение перечня мер, не связанных с лишением свободы; гуманизация назначения и исполнения наказания; предоставление суду права на освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних, совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности, и возможности их исправления без применения уголовного наказания, с использованием в этом случае принудительных мер воспитательного характера поставили задачу создания органа, который смог бы объединять, координировать и контролировать всю работу по предупреждению правонарушений несовершеннолетних. Существовавшая до начала 60-х годов нормативная база комиссии по устройству детей и подростков не позволяла обеспечить решение новых задач. Существенным недостатком в работе комиссий была ограниченность их прав. Поэтому параллельно с изменением уголовного законодательства происходило последовательное расширение функций комиссий по делам несовершеннолетних, которые были созданы на основе Указа Президиума Верховного Совета УССР от

26 августа 1967г. Они задумывались законодателем как принципиально новые органы, воплотившие в себе положительные достижения бывших комиссий и вместе с тем учитывавшие новую ситуацию. Их профилактическая, правозащитная и юрисдикционная функции были дополнены организующей, координирующей и контролирующей.

В целом новое законодательство о комиссиях отражало принцип приоритета воспитательных и профилактических мер, закрепляло взаимосвязь социального воспитания, социально- правовой охраны и предупреждения правонарушений несовершеннолетних.

Источник: https://pravo.bobrodobro.ru/60517

1.3.1. Становление и развитие административного права

§-1.1. Этапы становления и актуальные проблемы административной

Административное право, предметом которого является, прежде всего, исследование государственного влияния на общественные отношения, управление общественными делами, имеет продолжительную и давнюю историю.
Проблема управления публичными делами возникала на самых ранних этапах развития цивилизации.

Так, например, в Древнем Риме, Греции и Египте значительное внимание уделяли поддержанию порядка и обеспечению лояльности граждан, благоустройству, организации и содержанию войска, сооружению дорог и каналов и т. п. Понятие «полиция» означало когда-то управление делами полиса — города-государства.

И лишь в последние три-четыре столетия это понятие становится тождественным определению специализированной службы общественного порядка и внутренней безопасности1. В пору абсолютизма управление общественными делами сосредоточивалось в руках правителя, воля которого была законом, а действия не ограничивались никакими административными предписаниями.

Предмета науки административного права, как и ее самой, еще не существовало, как не существовало сформированной системы распределения властей, а также административно-правового порядка, в рамках которого были бы установлены правовым путем субъективные права индивидуумов по отношению к государственной власти2. 1 Тихомиров Ю. А.

Курс административного права и процесса. — М., 1998. — С. 9. 2 Старилов Ю. Н. Как развивалась наука административного права в европейских странах // Журнал российского права. — 1999. — № 3-4. — С. 203—204.

Считается, что начало развития науки административного права положила наука о финансах, экономике и хозяйстве, которая возникла в Австрии и Германии в XVII в. и называлась «камералистикой». Камеральная наука, которая была в ту пору и полицейской также, разработала собственный инструментарий для изучения управления, его структуры и т. п.

В университетах начинают штудирование курса камеральных наук, в состав которых включали цикл административных и экономических дисциплин. Учение камералистов связывалось с управлением при помощи совещательных органов, которые на протяжении XVIII-XIX вв.

в Германии превращаются в министерства, коллегиальная форма управления в которых уравновешивала определенным образом централизацию политической власти1.

Первые кафедры камералистики основаны в Халле и во Франк-фурте-на-Одере.

С этого момента молодая наука получает дальнейшее развитие, благодаря чему расширяется ее предмет, в который входят все дисциплины, связанные с государственной политикой: экономическая наука, политика, полицейская наука, наука о финансах, мануфактурное дело, горное строительство и т. п.

В отличие от первоначальной, эта камералистика получает название новой, ее преподавание расширяет свою географию настолько, что в XIX в. достигает и России. В процессе развития камералистики из нее выделяются некоторые дисциплины, в частности, полицейское право, что создало базу для самостоятельного научного исследования его вопросов. Основными представителями полицейской науки того времени называют Иоганна-Генриха-Готлиба Юсти, фон Зонненфельда и Пюттера. Последний определяет место полицейской науки в системе публичного права, характеризует полицейскую власть как орган защиты общества от опасностей.

Юсти первым обосновал концепцию «учения о полиции». Термин «полиция» он определяет как совокупность мероприятий внутренней политики, имеющая целью обеспечение общественного благосостояния. С течением времени изменяются управленческие функции и отношение к их осуществлению. Новые идеи о государстве и его устройстве принесла в мир английская буржуазная революция. Томас Гоббс, а затем — Джон Локк в «Двух трактатах об управлении» подвергают критике феодально-теократическую концепцию возникновения власти короля. Формируется концепция естественного права, согласно которой каждый индивид в естественном, свободном состоянии имеет право на исполнительную власть, являющуюся, таким образом, производной от сообщества людей. В го- 1 Государственное управление: основы теории и организации / Под ред. В. А. Козбаненко. — М, 2000. — С. 67. сударстве, которое создается путем заключения общественного договора, эта власть является прерогативой специального органа. Целью осуществления власти является общий интерес. Чтобы политическая власть отвечала своему договорному назначению и не была деспотической и абсолютной силой в руках одного лица или органа, необходимо соответствующее разделение властей. Законодательная власть, в соответствии с учением Дж. Локка имеющая право издавать обязательные для всех законы, является верховной, ей подчинены другие власти. Важным моментом локковской договорной концепции государства является «доктрина законности сопротивления любым незаконным проявлениям власти»1. Законность такого сопротивления, включая право народа на восстание против деспотической власти, основывается на его суверенных полномочиях как учредителя государства. Заметным шагом в познании природы государства стало учение Шарля-Луи Монтескье, обосновавшего в известном произведении «О духе законов» идею разделения властей2. Так была заложена основа для теории разделения властей, которая и сегодня имеет громадное значение в теории административного права. В конце XVIII — начале XIX в. камеральные науки приходят в упадок именно в связи с развитием политической науки и собственно теории государственного управления, центр которой перемещается в Соединенные Штаты. В Европе в это время новый толчок в развитии снова приобретает полицейское право. По общему мнению полицеистов XVIII—XIX вв. полицейской признавалась деятельность по охране публичного и общественного порядка, личных и имущественных благ. Полицейская власть проявлялась в надзоре, профилактических мероприятиях и полицейской юрисдикции. Принципы правового государства влияют и на полицейское право, вследствие чего появляются попытки теоретического обоснования необходимости ограничения полицейской деятельности. Одна из таких попыток принадлежит фон Бергу, который в начале XIX в. перевел старое учение о полиции на принципы политико-правовых категорий, выработанные Пютте-ром и отразил это в своем семитомном труде «Справочник немецкого полицейского права» (1799-1806). Однако после установления конституционных форм правления почти во всех странах Европы и выделения исполнительной ветви власти, сфера действия полицейского права значительно расширяется. Отношения в сфере государственного управления становятся более сложными и полицейское право уже не способ- 1 Локк Д. Избранные философские произведения. — М, 1960. — Т. 2. — С. 116. 2 Монтескье Ш.-Л. О духе законов // Избр. произведения. — М, 1955. но их охватить. Это служит причиной появления нового понятия «право управления», авторство на которое принадлежит Лоренцу Штейну. Это право устанавливает принципы управления, основы применения дисциплинарного принуждения, очерчивает правовое поле таких важных институтов исполнительной власти, как правительство и армия, регулирует деятельность государственных служащих, их права и обязанности, ответственность в случае злоупотребления властью и т. п.1. Л. Штейн, а за ним и Роберт фон Моль, активно разрабатывая вопросы управленческого права, приходят к выводу о необходимости выделения из него права административного, как самостоятельной части дисциплины публичного права. Развивая административное право, Моль отдает предпочтение исследованию либеральных задач управления, доказывая необходимость учета старой полицейской наукой основ конституционализма и ограничения публичной власти принципами правового государства. Новое административное право опирается в тот период на новую кадровую профессиональную категорию — чиновничество, которая была необходимым условием эффективного становления и развития буржуазного государства. Заметный вклад в связи с этим в теорию управления внес немецкий социалист и философ Макс Вебер, первым давший систематизированный анализ государственной бюрократии и являющийся автором теории бюрократии вообще. На протяжении XIX в. появляется множество интересных научных работ по вопросам управления, в которых последовательно все более разграничиваются административное право, государственное право и наука государственного управления. В конце XIX в. в западноевропейских странах, в частности во Франции, происходит процесс становления системы административных судов, в которых можно было обжаловать незаконные действия и решения административной власти. Параллельно этому происходит бурное развитие местного самоуправления, в связи с чем разрабатываются вопросы муниципального уровня управления. Переломным моментом в становлении административного права как самостоятельной дисциплины является рубеж XIX и XX вв. И не последнюю роль в этом сыграли работы Отто Майера, который исходил из того, что основой административного права является конституционное государство. Руководствуясь пониманием правового государства, согласно которому управление связано законом и судебным контролем, 1 Вельский К. С. К вопросу о предмете административного права // Гос. и право. — 1997. — № 11. — С. 16. Майер осуществляет догматическую разработку понятий и принципов публичного права. Сформулированные им понятия субъективного публичного права, публичной собственности и публичного предприятия являются заметным вкладом в теорию административно-правовой науки. Именно Майер в конце XIX в. под влиянием французского административно-правового учения впервые создал завершенную систему общего административно-правового учения1. В Российской империи наука административного права начала формироваться в начале XIX в. как наука полицейского права. Становление и развитие полицеистики основывается на немецком научном опыте в этой области. Так, известные русские поли-цеисты второй половины XIX в. М. X. Бунге, М. М. Шпилевский, И. Е. Андреевский, В. В. Ивановский, И. Т. Тарасов и прочие были приверженцами концепции Р. фон Моля, изложенной в его фундаментальном труде «Наука о полиции». Одним из первых отечественных исследователей истории политико-правовых концепций науки полицейского права является М. М. Шпилевский. В своей работе «Полицейское право как самостоятельная область правоведения», изданном в 1875 году в Одессе, ученый уделяет внимание проблемам полицейского права Германии. М. X. Бунге (1823-1895), профессор полицейского права Киевского университета, один из первых адептов немецкого полицеиз-ма, придерживался концепции расширенного толкования полицейского права, изложенной в произведениях Роберта фон Моля. Он занимается исследованием источников полицейского права, к которым относит не только законы, но и подзаконные акты, акты органов исполнительной власти, одним из первых обосновывает понятие субъектов полицейского права. В свою очередь, И. Т. Тарасов, профессор Московского университета, был одним из первых, кто обосновал разделение предметов полицейского и административного права. По его мнению, регламентация общественных отношений, не связанных с деятельностью полиции, может быть предметом самостоятельной науки административного права. Среди теоретических проблем курса полицейского права основное внимание уделено соотношению властных полномочий полиции: распорядительной деятельности и средствам государственного принуждения. В своем труде «Очерк науки полицейского права» (1897), кроме вопросов материального права, ученым анализируются также процессуальные аспекты полицейского и административного права, в частности деятель- 1 Старилов Ю. Н. Как развивалась наука административного права в европейских странах // Журнал российского права. — 1999. ¦— № 3/4. — 3. 212. ность административных судов. Неординарность, нестандартность научных исследований И. Т. Тарасова подтверждается его обращением к таким проблемам отечественной науки административного права, которые еще не анализировались, например, исследованию проблемы пределов государственного влияния в сферах публично-правовых отношений и частного права1. А. Я. Антонович (1848-?), профессор юридического факультета университета Святого Владимира в Киеве, специалист по политической экономии и полицейскому праву, полицейское право определял как науку, изучающую правовую основу хозяйственного влияния со стороны общества и государства для сохранения и развития народного блага»2. К задачам этой науки он относит исследование всех хозяйственных норм, направленных на охрану существующего благосостояния, то есть предупреждение и прекращение действий, которые могут нарушить благосостояние, а также исследование всех норм с целью надлежащего содействия дальнейшему развитию народного блага. Полицейское право, по мнению ученого, является необходимым дополнением политической экономии. Среди полицеистов конца XIX в. — приверженцев немецкой школы полицейского права — нельзя не назвать профессора Санкт-Петербургского университета И. Е. Андреевского (1831-1891), изложившего свою концепцию полицеистики в фундаментальном труде «Полицейское право». Определенное внимание И. Е. Андреевский уделяет генезису полицейского права, в становлении которого различает три этапа. Первый — античный и раннефеодальный (до начала XIII в.), когда формируются властные органы, деятельность которых еще очень несовершенна. Второй период развития полицеистики (XIII-XVIII вв.) характеризуется становлением органов государственного принуждения, обеспечивающих общественную безопасность, развитием правовых основ их деятельности (полицейского законодательства) и как следствие — постепенным ограничением неправовых методов государственного принуждения. И, наконец, третий этап знаменует формирование и развитие специализированных органов исполнительной власти. В этот период появляются «полицейские государства», к которым ученый относит, прежде всего, послереволюционную Францию. Совершенствование системы охраны общественного порядка в России, в частности, создание превентивной системы, И. Е. Андреевский связывает с совершенствованием функций правоохранительных органов Министерства полиции, а затем — Министер- 1 Агапов А. Б. Учебник административного права. — М, 1999. — С. 58. 2 Зерцало: Журнал юридической библиографии. — М.: Зерцало, 1997. — Вып. 2. — С. 10. ства внутренних дел, которое объединяет полномочия по предупреждению и прекращению правонарушений. Учение И. Е. Андреевского основано на исследовании публично-правовых учреждений, их природы, функций, недостатков и преимуществ. По политическим взглядам он — либерал, приверженец идеи правового государства. Характерным для учения И. Е. Андреевского является разделение деятельности полиции на обеспечивающую безопасность (полицию безопасности) и обеспечивающую благосостояние (полиция благосостояния). Концепция полиции безопасности базируется на противопоставлении факторов, основывающихся на воле человека и от нее не зависящих (чрезвычайные обстоятельства разного характера). Но и первые, и вторые служат причиной отрицательного влияния на публичный интерес. Полиция благосостояния имеет целью создание социально-правовых гарантий духовного развития народа, она является право-реализующим фактором общегосударственной социальной политики. Основным методом влияния правоохранительных органов является государственная разрешительная политика. По мнению ученого, государственное влияние не может быть одинаковым для разных областей и зависит от традиций и публичного интереса. Таким образом, И. Е. Андреевский вместе с правительственной полицейской деятельностью рассматривает также общественную полицейскую деятельность1. Концепция полицеистики И. Е. Андреевского отрицает противопоставление Общей и Особенной частей учебного курса. Теоретические дефиниции действующего права рассматриваются им в единстве их практического осуществления. Еще одним из ученых-полицеистов того времени был М. М. Белявский (1869-?), который в своих произведениях высказывает мнение о том, что современное состояние общественной жизни предусматривает повышение роли государства в управлении2. Профессор В. В. Ивановский, — один из известных полицеис-тов конца XIX — начала XX в, обосновал принцип единства концепций полицейского и административного права. Административное право включает право внутреннего управления и полицейское право, предметом которого он считает изучение законов и подзаконных актов, регламентирующих мероприятия для создания безопасности и благосостояния3. В 1904 г. выходит его труд «Учебник административного права: Полицейское право. Право внутреннего управления». Учебник состоит из Общей и 1 Зерцало: Журнал юридической библиографии. — М.: Зерцало, 1997. — Вып. 1. — С. 86. 2 Там же. — М.: Зерцало, 1999. — Вып. 4. — С. 28. 3 Агапов А. Б. Учебник административного права. — М, 1999. — С. 67. Особенной частей, выделение которых становится уже традиционным, причем почти все внимание автором уделено Особенной части. Впервые в отечественной науке В. В. Ивановским обосновано не только становление новой области административного права, но и сделана попытка разработки методологии административно-правовой науки. Автор, в частности, выделяет группу общих методов и среди них — метод классификации, историко-срав-нительный, юридический. Определенное внимание в его произведениях уделено организации государственной службы. Эти и прочие вопросы ученый раскрывает в произведении «Русское государственное право. Т. 1. Верховная власть и ее органы (Вып. 7. Государственная служба)» (1895—1898). Вопреки определенной оригинальности, концепция В. В. Ивановского не раскрывает специфики административного права, его институтов, рассматривая их как составную часть науки государственного права. В целом можно констатировать, что в Российской империи, частью которой была и Украина, в начале XX в. сложились два основных направления, две школы в научном обосновании административного права как самостоятельной отрасли.

Еще на протяжении продолжительного времени административное право будет рассматриваться учеными как составная часть права государственного или же теории права вообще. Основанием такого подхода была идея неразрывности права, деления его лишь на публичное и частное.

Источник: С. В. Кивалов. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО УКРАИНЫ. 2004

Источник: https://jurisprudence.club/administrativnoe-uchebnik/131-stanovlenie-razvitie-administrativnogo.html

Studio-pravo
Добавить комментарий